Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение20 января 2018, 16:34
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»

В связи с ситуацией с предполагаемым наличием у кандидата в президенты РФ А. Ю. Чухлебова вида на жительство в Финляндии стоит вновь вернуться к вопросу о конституционности ограничений пассивного избирательного права.

Лишение пассивного избирательного права граждан РФ, имеющих вид на жительство в иностранном государстве, было введено в российское законодательство в 2006 году. Насколько мне известно, Конституционный суд РФ не принимал постановлений именно по этому вопросу. Была жалоба Владимира Кара-Мурзы младшего, которую определением от 04.12.2007 Конституционный суд отказался принять к рассмотрению под сомнительным предлогом, что обжалуемый пункт закона «не содержит неопределенности и не может рассматриваться как нарушающий конституционные права и свободы заявителя». При этом особое мнение высказал судья А. Л. Кононов.

Следует также отметить, что в жалобе Кара-Мурзы речь шла о наличии у него подданства Великобритании, а вопросы об ограничениях из-за наличия иностранного гражданства и из-за наличия вида на жительство — принципиально разные.

22 июня 2010 года Конституционный суд РФ принял постановление № 14-П по жалобе А. М. Малицкого. Жалоба касалась ограничения на членство в ТИК. Однако правовая позиция Конституционного суда, изложенная в данном постановлении, может рассматриваться и как имеющая отношение к вопросу об ограничении пассивного избирательного права. Ниже привожу целиком один из пунктов мотивировочной части этого постановления:

«4.1. Предоставление гражданину Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства свидетельствует о признании за ним со стороны этого государства соответствующего правового состояния, которое означает наделение лица статусом постоянного жителя (долгосрочного резидента) и предполагает возможность официального использования документа, подтверждающего указанный статус, для удостоверения личности на территории данного государства.

При отсутствии универсальных международных стандартов, определяющих природу и значение вида на жительство, государства самостоятельно фиксируют в своих национальных правовых системах условия и порядок его получения. Как правило, предоставлению иностранному гражданину или лицу без гражданства вида на жительство предшествует подача в установленном порядке заявления, в котором указываются причины, могущие служить основанием для приобретения права на постоянное проживание на территории данного государства (работа, учеба, наличие семейных связей, приобретение недвижимости, осуществление предпринимательской деятельности и др.).

Получение вида на жительство может быть обусловлено необходимостью фактического пребывания на территории конкретного иностранного государства. Так, согласно статье 9 Директивы 2003/109/ЕС «О статусе граждан третьих стран, проживающих на долгосрочной основе» (принята Советом Европейского Союза 25 ноября 2003 года) — одного из ключевых нормативных актов в области иммиграционной политики, призванного установить единообразные условия проживания в государствах — членах Европейского Союза лиц, не являющихся их гражданами, отсутствие соответствующего лица на территории Европейского Союза в течение периода в двенадцать последовательных месяцев может служить основанием для утраты статуса долгосрочного резидента (подпункт «с» пункта 1); вместе с тем отсутствие свыше указанного срока либо по особым или исключительным причинам может не влечь за собой изъятие или утрату данного статуса (пункт 2), с той оговоркой, что при любых обстоятельствах после шести лет отсутствия на территории государства, предоставившего вид на жительство, долгосрочный резидент утрачивает право на соответствующий статус в этом государстве (пункт 4).

Национальным законодательством также может быть предусмотрено, что в случае предоставления вида на жительство на определенный срок, не превышающий, как правило, пяти лет, его продление по истечении указанного срока допускается только по заявлению заинтересованного иностранного гражданина. При этом, однако, не исключается закрепление такого правового режима постоянного проживания иностранцев, при котором соответствующее право предоставляется на неограниченный срок, как это предусмотрено, в частности, в Литовской Республике (пункт 15 статьи 2 Закона Литовской Республики от 29 апреля 2004 года N IX-2206 «О правовом положении иностранных лиц»). Кроме того, предоставление статуса резидента не всегда связано с какими-либо требованиями, предусматривающими необходимость фактического нахождения иностранного гражданина на территории государства, предоставившего ему вид на жительство.

