Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение28 декабря 2017, 09:25
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»

Каяться всегда неприятно. Но что делать, если виноват…

Вчера в связи с отказом в регистрации группы избирателей по выдвижению всем известного политика вновь было обращено внимание на различие в нормах пункта 16 статьи 34 и пункта 17 статьи 35 Федерального закона от 10.01.2003 № 19-ФЗ «О выборах Президента Российской Федерации». В первом среди оснований отказа в регистрации группы избирателей есть отсутствие у кандидата пассивного избирательного права, а во втором такого основания для отказа в регистрации уполномоченных представителей политической партии нет. Ранее об этом писал Максим Кац.

Я попробовал понять, как эта неувязка возникла. Выяснил, что она существует с самой первой редакции этого закона (2003 года). Затем посмотрел проект этого закона, внесенный Президентом в Думу в сентябре 2002 года – там у этих пунктов оказалась совсем другая редакция. Тогда я открыл файл с написанными мной поправками к этому законопроекту (их вносил Сергей Митрохин). И, о ужас! Там те самые формулировки, которые потом перекочевали в закон, с небольшой и несущественной правкой.

А теперь, спустя 15 лет, кто-то спрашивает: специально была создана эта неувязка, или это ляп? А я уже не помню…

Ситуация была такая. В проекте, внесенном Президентом (писали его в ЦИК, и главную роль играла, по-видимому, Майя Гришина) обе нормы об основаниях отказа заканчивались так: «иные нарушения установленного настоящим Федеральным законом порядка выдвижения кандидата». Я с этим был категорически не согласен, считая, что список оснований для любых отказов должен быть четким и исчерпывающим. И попытался четко прописать перечень оснований.

Почему в перечень оснований для отказа в регистрации уполномоченных представителей политической партии я не включил отсутствие у кандидата пассивного избирательного права? Было ли это сделано сознательно? Не помню. Может быть, я полагал тогда, что такие моменты должна проверять сама партия? Вряд ли. Скорее всего, я упустил этот момент, просто поскольку важно было прописать основания, специфические для партийного выдвижения. Просто упустил…

И это упущение прошло через рабочую группу (то есть, в первую очередь, Майю Гришину; в тот раз я сам в рабочей группе не участвовал), затем через думский комитет и в конце концов было утверждено Думой, Совфедом и Президентом. 15 лет эти две нормы спокойно уживались в законе, и никто на неувязочку не обращал внимания. Данные пункты несколько раз редактировались, но неувязочка сохранялась.

Впрочем, не обращали внимание в том числе и потому, что норму пункта 17 статьи 35 применять не приходилось. Первоначально вообще вопрос о пассивном избирательном праве был практически равносилен вопросу о возрасте. Потом стали добавляться новые ограничения. На выборах 2008 года Владимир Буковский получил отказ из-за наличия у него вида на жительство в Великобритании. Но Буковский был самовыдвиженцем. Также самовыдвиженцами являлись два кандидата, которым вчера ЦИК отказал в регистрации групп избирателей из-за судимости.

Среди кандидатов, выдвинутых партиями, до сих пор не было случая, чтобы у них в соответствии с действующим законодательством отсутствовало пассивное избирательное право. Но если бы такой случай был, ЦИК все равно обязана была бы зарегистрировать уполномоченных представителей партии, разрешить кандидату открыть счет и собирать подписи. И только после подачи документов на регистрацию последовал бы отказ в регистрации – независимо от количества и качества представленных им подписей в свою поддержку.

Я по-прежнему считаю, что отказ в регистрации группы избирателей из-за отсутствия у кандидата пассивного избирательного права – правильная норма. Зачем кандидату собирать подписи, тратить свои силы и средства, возбуждать несбыточные надежды у своих сторонников, если его недопуск на выборы уже запрограммирован нормой закона (хорошая эта норма или плохая – в данном случае не имеет значения).

И то, что аналогичного основания нет в случае партийного выдвижения – упущение. Которое, впрочем, пока не имело последствий.

Впрочем, глядя сегодня на свое творчество 15-летней давности, я удивляюсь еще некоторым мелочам. Например, в статье 34 просто «отсутствие у кандидата пассивного избирательного права», а в статье 35 – «отсутствие у политической партии права выдвигать кандидатов на данных выборах». Сейчас я бы написал наоборот: право партии выдвигать кандидатов не зависит от вида выборов, а пассивное избирательное право сильно зависит.

Был молодой, неопытный, не обремененный ни юридическим образованием, ни степенью кандидата юридических наук… А влияние на законодательство имел большее, чем сейчас, несмотря на сегодняшний статус члена Экспертно-консультационной группы при Председателе ЦИК.

Конечно, работа над законами должна быть коллективным творчеством, чтобы неизбежные ошибки одного эксперта могли исправлять другие. Важно только, чтобы все, кто работает, были достаточно квалифицированными. А коллективная ответственность не превращалась бы в коллективную безответственность.

Я за коллективную безответственность прятаться не могу.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Аркадий Любарев: другие материалы автора
НовостьЗаконотворчество9 дней назад
Речь идет об обжаловании отказов в регистрации
МнениеЗаконотворчествомесяц назад
Как действует норма Конституции на примере Избирательного кодекса и нового законопроекта о сборе подписей
МнениеИзбиркомымесяц назад
Если бы мы не выдвинули Андрея Бузина, ЦИК нашел бы кандидатуру, скажем так, попроще
МнениеИзбиркомы2 месяца назад
Движение «Голос» предложило ЦИКу выдвинуть Андрея Бузина в состав Мосгоризбиркома и попало под удар пропаганды