Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение19 апреля 2018, 09:30
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»
Фото: polittech

Постепенно растет число избирательных участков, итоги голосования на которых на выборах 18 марта признаны недействительными. По информации ЦИК, вышестоящие избиркомы признали недействительными итоги голосования на 14 участках. После подведения избиркомами итогов такое решение может принять только суд. И уже на 23 марта суды приняли решения еще по двум участкам. И процесс продолжается: вчера появилась информация о решении Советского районного суда Калининградской области по двум участкам, где удалось доказать факты вброса. По оценкам одного из коллег, число участков с отмененными итогами уже составляет около 30.

Правильно ли это? Мой коллега Андрей Бузин уже не раз (в том числе и в разговоре с руководством ЦИК) высказывал мнение, что это неправильный подход: из-за нескольких вброшенных бюллетеней отменяется волеизъявление гораздо большего числа избирателей.

Теоретически я с ним согласен, и обосную эту позицию дальше. Но в нынешней ситуации такие решения следует оценивать положительно, поскольку сейчас важно показать, что нарушения не остаются без ответа. Конечно, важно не только признать факт нарушения, но и наказать виновных. Но первый шаг — это все же признание нарушения, и это в компетенции избирательных комиссий, и далее — суд по КАС. А наказание — это уголовный процесс, тут уже подключаются СК и прокуратура.

О том, как эти две организации борются (точнее, не борются) с нарушениями на выборах, можно говорить долго. Поэтому сейчас важно показать, что с нарушениями борется по крайней мере система избирательных комиссий.

И еще один важный момент. Может показаться, что вопрос тут только в правоприменительной практике. Но, с моей точки зрения, нужны также изменения в законодательстве. Без которых нельзя будет реализовать тот подход, который я хотел бы сейчас изложить.

13 лет назад я написал об этом большую научную статью. А не так давно развил эту тему при сравнительном анализе российского и украинского законодательства. Ниже —выдержки из последней статьи (где приводятся и украинские примеры).

Вначале для иллюстрации своей мысли я бы хотел привести далекую аналогию.

Всякий, кто занимался измерениями и расчетами, знает, что любая величина определяется с некоторой точностью. И часто важно знать не только саму величину, но и ошибку (погрешность) ее определения. Я по первой специальности биохимик, поэтому приведу близкие мне примеры. Нам нужно знать, не превышает ли концентрация некоего вещества предельно допустимый уровень. Для этого мы должны определить эту концентрацию и оценить погрешность определения. Возможна ситуация, когда определенная концентрация ниже ПДК, но в сумме с погрешностью — выше, и в этом случае мы не может с достаточной достоверностью говорить, что концентрация укладывается в допустимые пределы. Другой пример: нам надо оценить эффект некоего лекарства. Мы определяем некоторый показатель при действии лекарства и сравниваем его с контрольным опытом (без лекарства). И при этом учитываем погрешность определения. И если разница между опытом и контролем в пределах ошибки, мы не может утверждать, что есть эффект.

Я полагаю, что аналогичный подход должен быть и к волеизъявлению избирателей. В идеале, когда нет никаких нарушений, мы может считать, что определяем волеизъявление с точностью до одного голоса. Но если есть нарушения, мы должны оценить, какую погрешность они вносят в итоги голосования. И далее уже сравнивать эту погрешность с разностью между голосами лидеров или разностью между голосами за лидера и соответствующим порогом (например, 50%).

И с этой точки зрения совершенно неверен подход, когда результаты голосования на участке аннулируются в зависимости только от того, что происходит на этом участке, и к тому же по совершенно произвольному критерию.

Ведь, рассуждая теоретически, вброс одного бюллетеня на каждом участке на выборах президента Украины дает нам 32 тысяч вброшенных бюллетеней, а вброс 5% на одном участке — всего около 100 штук.

Ну а на практике возможны самые разные варианты и манипуляции. Скажем, на одном участке кандидат А опережает кандидата Б на 10%. Сторонники кандидата Б вбрасывают 5% бюллетеней, вброс обнаруживается, и в соответствии с украинским законом итоги на этом участке признаются недействительными. Но ведь это решение ухудшает результат кандидата А, то есть оно явно в пользу нарушителя! И это уже не теория, такие рассуждения я слышал от практикующих политтехнологов (есть даже термин «обратная фальсификация»).

Все те же соображения можно привести и в отношении нормы, по которой признаются недействительными все бюллетени в ящике, если их в нем больше, чем должно было быть. И в отношении нормы, заставляющей признавать недействительными результаты выборов, если итоги голосования признаны недействительными на участках, где зарегистрировано более четверти избирателей.

По моему мнению, признавать недействительными можно либо отдельный избирательный бюллетень (по основаниям, касающимся только этого конкретного бюллетеня), либо результаты выборов во всем избирательном округе. В последнем случае нужно просто учесть весь масштаб доказанных нарушений и сопоставить его с отрывом лидера от основного конкурента или с иным столь же существенным показателем.

И вот тут-то важно, чтобы в законе была предусмотрена агрегация данных обо всех таких нарушениях и доведение их до сведения избирательной комиссии, определяющей результаты выборов. Пока этого нет, я бы не стал отказываться от практики признания недействительными итогов голосования на отдельных участках.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Аркадий Любарев: другие материалы автора
НовостьЗаконотворчество9 дней назад
Речь идет об обжаловании отказов в регистрации
МнениеЗаконотворчествомесяц назад
Как действует норма Конституции на примере Избирательного кодекса и нового законопроекта о сборе подписей
МнениеИзбиркомымесяц назад
Если бы мы не выдвинули Андрея Бузина, ЦИК нашел бы кандидатуру, скажем так, попроще
МнениеИзбиркомы2 месяца назад
Движение «Голос» предложило ЦИКу выдвинуть Андрея Бузина в состав Мосгоризбиркома и попало под удар пропаганды