Согласно распространенной в международном сообществе иммиграционной практике получение вида на жительство может служить необходимым этапом приема в гражданство соответствующего государства, хотя и не означает обязательного его приобретения в дальнейшем, что может быть обусловлено как нежеланием самого лица изменить уже приобретенное правовое состояние, так и принципиальной невозможностью приобретения гражданства государства, предоставившего вид на жительство, без отказа от уже имеющегося гражданства в случае непризнания соответствующим государством двойного (множественного) гражданства.

Не предполагает наличие вида на жительство и наделение его обладателя политическими правами гражданина соответствующего иностранного государства, в частности правом избирать и быть избранным в органы государственной власти и местного самоуправления, правом голосовать на общегосударственном и местном референдуме, правом занимать государственные и муниципальные должности, правом быть членом политической партии, если иное не предусмотрено международным договором или законом государства проживания. Вместе с тем даже предоставление этим лицам того или иного объема политических прав вовсе не означает неизбежного изменения их положения в отношениях со страной своего гражданства.

В частности, в заключенных между Российской Федерацией и Республикой Казахстан (20 января 1995 года), Туркменистаном (18 мая 1995 года), Киргизской Республикой (13 октября 1995 года) и Республикой Армения (29 августа 1997 года) договорах о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории данных государств, и граждан соответствующих государств, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, особо оговаривается, что предоставление на эквивалентной основе отдельных политических прав указанным категориям иностранных граждан, в том числе права участвовать в муниципальных выборах и местных референдумах в качестве избирателей, кандидатов и участников референдума, предполагает сохранение ими, без каких-либо изъятий, правовой связи со страной своего гражданства.

Таким образом, получение гражданином Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства означает, что он приобретает право долгосрочного проживания на территории этого государства на законных основаниях, возможность наряду с его гражданами пользоваться на сопоставимых условиях экономическими и социальными правами, заниматься любой не запрещенной законом деятельностью, а также свободно покидать данное государство и возвращаться на его территорию.

При этом наличие у гражданина Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства само по себе не приводит к возникновению между ним и соответствующим иностранным государством постоянной и распространяющейся на все сферы сопряжения индивида и государства политико-правовой взаимосвязи, равноценной по своему содержанию и значению гражданству Российской Федерации, являющемуся в соответствии со статьей 3 Федерального закона от 31 мая 2002 года N 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» устойчивой правовой связью лица с Российской Федерацией, выражающейся в совокупности их взаимных прав и обязанностей.

Соответственно, предоставление гражданину Российской Федерации вида на жительство на территории иностранного государства — в отличие от получения им иностранного гражданства — не может свидетельствовать об объективном снижении для такого гражданина ценности его политико-юридической связи с Российской Федерацией, а равно создавать при осуществлении им права на участие в управлении делами государства предпосылки для отступления от конституционного принципа государственного суверенитета, которые ставили бы под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации (Определение Конституционного суда Российской Федерации от 4 декабря 2007 года N 797-О-О)."

Таким образом, если Конституционный суд не изменил своей позиции, он должен будет при наличии соответствующей жалобы признать лишение пассивного избирательного права из-за наличия вида на жительство неконституционным.

Руководствуясь этой логикой, Верховному суду РФ, если в нем будет подтверждено наличие у Чухлебова вида на жительство в Финляндии, следует приостановить рассмотрение дела и направить запрос в Конституционный суд.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Аркадий Любарев: другие материалы автора
НовостьЗаконотворчество9 дней назад
Речь идет об обжаловании отказов в регистрации
МнениеЗаконотворчествомесяц назад
Как действует норма Конституции на примере Избирательного кодекса и нового законопроекта о сборе подписей
МнениеИзбиркомымесяц назад
Если бы мы не выдвинули Андрея Бузина, ЦИК нашел бы кандидатуру, скажем так, попроще
МнениеИзбиркомы2 месяца назад
Движение «Голос» предложило ЦИКу выдвинуть Андрея Бузина в состав Мосгоризбиркома и попало под удар пропаганды