Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеДопуск кандидатовМосква05 сентября 2019, 09:59
Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России
Источник: https://m.academ.info

Представители МГИК и ЦИК продолжают уверять всех, что регистрация на выборах в Мосгордуму прошла правильно и по закону. А мы находим все больше аргументов в пользу гипотез о том, что одним кандидатам забраковали настоящие подписи, а у других подписи и другие документы проверяли весьма халтурно.

Но при этом у меня накопилось много вопросов, ответа на которые пока нет. А ответы хотелось бы получить. В первую очередь от МГИК и ЦИК, но также ото всех, кто владеет соответствующей информацией.

1. Проверка почерковедами

Здесь у меня четыре вопроса, которые я уже не раз задавал.

  • 1. Могут ли эксперты ознакомиться с методикой, на основании которой почерковеды проверяют подписные листы (о которой, в частности, говорила Жижина на заседании ЦИК)?
  • 2. Существует ли норматив: сколько подписей можно проверить за определенное время? Известно ли, сколько почерковедов проверяли подписи в ОИК и сколько времени они на это затратили?
  • 3. Какова степень совпадения в результатах проверки у почерковедов в ОИК и почерковедов в ЦИК? Желательно по каждому из 13 кандидатов, жалобы которых дошли до рабочей группы ЦИК. Или хотя бы по наиболее резонансным жалобам.
  • 4. Какой длины были «цепочки» дат, выявленные почерковедами? Сколько среди них «цепочек» из двух дат? Желательно по каждому из 13 кандидатов, жалобы которых дошли до рабочей группы ЦИК. Или хотя бы по наиболее резонансным жалобам.

2. Проверка по регистру избирателей и базе данных МВД

Здесь у меня две группы вопросов. Первая основана на информации, полученной от Андрея Бузина (она есть и в его статье в «Троицком варианте»). Он отметил, что при проверке подписей за Илью Яшина по регистру избирателей было выявлено 734 сомнительных подписей, но МВД нашло несоответствия только у 232 из них.

Есть также некоторые данные из судебных дел. Так, в решении Мосгорсуда по делу об отмене решения о регистрации П.С.Федорова (дело № 3а-4321/2019) утверждается, что в МВД был направлен запрос в отношении 186 избирателей, однако, «по данным ГУ МВД России по Москве наличие расхождений не подтвердилось». Однако в другом случае (по делу об отмене решения о регистрации Т.В.Гордиенко, дело № 3а-4388/2019) отмечается, что был направлен запрос в отношении 146 избирателей, из них несоответствия выявлены у 135.

Очевидно, что ситуация с Яшиным и Федоровым ненормальная. 

  • В чем причина столь сильных расхождений между количеством подписей, сочтенных сомнительными на основании регистра избирателей и признанных недействительными на основании базы данных МВД? Низкое качество регистра избирателей, или пристрастный подход рабочей группы ОИК?

Хотелось бы и по другим кандидатам (в том числе зарегистрированным) увидеть статистику: сколько было подписей в запросе в МВД и сколько подписей забраковало МВД.

Вторая группа вопросов связана с предположением, что у многих зарегистрированных кандидатов по регистру были проверена меньшая часть подписей. Так, О.М. Шереметьев, подававший иск об отмене решения о регистрации И.А. Назаровой, в ФБ отмечал, что в суде была предъявлена «Справка о проверке сведений, содержащихся в подписных листах, с использованием ГАС «Выборы»», в которой после слов «Результаты проверки сведений» шла таблица на 169 человек.

  • Есть ли такая же информация по другим кандидатам? Или, напротив, есть ли доказательства, что по регистру проверялись все подписи?

3. «Мертвые души»

Представители МГИК и ЦИК, а также СМИ уделяют много внимания наличию в подписных листах кандидатов людей, умерших до начала сбора подписей. И это не случайно. Наличие таких «мертвых душ» – явный признак фальсификации.

В пресс-релизе МГИК от 03.08.2019 сказано, что из 49 кандидатов, которым отказано по причине недостаточного количества достоверных подписей, у 22 кандидатов обнаружено 339 подписей умерших людей. Однако при этом не говорилось, у кого сколько.

По данным Сергея Пархоменко, из 344 подписей умерших людей наибольшее число (174) у Александра Загороднева, далее идут Иван Кульнев (60), Кирилл Гончаров (46) и Владимир Родионов (35). То есть в этой четверке только один оппозиционер – Гончаров. Также по его данным у Геннадия Гудкова таких подписей 5, у Любови Соболь – 4, у Ивана Жданова – 3, у Константинаса Янкаускаса – 2, у Дмитрия Гудкова – 2, у Анастасии Брюхановой – 1.

