Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение06 марта 2019, 13:03
Олег Реут
Политолог, эксперт «Голоса»
Фото: Общественная палата города Москвы

Именно эти противоречивые чувства преследовали автора данного материала на протяжении двух с половиной часов трансляции тематического заседания секции «Гражданское общество», организованной в рамках IX Московского гражданского форума.

Тематическое заседание было полностью посвящено вопросам проведения эксперимента по электронному голосованию на выборах депутатов Московской городской думы в ЕДГ-2019. Его модератором выступил руководитель теперь уже постоянно действующего Общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве Алексей Венедиктов.

Стоит признать, что за исключением его самого и четырёх других участников, расположившихся в глубоких белых креслах президиума, ни один выступающий однозначно не поддержал поспешно вводимую практику Интернет-голосования. Венедиктов реферировал к успешному опыту организации наблюдения за голосованием вне помещения избирательного участка, выражал готовность стать пионером Интернет-голосования на блокчейне и в какой-то момент даже… пригласил хакеров потестить до сих пор не представленную систему.

Если цитировать ТАСС, то дословно так и прозвучало:

«Если система электронного голосования в Москве будет создана, то на этапе тестирования мы готовы объявить вознаграждение для хакеров, которые смогут её взломать».

Сразу представилось, как во всех «Кванториумах», «Точках кипения» и «Сириусах» от Калининграда до Владивостока на досках объявлений появляется сообщение, начинающееся словами «Хотите хакнуть новую систему голосования и получить миллион долларов на стартап?», а московский избирком проводит заседание, на котором принимает судьбоносное решение внести 65 800 000 рублей бюджетных средств на спецсчёт сомнительного конкурса.

Если же говорить серьёзно, то уровень обсуждения на тематическом заседании однозначно указывал, что подавляющее большинство присутствующих не имеют даже минимально необходимого уровня компетенций для профессионального обсуждения проблемы кибербезопасности московских выборов. Некоторые из выступавших (и Венедиктов был в их числе) прямо высказывались в том плане, что абсолютно не понимают «технической» стороны голосования.

Но при этом, к искреннему сожалению, они не понимают и того, как функционирует международное хакерское сообщество. Именно здесь проявляется крайне принципиальный момент. Переводя выборы в Интернет-формат (даже при сохраняющемся режиме голосования «на бумаге»), организаторы, вероятно, сами того не ведая, расширяют количество участников электорального процесса.

К избирателям, кандидатам, субъектам их выдвижения, членам УИКов и ТИКов, наблюдателям неожиданно добавляются электоральные хакеры (а ещё разработчики, программисты, провайдеры услуг доступа, операторы мобильного Интернета, администраторы порталов, собственники серверов, сотрудники лабораторий киберзащиты и т.д.). Это происходит не в связи с «естественным» изменением законодательства или какими-то решениями, направленными на повышение или снижение уровня доверия. Это происходит потому, что само голосование, учёт и подсчёт голосов протекает в абсолютно новой среде. Интернет функционирует по своим правилам, часть которых определяется действиями акторов, находящихся в тёмно-серой области спектра общественно-политических действий.

Все попытки Венедиктова кооптировать участников электорального процесса принять участие в повышении безопасности создаваемой системы («Направьте своих специалистов на электронные УИКи, направьте их наблюдателями») вызывают умиление.

Одной из проекций феномена Интернет-голосования является то, что хакерские коллективы далеко не всегда выступают контракторами, наёмными исполнителями воли заказчиков, т.е. тех, кто действует в интересах отдельных политических игроков (в рассматриваемом случае, например, кандидатов). В мире существуют и всё больше заявляют о себе абсолютно самостоятельные группы, которые, в отличие от хакеров в погонах, пригожинских IT-специалистов и сотрудников киберкомандования ВС заморских недоброжелателей, имеют практически невыявляемую и склонную к постоянным изменениям систему целеполагания.

