Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеРеспублика Алтай21 июня 2019, 12:00
Станислав Шевченко
Участник движения «Голос» в Новосибирской области

Довелось мне провести пару дней в селе Турочак на Алтае. Прекрасная природа, горы, реки, кедр и, конечно, милые сельские выборы. Главу села выбирали.

Война с баннером

Выборы главы шли непросто. Из желающих стать хозяином Турочака можно было составить маленькую очередь. Ни много ни мало — семь кандидатов. Каждый столб в селе был залеплен листовками. В соцсетях шла агитация, взаимные обвинения и немного компромата, куда уж без этого.

А за час до наступления дня тишины, один из участников предвыборной гонки, кандидат-самовыдвиженец Михаил Кузнецов «смекалочку проявил». На дороге, ведущей к зданию, где проходило голосование он повесил два своих баннера. По одному с каждой стороны от здания. Теперь, откуда бы не появился избиратель, он обязательно проходил мимо рекламы Кузнецова.

Разумеется, такое положение дел совершенно не понравилось соперникам. Поэтому другой кандидат-самовыдвиженец Клим Калугин развернул кампанию против баннера. 

Суббота была потрачена на запросы в различные инстанции: ТИК, прокуратура, полиция. Избирательная комиссия легко открестилась от баннеров. Висят за 50 метров от УИК. Повешены до дня тишины. Все по закону, мы ничего сделать не можем. Полиция с прокуратурой тоже не проявили никакой активности. 

К воскресенью, после консультаций со всевозможными юристами и политтехнологами штаб Калугина попробовал избавиться от агитации через собственника опор, на которых висел баннер. Но в выходные дни компания не работает. Аналогично вышло и с собственником дороги, над которой висел баннер.

Ближе к обеду дня голосования, некая светлая голова нашла решение. Статья 14.37 КоАП: «Нарушение требований к установке и (или) эксплуатации рекламной конструкции». Вызвали наряд полиции, который зафиксировал высоту баннера и постановил: «Висит низенько, проедет грузовик и быть аварии». И благо владелец баннера Кузнецов был рядом (в селе вообще все близко), его пригласили в полицейскую машину для составления протокола.

Полицейским пришлось постараться, чтобы измерить высоту

Казалось бы все, победа. Однако снимать баннер полиция отказалась. Пусть снимает тот, кто повесил, сказали напоследок полицейские и удалились. А баннер остался висеть до самого конца голосования.

В итоге кандидат Кузнецов стал новым главой села, а кандидат Калугин занял второе место. А меня не покидала мысль, почему никому из конкурентов не пришло простое решение, взять нож и просто срезать незаконную конструкцию.

Грамотность комиссии

Ошибки есть у всех, так уж устроены люди. И члены избирательных комиссий не исключение. Но, вот по моему личному мнению, грамотная комиссия это не та, что не ошибается, а та, что исправляет ошибки.

Голосование проходит в сельском доме творчества. В зале для дискотеки разместился УИК 97. Рядом за стенкой находится кинозал, кресла в котором были обновлены по какому-то там партийному проекту «Единой России», о чем пафосно сообщали две таблички, закрепленные скотчем на двери.

Наблюдение было. Но не всегда качественно

Тут надо сделать маленькое отступление. В выборах главы Турочака единоросы решили не участвовать. Но в республике уже вовсю идет кампания по выбору губернатора, в которой участвует кандидат от «Единой России». А это значит, что ЕР является участником избирательного процесса. И в здании, где проходило голосование запрещено размещать агитационные материалы этой партии. Собственно, статьи 48.2 и 54.6 федерального закона.

Довел эту информацию до председателя УИК. Немного поразмыслив, она согласилась со мной и реклама ЕР удалилась с глаз долой. 

В соседнем УИК № 98 ситуация чуть-чуть сложнее. Во-первых, «Единая Россия» там упоминается в цитате Путина. Во-вторых, напечатана на огромном баннере и висит на высоте 4-5 метров над головой председателя. 

Провел переговоры. Председатель ссылалась на то, что ТИК не считает данную конструкцию агитацией. Вызвали представителя территориальной избирательной комиссии. Я привел все свои аргументы и, о чудо, слышу в ответ: «Сейчас все исправим».

Это было непросто, но они сняли баннер с цитатой

Понятное дело, что в республике может быть еще куча УИКов, где также незатейливо висит незаконная агитация. Поэтому на следующий день я зашел в Избирательную комиссию Республики Алтай. Не в смысле жаловаться на сельские УИКи, а с целью, чтобы вышестоящая комиссия оперативно проинформировала нижестоящие на предмет устранения такой не агитации.

Здание Государственного собрания, мраморные лестницы, большие кабинеты, серьезные люди. Секретарь избирательной комиссии Дмитрий Черкасов внимательно меня выслушал: и про закон, и про статьи, и про все остальное. А потом минут 10 оправдывался, доказывая, что никакого нарушения в размещении политической агитации на УИКах нет. 

Я же вот что думаю. Может вместо этих, наверное, работающих за немалые деньги, членов республиканской ИК поставить любого сельского председателя УИК? Такое чувство, что толку будет больше.

617 избирателей

УИК № 99 был расположен в селе Каяшкан. Маленькое, богом и властями, забытое село. Связи нет. Света нет. УИК расположен в полуразвалившемся здании. На входе в УИК лужа. 

Статья 61 пункт 12. При оборудовании помещения для голосования должны обеспечиваться предусмотренные законом РФ условия для беспрепятственного доступа к данному помещению избирателей

са. Из ТИКа привозят генератор, но без топлива. Смех и грех в одном флаконе. Представитель ТИКа убалтывает местного мчсовца слить три литра горючего, обещая потом помочь грамотно списать топливо. В общем, обычный сельский кошмар. А комиссия полна позитива: «Мы привыкли уже». Собирались на крылечке, шутили, рассказывали истории. И Павел Петрович, тот, что привез из ТИКа генератор, поделился воспоминаниями.


В советские времена комиссии не за деньги работали. Работали за пельмени и водку, но на совесть. Надо было явку сделать 100%, вот и делали. 

«И вот, — рассказывает Павел Петрович, — на очередных выборах сидим, считаем бюллетени. По списку должно быть 617 избирателей, а по факту 616 бюллетеней. То есть одного нет. И так считаем, и эдак, и пересчитываем, все одно — нет бюллетеня. Что делать? Решаем, да черт с ним, давай бюллетень заполним сами и докинем. Так и сделали. Выпили на радостях и поехали сдавать документы.

Приезжаем. Дама, проверяющая документы, подошла к работе тщательно. И проверила список избирателей. И тут-то и выяснилось, что за 313 избирателем сразу идет 315. То есть одного пропустили. Вот он потерянный бюллетень. А что делать, мы же его уже заполнили?

Начальство и говорит: “Бери ручку и записывай избирателя в список. Иванова Ивана Ивановича”. Мы и записали 617-го избирателя. Сдали документы. И пошли в соседнюю комнату есть пельмени и пить коньяк». 

А вы говорите наблюдатели.


Станислав Шевченко: другие материалы автора
Мнение3 месяца назад
26 мая в Алтайском крае зафиксирована как минимум одна оплеуха и один увесистый пинок «Единой России»
Мнение4 месяца назад
Как выбирали совет депутатов поселка Памяти 13 Борцов, что в Красноярском крае
Мнение5 месяцев назад
Как в Шелаболихинском районе Алтайского края сменили власть
Мнение9 месяцев назад
Репортаж с выборов Каменского сельсовета Новосибирской области