Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение04 сентября 2017, 14:43
Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос»
Инга Красикова и Елена Шабаршина. Фото: Максим Поляков

Издание 7х7 опять напомнило о беспрецедентном деле бывшей председательницы избиркома Коми Елены Шебаршиной. В отличие от уголовных дел по фальсификации итогов голосования, по которым несколько стрелочников получили условные сроки, дело Шебаршиной затронуло главный изъян российских выборов: их управляемость со стороны действующей власти. Бывшей председательнице регионального избиркома предъявлено обвинение в том, что она незаконно получала мзду (60-100 тысяч рублей ежемесячно в течение 8 лет) за передачу «информации о выдвижении кандидатов» и «протоколов участковых комиссий до внесения их результатов в государственную автоматическую систему «Выборы» (цитируется по сообщению СМИ, которое ссылается на обвинение). Информация передавалась, естественно, в Правительство Республики Коми, первому заместителю Главы Коми, курирующему внутреннюю политику. Мзда квалифицируется как взятки, и обвинение предъявлено не по статьям, связанным с нарушением конституционных прав граждан, а по статье «Получение взятки должностным лицом в особо крупном размере».

Обвинение фантастическое. Думаю, что обвинители сами не представляют, какой ящик Пандоры они открыли, потому, что они не осознают важность официального признания управляемости регионального избиркома со стороны исполнительной власти. Не исключаю, что, когда они это осознают, дело благополучно развалится. Просто Шебаршиной не повезло попасть в образцово-показательное антикоррупционное дело бывшего Главы Республики Коми Гейзера.

Обвинение фантастическое еще и потому, что в нем как раз не содержится состав преступления. Информация о кандидатах должна быть абсолютно открытой, а протоколы наверняка не передавались. Возможно, передавалась информация о предварительных итогах голосования, да и то, в самом общем виде, ибо не дело первого заместителя главы Республики, корректировать итоги голосования на участках. Это дело руководителей районов и управляемых ими председателей территориальных избирательных комиссий. А вот за выполнение общих ограничений, в которых должны находиться итоги голосования, переданных из администрации в региональный избирком, и спущенных далее в территориальные комиссии, можно и премировать.

Но, насколько я понимаю, в обвинительном заключении речь не идет ни о массовой фальсификации в Сыктывкаре в 2011 году, где было приписано более 30 тысяч голосов партии «Единая Россия», ни о пойманном на фальсификации в Инте председателе территориальной комиссии. Речь идет о том, что председатель региональной избирательной комиссии получал взятки от администрации республики за передачу несекретной информации.

Да, не взятки это! Это благодарность, которую миллиардами в виде премий и просто подарков передают из администраций организаторам выборов. Благодарность актерам за спектакль. 

Андрей Бузин: другие материалы автора
Мнение6 месяцев назад
Усовершенствует ли электронное голосование избирательный процесс?
Мнение6 месяцев назад
Как суд рассматривал дела о пересчете голосов на участках со странными протоколами КОИБ
Мнение7 месяцев назад
Что показал анализ 316 видеозаписей из 22 регионов
Мнение8 месяцев назад
Как произошла подмена тезиса