По моим записям с заседаний рабочей группы ЦИК у Константина Лисицы 14 умерших, у Юлии Серебрянской – 13, у Александра Руденко – 3, у Дмитрия Гудкова – 2 (как и по данным Пархоменко), у Любови Соболь – 6 (тут мои данные с Пархоменко немного расходятся).

В сумме получается то ли 362, то ли 364, то есть больше, чем 339 и 344. А кандидатов перечислено только 13. Но даже если кого-то не учли, ясно, что у них единицы. Хотя, конечно, хотелось бы иметь более точные данные.

  • Но вот вопрос, который не может не возникнуть: правильно ли я понимаю, что у Андрея Бабушкина, Юлии Галяминой, Елены Русаковой и Ильи Яшина вообще не найдено «мертвых душ»?

Второй аспект. Объяснение появлению «мертвых душ» со стороны представителей Дмитрия Гудкова. Данные об избирателе заполнялись на основании поддельных ксерокопий паспорта. И на этих поддельных ксерокопиях паспорта стоял другой год рождения. То же самое Соболь написала Пархоменко, только она утверждала, что у провокаторов были поддельные паспорта, «потому что сборщикам подписей за Соболь точно было запрещено собирать подписи под ксерокопии паспорта или по фотографии паспорта в телефоне». Но вот насчет поддельных паспортов я все-таки не верю, скорее всего, сборщики таки нарушали запрет и заполняли листы по ксерокопиям.

Главное же то, что насчет изменения даты – это признал и Валентин Горбунов в своим нашумевшем интервью – там он прямо говорит, что у одной из умерших 1932 год рождения был заменен на 1997-й.

Но тут уж, извините. Любой, кто хоть немного разбирается в выборах (в том числе и Горбунов, если он не совсем деградировал – я-то его помню вполне хватким по этой части), должен понимать, что фальсификаторы подписей так не делают – они себе не враги. Если они знают, что избиратель умер, они его подпись подделывать не будут. А уж менять год рождения – это прямой путь к признанию подписи недействительной.

Год рождения могли менять только провокаторы, и я в словах Горбунова вижу подтверждение версии о провокаторах.

  • И в связи с этим – вопрос. Сколько нашли «мертвых душ» и у кого с измененным годом рождения?

И третий аспект. Из пресс-релиза вытекает, что 339 «мертвых душ» – это у тех, кому отказали в регистрации. Но ведь такие могли быть и у тех, кого зарегистрировали. Уверенность в этом вытекает из знакомства с судебными делами. Так в деле об оспаривании решения о регистрации С.В. Малахова (№3а-4359/2019) отмечено, что, в соответствии со справкой МВД, в его подписных листах есть один умерший избиратель. К сожалению, это единственное судебное решение, где я увидел описание содержания справки МВД.

  • В связи с этим хотелось бы получить информацию: сколько умерших избирателей было найдено в подписных листах зарегистрированных кандидатов?

4. Президентские справки

Знакомясь с избирательными спорами в разных регионах, неизбежно натыкаешься на случаи отказов в регистрации или отмен регистрации из-за того, что не все графы заполнены в так называемых президентских справках – об отсутствии недвижимого имущества и обязательств имущественного характера за пределами территории РФ. Причем чаще всего не заполненным словом «отсутствует» оказывается четвертый раздел.

Тут сразу возникает предположение, что дело не только в неграмотности кандидатов и их юристов. И в подтверждении этому некоторые юристы прямо объясняли, что в форме есть слова «указывается при наличии», поэтому они графу и не заполняли. Но в данном случае я не берусь обсуждать, кто правильно понимает закон, я лишь обращаю внимание на массовость этого нарушения (или «нарушения»).

Если я правильно понял, московские ОИКи при проверке документов кандидатов то ли не обращали внимание на отсутствие нужного слова в четвертом разделе справки, то ли не считали это нарушением. Если я ошибаюсь, пожалуйста, обратите мое внимание на такие решения ОИК.

А потом началось… Двух кандидатов сняли за это по искам соперников (снятие одного, Т.Р. Абушаева,  уже подтвердил Верховный Суд; дело о снятии С.С. Цукасова сейчас слушается в Верховном Суде). А потом МГИК стала проверять справки у тех, кто подал им жалобы, и нашла такие же нарушения как минимум у шести кандидатов.

