Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Как надомное голосование решило судьбу выборов в Ленинске-Кузнецком

Блог | Сергей Пискунов
Координатор движения «Голос» в Кемеровской области

Где в России фальсифицируют суровее всего? Один из лидеров — Кемеровская область. Уже много лет здесь рисуют не хуже, чем на Кавказе. Смотрите сами: 

  • 2015 год. Выборы губернатора Тулеева. Поддержка населения 97% при явке 92%.
  • 2018 год. Выборы президента Путина. Поддержка населения 85% при явке 83%.
  • 2018 год. Выборы губернатора Цивилева. Поддержка населения 81% при явке 66%.

Вячеслав Чернов сравнивал на диаграмме рассеяния щести регионов, граничащих с Кемеровской областью:

А затем добавлял на диаграмму Кемеровскую область:

Кузбасские комиссии не соблюдают процедуры подсчета. С независимыми наблюдателями на участках особо не церемонятся: на них оказывают давление, оскорбляют, угрожают, пытаются удалить или удаляют с участков. Противостояние наблюдателей и избиркомов дошло до того, что мы в разговорах используем военные термины. Ну что ж, война так война!

Подготовка

До дня выборов в Ленинске-Кузнецком вместе с Ириной Мальцевой провели рекогносцировку участков — изучили 12 видео с президентских выборов и выяснили, как местные комиссии фальсифицируют результат. 13 апреля в Ленинск-Кузнецкий десантировались семь активистов «Голоса» в статусе представителей СМИ из Томска, Барнаула и Новосибирска. Несколько наблюдателей из Кемеровской области без аккредитации ЦИК не смогли попасть на выборы: им отказали в направлении все субъекты.

Накануне дня голосования на конспиративной квартире всей командой провели координационное совещение. Открыли региональное отделение «Голоса» в Кемеровской области. Меня выбрали координатором. Расклад был такой. Всего три избирательных округа. В каждом округе выдвинулись по одному кандидату от «Единой России» и по два технических кандидата: один от ЛДПР и один самовыдвиженец.

Было решено наблюдать только на пяти участках 5-ого округа, удобного с точки зрения логистики.

День голосования

Явка с утра и до обеда была низкой. При этом много заявок на надомное голосование. УИК 456: 101 заявка. УИК 457: 113 заявок. К полудню стало ясно, что исход битвы будет решен за счет надомного голосования, которое мы не планировали наблюдать. Во-первых, страшно оставлять участок без контроля. Во-вторых, как известно, представителю СМИ не обязаны предоставлять место в машине, а вход в жилище избирателя только с его явно выраженного согласия.


Виктор Рау, наблюдал с Антоном Подчасовым на УИК 458:

В 9:30 группа выехала на надомное голосование со списком на 32 человека. Мест в машине для нас нет. В 10:20 привозят 18 бюллетеней. Как? За 50 минут 18 человек — это физически невозможно.

— Нет, всё нормально, мы быстренько.

Вот и понимаем, что вся фальсификация происходит там: голосуют «мертвые души». Требую, чтобы ездил и наш представитель. Долго собираются, и кое-как в 13:00 едут вместе с Антоном Подчасовым.

Я доволен, всё под контролем. Вернулись через 35 минут:

— Всё, мы объехали четырех человек. С вас хватит. Теперь хотят ездить другие наблюдатели.

На помощь на своей машине подъезжает Станислав Шевченко, чтобы Антон посетил всех надомников. 

Тем временем у меня на участке появляются какие-то странные личности, шепчутся с членами комиссии, достают паспорта для голосования. Встаю за их спинами. Быстрым шагом выходят на крыльцо, кому-то звонят. Выхожу за ними. Практически убегают. Попытка организовать голосование не по месту жительства?


Антон Подчасов, наблюдал на УИК 458:

В 15:30 мы выехали с группой во второй раз и посетили пять адресов:

1 — Проголосовала молодая пара, якобы больные.

2, 3, 4 — Дверь не открывали.

5 — Избиратель впустил одного члена комиссии, захлопнул дверь и закрыл ее на замок изнутри. Наблюдатели или второй член комиссии при голосовании не присутствовали.

Несмотря на то, что в выписке было 19 заявок, выездная группа прервала голосование и вернулась на участок. На вопрос Станислава, что происходит, был ответ: «Комиссия устала».

И наконец, на последнем выезде из 9 адресов дверь открыл только 1 избиратель.

На выездное голосование на других участках наши наблюдатели не ездили. Но после сообщений с УИК 458 что я должен подумать в целом о голосовании вне помещения? На остальных участках тоже голосовали «мертвые души»? В 5-ом округе 32% от всего числа проголосовавших — это надомники. Я исхожу из предположения, что больные и здоровые люди одинаково политизированы, среди них одинаковый процент желающих/нежелающих голосовать. Значит ли это, что в центральной части Ленинска-Кузнецкого 32% взрослого населения — это больные люди, не способные добраться до избирательного участка?

Итоги

Участковая и окружная комиссии не увидели нарушений при голосовании вне помещения УИК 458. На следующий день после выборов барнаульцы подали заявления в областную избирательную комиссию и в Следственный комитет. 

Подсчет голосов после 20:00 проходил без нарушений. «Голос» все-таки научил некоторые кузбасские комиссии как правильно сортировать, считать бюллетени и заполнять увеличенную форму протокола. Наш следующий шаг — научить комиссии без подтасовок проводить голосование вне помещения.

Краткие результаты выборов:

ОИК

Явка

Результат кандидата  «Единой России»

Процент надомного голосования

1

21,45%

55,62%

12,00%

5

16,44%

68,30%

32,13%

12

22,59%

60,00%

29,13%


Читайте также: