Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Новость25 октября 2016, 05:05
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»

Тема фальсификаций на выборах в Госдуму продолжает привлекать внимание экспертов. Несколько дней назад в Сахаровском центре прошло обсуждение, в котором принимал участие и автор этих строк (также участвовали Сергей Шпилькин, Александр Кынев, Алексей Захаров и Борис Овчинников). И, я надеюсь, обсуждение будет продолжаться. Впрочем, тут важно отметить один нюанс. Сообщений с мест о фальсификациях было значительно меньше, чем в 2011 году. А с помощью математических методов получается, что объем фальсификаций уменьшился по сравнению с выборами 2011 года совсем ненамного. Судя по всему, разгадка в том, что фальсификации ушли в «тень», в те регионы, районы и участки, где не было наблюдателей или они были не очень грамотными и независимыми. И потому они не могли вызвать такого же общественного возмущения, как пять лет назад.

Однако сегодня ЦИК иначе реагирует на сигналы о нарушениях. Не то чтобы совсем так, как хотелось бы, но все же есть возможности для диалога. И для начала я бы попробовал поговорить не о фальсификациях, а об явных аномалиях в итоговых протоколах.

Тема не нова. После выборов в Госдуму 2003 года мы ее пытались обсуждать. Андрей Бузин тогда написал большой материал «Бесконтрольные соотношения протоколов избирательных комиссий». Потом «Яблоко» затеяло серию судебных процессов, из которых практически ничего не вышло. Потом был процесс в Верховном Суде РФ, где заявителями были КПРФ, «Яблоко» и семь граждан. Один из пунктов заявления как раз и был основан на анализе протоколов – автор этих строк его готовил и сопровождал в суде. Результат также оказался нулевым.

После процесса я написал письмо тогдашнему председателю ЦИК Александру Вешнякову. В нем, в частности, я ставил вопрос: «Отвечает ли избирательная комиссия (от ТИК до ЦИК РФ) только за правильность суммирования данных нижестоящих комиссий или она отвечает также за достоверность данных, содержащихся в ее итоговом протоколе?».

Ответ мне пришел за подписью тогдашнего секретаря ЦИК Ольги Застрожной. Это была настолько пустая отписка, что я отреагировал достаточно резко, написав заметку «В ЦИКе разучились не только считать, но и читать».

Отмечу, впрочем, что при последующем общении с Александром Альбертовичем и Ольгой Кирилловной я убедился, что они уважительно отнеслись и ко мне, и к моей критике. В отличие от занявшего впоследствии пост председателя Владимира Чурова, который неоднократно позволял себе некорректные выпады в мой адрес.

И вот теперь новому составу ЦИК я хотел бы задать те же вопросы, которые задавал их предшественникам 12 лет назад:

Отвечает ли избирательная комиссия (от ТИК до ЦИК РФ) только за правильность суммирования данных нижестоящих комиссий или она отвечает также за достоверность данных, содержащихся в ее итоговом протоколе?

Допускаете ли Вы, что данные протоколов в приведенных примерах соответствуют действительности? (примеры будут приведены ниже)

Допускаете ли Вы, что такие данные могли попасть в протоколы при строгом соблюдении закона избирательными комиссиями?

Считаете ли Вы, что выявленные ошибки и неточности в протоколах должны быть исправлены путем внесения изменений в протоколы данных избирательных комиссий и вышестоящих комиссий – вплоть до протокола ЦИК РФ?

Считаете ли Вы, что такое количество ошибок в протоколах свидетельствует о низком качестве работы системы избирательных комиссий?

Считаете ли Вы, что необходимо принятие кардинальных мер по исправлению ситуации?

Сейчас, по-видимому, нами (то есть экспертами, которые занимаются анализом итогов голосования) выявлены далеко не все «ляпы» в протоколах. Но уже достаточно, чтобы на них стоило обратить внимание.

Тут надо отметить важный момент. Некоторые ляпы выявляются даже из анализа единичного протокола. Например, слишком большое значение в строке 1. Не буду пока называть город, но на днях я обнаружил в строке 1 одной из УИК на выборах в гордуму число 15040. По другим данным стало очевидно, что должно быть 1504. Уверен, что в исходном протоколе все верно, а ошибка возникла при вводе данных в ГАС «Выборы». Но что примечательно. Во-первых, никто не заметил, что ввели в 10 раз большее число, в том числе председатель УИК, который должен был подписать протокол ввода данных. Во-вторых, ТИК, как это обычно и бывает, не только не выполнила требование закона собственноручно определить итоги голосования, но и не проверила расчет, сделанный ГАС «Выборы». И в результате по соответствующему округу число избирателей оказалось на 13,5 тыс. больше – вместо 34 тыс. получилось 47 тыс. В-третьих, в горизбиркоме (который, в отличие от других комиссий, не может прикрыться отговоркой, что у него не было времени из-за совмещения выборов трех уровней, поскольку он занимался только городскими выборами) не заметили, что в одном округе число избирателей сильно больше, чем в остальных (а округа, напомню, должны быть примерно равными по численности избирателей), а явка сильно меньше.

Но гораздо больше ляпов выявляется при сравнении нескольких протоколов одной и той же избирательной комиссии. А в этот раз у нас везде как минимум два протокола (по федеральному округу и по одномандатному в Госдуму), но во многих местах 4, а то и 6, и даже есть 8. И определенные строки должны друг другу соответствовать. Скажем, число избирателей по федеральному округу не может быть больше, чем по одномандатному. По единому округу на региональных выборах в регионе, где в Госдуму один округ, оно практически всегда должно быть таким же, как по одномандатному округу в Госдуму. То же самое касается и строк, фиксирующих выдачу бюллетеней.

Но при сравнении данных протоколов можно обнаружить все, что угодно. Где-то избирателей больше, где-то меньше. Избирателей может быть больше, но бюллетеней выдано меньше. И т.п.

И тут уже возникает вопрос: действительно ли это просто ошибки от невнимательности, неаккуратности? Или за этим стоит более серьезное явление? Ведь когда УИК составляет почти одновременно два протокола, ей трудно так ошибиться. А вот когда протоколы переписываются и данные в них подгоняются, то члены комиссий (и тем более «посторонние» кураторы) могут и забыть, что в другом протоколе стоит другое число. А тот протокол потом тоже корректируется, но в другое время, а иногда и в другом месте. Не отсюда ли такое число «ляпов»?

Хочется надеяться, что в этот раз ЦИК найдет силы и мужество, чтобы начать разбираться и с ошибками, и с более серьезными проблемами.

UPD: Что делать с ляпами в протоколах?

Когда я писал этот пост, я не осознавал разницы между законами 2003 и 2016 годов. Тогда, в 2003–2005 можно было еще долго оспаривать итоги голосования по участкам.

А сейчас поезд ушел. Оспаривать решения избиркомов об итогах голосования можно было только в течение 10 дней после их принятия. Теперь еще можно оспаривать решения о результатах выборов. Но если у нас есть бредовый протокол на отдельном участке, на результаты выборов он не влияет. И даже на нескольких участках. Короче говоря, бред уже не устраним, даже если этого захочет и ЦИК, и вся вертикаль избиркомов вплоть до УИК, и все партии. Все – отлито в граните!

Вот сегодня я обнаружил очередной такой бред. Не буду называть город, который вроде бы в целом благополучен с точки зрения честности подсчета голосов. Скажу только, что там одновременно проходили выборы ГД, ЗС и гордумы. И вот сравниваю протоколы одного участка по трем выборам. Красота!

Из почти тысячи человек, пришедших проголосовать за списки в ЗС, около ста не взяли бюллетени в гордуму и 220 не взяли бюллетени в ГД. Фантастика!

Но дальше – больше. Более 200 избирателей, голосовавших в ЗС за КПРФ, более 100, голосовавших в ЗС за ЛДПР и почти 150, голосовавших в ЗС за СР, проигнорировали эти партии на выборах в ГД. Из этих 4,5 сотен, как я уже выше отметил, 220 не взяли бюллетени. Зато 119 проголосовали за ПАРНАС и 105 – за «Патриотов России». И эти две партии получили на участке результаты, которые им и не снились!

И вот теперь я хочу понять: что с этим бредом можно сделать?

Да, наверное можно начать добиваться возбуждения уголовного дела. Но, честно говоря, не сильно хочется наказывать членов УИК. Меня гораздо больше возмущает, что в ТИКе никто на такие ляпы не обращает внимания. Скорее всего, здесь главная вина на ТИКе и сотрудниках районной администрации, вмешивающихся в процесс. Но они-то как раз от ответственности уйдут.

И главное – как сделать так, чтобы подобные ляпы вылавливались сразу, а не через месяц?

Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
Сейчас главное — обсуждение для формирования широкого консенсуса оппозиционных сил по ключевым вопросам избирательного законодательства
МнениеЗаконотворчество5 месяцев назад
Как 225 рублей гражданки Молдовы могут «заразить» собой целый фонд и превратить всех к нему причастных в инагентов
МнениеЗаконотворчество6 месяцев назад
Сколько мандатов должно распределяться по списочной части, а сколько — по мажоритарной, к чему приводит перекос и кому он выгоден
МнениеНаблюдатели7 месяцев назад
Самое правильное решение — вообще отменить все законодательство об «иностранных агентах». Но для этого должно слишком многое измениться