Думаете, этими восемью кандидатами число «нарушителей» исчерпывается? У большинства зарегистрированных, судя по всему, не проверяли. Но вот в судебном деле об оспаривании решения о регистрации В.В. Рязанова (№ 3а-4361/2019) есть замечательный момент: «Административный истец Васильев С.И. и его представитель Лебедев А.В. … указали дополнительно, что … в представленных им справках об отсутствии недвижимого имущества и обязательств имущественного характера за пределами территории Российской Федерации не заполнен четвертый раздел». На это суд отреагировал таким образом: «Судом учитывается, что в рамках данного административного дела подлежат проверке доводы административного истца, заявленные в пределах пресекательного 10 дневного срока, … в связи с чем доводы, дополнительно указанные истцом в поданном 31.07.2019 г. заявлении, проверке не подлежат».

Иными словами, из данного решения можно понять, что и у В.В. Рязанова то же самое нарушение.

  • Остается только выяснить, у скольких зарегистрированных кандидатов также не заполнен четвертый раздел президентской справки? 

Увы, скорее всего, на этот вопрос сейчас никто не сможет дать ответ.

5. Ошибки нотариуса

На одном из заседаний ЦИК прозвучало, что нотариус, заверявший список сборщиков Елены Русаковой, из-за которого она фактически получила отказ в регистрации, заверял списки сборщиков и у ряда других кандидатов, получивших отказы, и допустил по отношению к ним такие же нарушения, но ЦИК не стала уже к этому придираться.

В связи с этим возникает подозрение, что аналогичные то ошибки (нарушения) нотариуса были не только у кандидатов, получивших отказы, но и у зарегистрированных кандидатов.

Вот с этим тоже следовало бы разобраться.

6. Интересные факты из судебных решений

В своих исках об отмене решений о регистрации соперников кандидаты (в основном от КПРФ) обращали внимание на действительные или мнимые нарушения в подписных листах и иных документах зарегистрированных кандидатов. Полный анализ таких дел требует немалого времени.

Здесь я хочу отметить только иск об отмене решения о регистрации А.А. Тарасова (дело №3а-4437/2019). Вот два фрагмента из судебного решения (к сожалению, в текстах решений многое зашифровано, причем без необходимости):

1) «отсутствие в сведениях о месте проживания сборщика подписей ***улицы и дома не препятствует его однозначному восприятию с учетом фактических особенностей места жительства лица, осуществлявшего сбор подписей избирателей».

Вообще говоря, довольно странно, когда отсутствие улицы и дома не препятствуют однозначному восприятию адреса. Хотя я знаю такие случаи: например, в Зеленограде. Если бы в судебном решении было прямо сказано, что в адресе сборщика в принципе нет улицы и дома, это было бы понятно. В данном же тексте остается загадка.

2) «В ходе исследования подписных листов, заверенных сборщиком подписей ***, судом установлено, что в большинстве подписных листов указано отчество сборщика «***», что соответствует удостоверительной надписи нотариуса, лишь в нескольких подписных листах указано отчество «***». При таких обстоятельствах, учитывая, что все сомнения трактуются в пользу кандидата,   приведенные обстоятельства не свидетельствуют о недостоверности сведений о лице, осуществлявшем сбор подписей избирателей».

Конечно, без конкретного указания, в чем различия в написании отчества, трудно понять, насколько серьезен отмеченный факт. Скажем, отчества «Геннадиевич» и «Геннадьевич» можно посчитать одним и тем же. Однако, насколько я понимаю, чаще всего избиркомы и суды очень строго относятся к таким различиям.

Таким образом, в отношении этого дела хотелось бы точнее узнать обстоятельства, зашифрованные судом.

А в целом хотелось бы получить больше сведений о применении двойных стандартов в отношении разных кандидатов.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Допуск кандидатов»
МнениеДопуск кандидатов2 месяца назад
Без них партия власти могла лишиться большинства в Мосгордуме
МнениеДопуск кандидатов2 месяца назад
Институт права и публичной политики представляет интересы незарегистрированного кандидата Анастасии Брюхановой
НовостьДопуск кандидатов2 месяца назад
Москвич дошел до суда, чтобы подтвердить свою подпись за кандидата на выборах в Мосгордуму
Избирком считает, что экспертам виднее
МнениеДопуск кандидатов2 месяца назад
Кандидатов на пост мэра Рязани не зарегистрировали из-за неверно заполненной справки об аккаунтах в соцсетях
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчествомесяц назад
Коротко о том, что считает необходимым сделать Экспертно-консультационная группа при главе Центризбиркома
МнениеЗаконотворчествомесяц назад
Комментарии после просмотра трансляции
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Итоги голосования на выборах в Мосгордуму показали: система регистрации по подписям неадекватна
МнениеИнновации2 месяца назад
Насколько популярны электоральные новшества среди избирателей