Очень сложно, практически невозможно заранее предположить, что может «заинтересовать» хакеров в московском голосовании. «Перераспределить» 100% голосов в пользу одного из кандидатов? «Раздать» всем поровну, чтобы продемонстрировать уязвимость созданной системы, но никому из кандидатов «не помочь»? Или вообще опубличить утром 9 сентября данные о том, кто как голосовал? А может только самоутвердиться в хакерском сообществе, продемонстрировав для узкого круга посвящённых свои «способности» в новой прикладной области? Это ведь действительно вызов. Это не вскрывать переписку коррумпированных политиков и селебритис, не хакать банковские карты богатых буратин и не уводить токены на сотни миллионов долларов с сингапурских криптобирж.

Перечисленные варианты исключают ситуацию, когда, например, в день голосования около 19:00 избирательный штаб какого-нибудь кандидата получит предложение из разряда тех, от которых очень сложно отказаться – красиво «распределить» волеизъявление Интернет-голосующих так, чтобы кандидат мог гарантированно победить, но результат не выглядел аномальным и никто из наблюдателей не засомневался в причинах возможной разницы между голосованием оффлайн и онлайн. Эту разницу всегда можно будет обосновать электоральными предпочтениями молодых избирателей, особенностями политической рекламы в социальных сетях и т.д.

Повторюсь, целеполагание и мотивация хакерских коллективов, тем более когда они являются действительно интернациональными, а «зарабатывают на жизнь» на совершенно другом, практически непредсказуемы. Пытаться хакнуть московские выборы могут десятки профессиональных команд, которые, конечно, совершенно не заинтересованы в «вознаграждении на стадии тестирования». Они прекрасно знают, что условия теста будут тепличными и далёкими от реального двенадцатичасового голосования. Хотя, замечу, если тестинг пройдёт на Официальном сайте мэра Москвы и/или на справочно-информационном Интернет-портале государственных услуг Российской Федерации, то попытаться «залезть» в систему можно уже и тогда, а по-взрослому «покачать» голосование 8 сентября.

Очевидно, что открыто говорить о принципах работы и успехах электоральных хакеров не принято. Тем более когда организаторы эксперимента по Интернет-голосованию и исполнители работ по созданию алгоритмов, кодов, ключей шифрования, блокчейна и всей платформы не заинтересованы публично облажаться.

Полагаю, что предлагаемый в этом материале угол зрения со временем позволит расширить теоретическую основу концепта электорального доверия (или недоверия), о котором говорили практически все выступавшие на тематическом заседании. (Но особенно ярко это получилось сделать Екатерине Зворыкиной из ВШЭ.)

Дело в том, что в новых обстоятельствах весь дискурс доверия к российским выборам необходимо пересматривать. Нет прямого смысла воспроизводить причины недоверия к действиям организаторов выборов, членам комиссий и администрациям, если теперь риски вмешательства исходят не только от них, но и от электоральных хакеров, непонятно где находящихся и непонятно почему именно так действующих.

В предыдущем тексте уже высказал предположение: «В сентябрьской Москве организаторы выборов будут заинтересованы в чистоте электронного голосования больше, чем все наблюдатели вместе взятые». Естественно, формулировать в адрес организаторов эксперимента и организаторов выборов обоснованные сомнения необходимо. Но стоит осознавать, что они довольно успешно будут прикрываться презумпцией невиновности, поскольку Интернет-голосование применяется действительно впервые.

Новый дискурс доверия должен учитывать презумпцию виновности электоральных хакеров. В означенном контексте наблюдательскому сообществу стоит обсудить и, возможно, переформатировать вопросы о том, как «работает» электоральное доверие в цифровую эпоху, возможна ли его адаптация и модификация с учётом современных технологических и общественно-политических реалий.

Читайте также:


Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Олег Реут: другие материалы автора
МнениеИзбирательные стандартымесяц назад
Как могла возникнуть ошибка в машиночитаемом коде
Мнение7 месяцев назад
Почему интернет-голосование новый шаг к цифровой диктатуре
Мнение8 месяцев назад
Каким будет голосование через Интернет на выборах в Мосгордуму