Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

«Электронному голосованию не хватает доверия»

Электронное голосование — одна из главных тем среди тех, кто интересуется выборами. Эксперимент планируют провести уже на выборах в Мосгордуму в сентябре, законопроекты об этом уже внесли в Госдуму. Что изменится для избирателей и наблюдателей, рассказал член Совета движения «Голос» Виталий Аверин в интервью для студенческой газеты Высшей школы экономики.

Как технологии изменят привычную систему голосования?

Ряд информационных технологий уже внедрены в выборный процесс, в частности, система «мобильный избиратель», которая позволяет менять место голосования и, тем самым, голосовать по месту нахождения. Каким будет новый, электронный формат голосования пока непонятно (там много «подводных камней»), но очевидно, что информационное и технологическое оснащение выборов будет только совершенствоваться. Например, на сайте «госуслуги» появится возможность ставить электронную подпись в поддержку выдвижения того или иного кандидата, что нужно только приветствовать, так как это облегчит процессы сбора и проверки подписей.

Есть ли страны, где уже используется подобная система? 

Электронное голосование используется в Эстонии, где около трети граждан голосуют дистанционно через интернет. Более того, есть возможность голосовать досрочно и переголосовывать, если вдруг избиратель допустил ошибку или передумал. Засчитывается либо последний электронный̆ голос, либо бумажный избирательный бюллетень. В таком случае понятие день голосования размывается, и получается, что человек может проголосовать в течение всей избирательной кампании, кроме периода времени, когда происходит выдвижение и регистрация кандидатов. В принципе, такое можно сделать и в России в самое ближайшее время: есть опыт других стран, есть технические возможности. При желании и финансовые средства тоже найдутся. Они же были в свое время найдены под нужды видеонаблюдения. Но есть у такого новшества и свои известные недостатки, риски и угрозы.

Какие проблемы могут возникнуть с внедрением такой технологии?

Проблем может быть много. Во-первых, и это главное, есть сомнения, что в нашей стране избиратели окажут доверие электронной системе голосования. В России итак низкий уровень доверия к выборам и институтам публичной власти, поэтому наивно полагать, что внедрение электронного голосования, слабо понятного и непрозрачного для обывателя, как-то сможет поднять этот уровень доверия. Во-вторых, технология должна быть понятна и подконтрольна для широкого круга вовлеченных субъектов, включая наблюдателей. В-третьих, система электронного голосования должна обеспечивать сохранность данных избирателей. В Норвегии, например, были вынуждены отказаться от электронного голосования из-за того, что возникли проблемы с защитой персональных данных: избиратели опасались, что их голоса могут стать достоянием общественности. А тайна голосования по-прежнему остается быть «священной коровой» выборного процесса, и этим нельзя пренебрегать. 

Насколько высок риск цифрового вмешательства в выборы?

Риск определенно есть, особенно в свете известных международных событий и новостей, когда появляются сведения и сообщения о глобальных хакерских атаках, в том числе на национальные избирательные системы. Этим были обеспокоены и в США, в Нидерландах, и во Франции в канун последних выборов в парламент. Возможность вмешательства извне исключать нельзя, хотя в России, надо заметить, с этим проблем возникнуть не должно. В России есть Государственная автоматизированная система «Выборы», которая никак не связана с интернетом, поэтому наши выборы в значительной мере защищены от каких-либо внешних проникновений. Должно признать, в этом мы опережаем развитые демократические страны с высоким уровнем благосостояния. 

Можно ли будет фальсифицировать интернет-выборы?

Действительно, есть большие сомнения, каким образом будет организован подсчет голосов и насколько честными будут результаты. Это ещё одна проблема, которая прежде всего волнует наблюдателей. Это может нанести существенный урон, как выборам, так и избирательной системе. С одной стороны, да, мы должны идти в ногу с «цифровым духом» времени и использовать современные информационные технологии, которые минимизируют или вообще устраняют человеческий фактор, упрощают нашу жизнь, делают ее более комфортной, экономят время, финансовые и иные ресурсы. С другой — приходится во всем доверять машинам, которые непонятны и неподконтрольны для широкого круга заинтересованных участников, включая наблюдателей за выборами.

Как в таком случае изменится роль наблюдателя? 

Эта роль серьезно изменится, потому что меняется и процедура, и технологическое оснащение. Если электронное голосование будут внедряться при низком уровне общественного доверия, и власть, и избирательная система не будут настроены на диалог с наблюдательским сообществом, то это принесет вред и обществу, и государству, и тогда нам нужно будет искать в пожарном порядке новые способы контроля за избирательными процедурами. Сейчас уже внедряются информационные технологии — такие, например, как QR-коды на итоговых протоколах. Это некий шаг к электронному протоколу. На бумажном итоговом протоколе появился зашифрованный код — сейчас, правда, только избиркомы могут его сканировать и использовать в своей работе, для передачи данных. Было бы правильно и справедливо открыть этот код для всех участников выборов, включая наблюдателей и кандидатов, для того, чтобы имелась возможность переносить на свои электронные носители итоги голосований. Это бы упростило процесс параллельного подсчета голосов — можно было бы собрать данные сразу с большого множества участков, суммировать их и подсчитать.

Как изменится обучение наблюдателей?

У наблюдателя появятся сложности в том, как он может удостовериться в факте голосования, не голосует ли за кого-то какой-либо подставной человек, не идёт ли голосование по сговору и под давление. Риск фальсификаций становится выше, и здесь уже стоит вопрос, какая будет степень участия и вовлеченности наблюдателя, до какого рубежа его допустят, и как будет осуществляться передача и хранение данных о волеизъявлении избирателей.

Как вы думаете, приживется ли в России новый формат голосования?

Полагаю, что вполне может прижиться, но при обязательном выполнении перечисленных мною выше базовых условий. Существует же Государственная автоматизированная система «Выборы», и ее введение в свое время решило проблему оперативной передачи данных с выборов. Например, целесообразно и востребовано довести ГАС «Выборы» до избирательных участков: это бы еще в большей степени ускорило процесс передачи данных, а также устранило бы какую-то ни было возможность для фальсификаций в вышестоящих комиссиях, что, надо признать, уже сейчас большая редкость и что объективно является достижением наблюдательского движения. Участковой комиссии не надо будет никуда ехать, и она будет заполнять электронные протоколы при наблюдателях. Электронное голосование (или дистанционное по интернету, или с помощью специальных машин на стационарном участке — до сих пор непонятно о какой именно технологии идет речь), с одной стороны, упростит процесс голосования и подсчета голосов, но в первое время, очевидно, потребует определенных существенных затрат, а с другой — интернет-голосование не сможет полностью заменить «традиционное» голосование, потому что не у каждого человека в России есть возможность и желание пользоваться интернетом. Но самая острая проблема — это, конечно, дефицит общественного доверия к выборам и их результатам. Сначала нужно разобраться с этим, а потом уже заниматься техническими нововведениями и усовершенствованиями. Сначала нужно провести институциональную модернизацию выборного процесса, а потом уже закрепить ее результаты технологической «косметикой».

11.02.2018

Читайте также: