Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Новость18 March 2019, 12:58

К годовщине президентских выборов движение «Голос» получило ответ на сообщение о фальсификациях в Кемеровской области во время выборов 18 марта 2018. Там волонтеры обнаружили накрутку явки на 17% и другие нарушения. Как отреагировали правоохранители и каков шанс доказать фальсификации на выборах с помощью камер? Напоминаем предысторию вопроса и показываем на конкретном примере.

Откуда взялись камеры на избирательных участках

Идея ввести видеонаблюдение на избирательных участках принадлежит Владимиру Путину, годовщина президентства которого приходится как раз на 18 марта. Еще в должности премьер-министра, в 2012 году, он предложил прорывную технологию. Польза видеонаблюдения ни у кого не вызывала сомнений, несмотря на ценник в 13 млрд рублей из бюджета и дополнительные 7 млрд «Ростелекома», рассчитанные на 183 тысячи камер. 

Стоит оговориться, что финансирование проекта спустя несколько лет повесили на регионы, таким образом сократив число камер, а процесс получения записей сам по себе стал квестом для активистов. Записи с избирательного участка могут получить не все желающие, а только те, кто на нем голосовал. Бывали и отказы.

«Результаты наблюдения несколько ошеломили лиц, принимавших решение, после чего в течение четырех лет видеонаблюдение было в опале; видеокамеры были демонтированы и лежали на складах „Ростелекома“. С приходом в ЦИК Эллы Памфиловой ситуация поменялась к лучшему: видеокамеры применялись на многих избирательных участках в единый день голосования в 2016 и 2017 года, а также примерно на 45 тысячах избирательных участков на выборах президента в 2018 году. Затраты на видеокамеры на выборах президента составили по официальным данным около 3 млрд рублей», — напоминает сопредседатель движения «Голос» Андрей Бузин.

Что показали записи, которые изучили волонтеры

В 2019 году волонтеры и участники движения «Голос» изучили записи видео с 316 избирательных участков в 22 регионах. Активисты записали официальную видеотрансляцию в день голосования и проанализировали увиденное. Существует отчет, наглядно представляющий масштаб фальсификаций и нарушений процедур на выборах президента России в Краснодарском крае, Дагестане, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. На общем фоне выделяется Кемеровская область, где активисты изучили больше всего избирательных участков — 150 из 1750 (8,5%). 

На этих 150 УИКах в Кемеровской области проголосовали 189 256 человек. Это официальные данные. А по результатам подсчета видеонаблюдателей — 147 217 человек, то есть на 42 039 человек меньше. Анализ показал, что вместо 81% на участки реально пришли 64% избирателей. 

Волонтерам удалось собрать и подтвердить информацию о расхождении данных в протоколах и на видео с 96 избирательных участков. Движение «Голос» направило ее в Следственное управление Следственного комитета по Кемеровской области. Активисты просили следователей разобраться в причинах расхождения, возбудить дела о фальсификациях на выборах или незаконной выдаче бюллетеней, установить и привлечь к ответственности виновных. 

Ответ Следственного комитета

Однако не так давно «Голос» получил ответ от правоохранителей. В нем говорится, что Следственный комитет проанализировал информацию и пришел к выводу, что она «основана на предположениях и не содержит конкретных сведений об обстоятельствах, указывающих на признаки фальсификации итогов голосования». То есть оснований для проведения процессуальной проверки нет. Также следствие ссылается на то, что избирательная комиссия Кемеровской области не зафиксировала никаких нарушений в ходе выборов президента 18 марта 2018 года на указанных участках. 

Стоит обратить внимание, что продолжительность записи с одного участка минимум 15 часов, то есть активисты отсмотрели 2250 часов официального видео с выборов (это почти 94 дня, или более трех месяцев) только в Кемеровской области. При этом мы не берем в расчет, что иногда требовалось оценить происходящее на участке с двух камер, а также просматривать запись повторно.

Что делать дальше

Активист Азат Габдульвалеев, который лично изучил 82 часа видео, подчеркивает, что вывод о нарушениях основывался на расхождениях визуально подсчитанной явки с официальными протоколами. «То есть речь идет не о каких-то ярких зрелищных моментах, а обо всей совокупности данных. Поведение следственного комитета вполне типично. Его можно охарактеризовать только одним словом — саботаж. О причинах можно только догадываться. Вероятно, действуют негласные установки исходящие от самых высокопоставленных должностных лиц, но достоверно здесь ничего неизвестно. Этот тип дел категорически не расследуется практически никогда», — резюмировал собеседник.

С ним согласен и сопредседатель «Голоса» Андрей Бузин. «Чего не хватает правоохранителям? Политической воли! Потому что видео часто используют в качестве доказательства — камеры стоят и в метро, и на вокзалах. Есть прецедент, когда капитана корабля наказали за перегруз на основании записи с видеокамер. Но ведь следственный комитет даже не запросил официальное видео в ЦИК, они именно это должны делать. Более того, есть все основания для возбуждения административного производства в связи с нарушением процедуры подсчета голосов. Но и этого не произошло. Есть ещё один момент, пересчёт голосов может потребовать вскрытия пакетов с бюллетенями, которые обычно хранится в помещениях, относящихся к структурам, заинтересованным в фальсификациях», — поясняет эксперт.

Чтобы сдвинуть расследование с мертвой точки, «Голос» считает необходимым решить три задачи.

 «Во-первых, перевести преступления в избирательной сфере из разрядов небольшой и средней тяжести в разряд тяжких преступлений, что даст правоохранителям больше полномочий проводить полноценные расследования. Во-вторых, совместными усилиями правоохранителей, избиркомов и экспертов разработать методические указания о специфике расследования электоральных преступлений, сбора и оценки доказательств. В-третьих, президенту необходимо поручить руководству правоохранительных органов брать расследование фальсификаций под личный контроль, обратив внимание на характер высокой общественной опасности этих преступлений, посягающих на основы демократического устройства нашей страны. Это необходимо, чтобы выявить всю цепочку преступников и довести дело до суда», — заявил сопредседатель движения «Голос» Григорий Мельконьянц.

donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.




Читайте также: