Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

«За Зеленского!»: как избиратели Воронежской области пытались повлиять на выборы в соседнем государстве

Блог | Владислав Ходаковский
Координатор движения «Голос» в Воронежской области

— Спасибо вам!

— За что?

— Как за что? За объективность! 

Такой разговор состоялся у меня в среду 24 апреля с председателем ТИКа Бобровского района Воронежской области Алексеем Владимировичем Лисицыным. 

Дело в том, что нам выдали неверно оформленную копию итогового протокола, после чего мы решили оставить сообщение на «Карте нарушений». Собрались было уже направлять официальную жалобу, однако Алексей Лисицын опередил события: сам разобрался с председателем комиссии и перезвонил мне, объяснив ситуацию. Поговорили, обсудили, поняли причину непонимания.

Выборы закончились в воскресенье 21 апреля, но их результаты мы продолжаем разбирать до сих пор. Но обо всем по порядку. 

Итак, как дополнительные выборы в Совет народных депутатов Бобровского муниципального района шестого созыва по двухмандатному избирательному округу № 7. 

Часть первая. «Гипсовая рука»

Не было ещё ни одних выборов, куда бы я не поехал наблюдать в добром здравии. Собрался на выборы — жди приключения: то голос пропадет, то температура. На этот раз умудрился в пятницу вечером упасть, сломав руку. Отстоял огромную очередь в травмпункте в субботу, стал обладателем гипсовой руки. Торчащие из гипса два пальца не сильно ускоряют движения: чтобы на следующий день успеть собраться, пришлось вставать на 30 минут раньше запланированного. 

Накануне рассвета мы выехали в Бобров — наблюдать, возможно, не очень конкурентные, но выборы с предысторией. А предыстория такая: 25 августа 2018 года заведующий травматологическим отделением местной ЦРБ и депутат Совета муниципального района 40-летний Дмитрий Зезюков отправился на охоту со своим 18-ти летним сыном. Молодой человек услышал шорох в кустах и посчитав, что там скрывается дикий зверь, нажал на курок. За кустами оказался его отец, для которого выстрел оказался смертельным — он умер на месте. 

В связи с этим трагическим событием и были назначены дополнительные выборы, где на место погибшего депутата претендовали три кандидата.

По сохранившейся нехорошей традиции, никто из политический партий, участвующих в выборах — «Единая Россия» и «Справедливая Россия», — несмотря на отправленное обращение, направление на наблюдение не дали. Общественная палата отправила письменный ответ, что направления выдать тоже не может. В партии ЛДПР изначально пообещали выдать направление, но в последний момент передумали, поэтому поехать смогли только корреспонденты сетевого издания «Молния». 

Выехали из Воронежа в пять утра — на хорошей скорости по трассе М4, на которой ещё не было много машин. И уже в 7.30 прибыли на избирательный участок, расположенный в Доме культуры. Флаг есть, вывеска есть, все двери закрыты. Постучали.

Часть вторая. «Я за Зеленского»

Шевеление, переговоры с кем-то — сотрудник полиции, открыв дверь, недоверчиво посмотрел на нас. «Наблюдатели пришли», — бодро сообщили ему, и он пропустил всех внутрь. Зарегистрировались — и начали ждать открытие участка. Председатель УИК объявляет, что выборы открыты, начинает играть гимн, все встают. 

Голосование началось, но не начали приходить избиратели. Ждем. «А где Лидия Петровна?» — спрашивают друг у друга члены комиссии. «Неужели не придет! Может что-то случилось?» — «Ничего не случилось, — отвечают знающие люди, — должна прийти».

Томительное ожидание завершилось появлением в дверном проеме долгожданной Лидии Петровны, которую встречали как родную. Она знала всех кандидатов и с порога сказала, что не прийти не могла, т. к. переживает за Бобров. Это оказался первый избиратель — и по-совместительству местная легенда: несмотря на почтенный возраст, она каждый день совершает многокилометровую прогулку по Боброву и кормит окрестных бездомных собак и кошек.

Первый бюллетень в урне — и вот начали появляться новые и новые избиратели. Пришло время надомного голосования, и я напросился поехать с переносной урной. 

На чем мне только не доводилось передвигаться — на «Ниве», «Жигулях» разных моделей, — но ещё ни разу не отправляли с переносной урной целый автобус ПАЗ. Вот уж действительно ездили «с ветерком». Огромный ПАЗ и в нем два члена комиссии, я, водитель и переносная урна. Почему-то посчитали, что мы можем не влезть в легковой автомобиль, хотя две стройные девушки из комиссии и я могли бы поместиться и в «Жигули». Ну, ПАЗик так ПАЗик. 

Многие избиратели уже ждали комиссию на лавочке перед домом, поэтому голосование шло достаточно быстро. На удивление, все знали, что голосовать можно только по паспорту, поэтому проблем не возникало. Единственная сложность — найти нужный дом. Специфика Боброва в том, что там сразу за 28-м может идти 42-й, и надо проявить чудеса сообразительности, чтобы найти недостающие номера домов. Как оказалось в дальнейшем — это не самое загадочное в нумерации домов.

Голосование на дому завершилось, и мы вернулись к обеду на участок, где председатель угостила всех вкусной домашней едой и чаем с печеньем. 

После плотного обеда и видя, что явка оставляет желать лучшего, я решил оставить на участке одного наблюдателя и отправиться другие УИКи, коих осталось два. 

Поехали в школу № 3. На этом участке как раз вернулась с надомного голосования переносная урна, и должна была отправиться следующая. Здесь было целых 180 голосующих на дому. Кроме того, насторожила речь члена комиссии: докладывая о результатах голосования, он сообщил, что некоторые не дождались переносной урны и успели умереть, так и не выбрав депутата. Меня стало одолевать сомнение, что человек в предсмертном состоянии думает только о выборах муниципальных депутатов. Поэтому я решил задержаться на этом участке и пойти с переносной урной, чтобы посмотреть, как здесь идет голосование.

Стук в дверь, открывает дедулька, смотрит на пришедших. Ему говорят: «Мы относительно выборов». Дедулька с порога: «Я за Зеленского!» Тут вылетает его жена с криком: «За какого Зеленского?! Мы уже Трампа на свою голову выбрали!»

Так происходило почти в каждом доме. У всех работал телевизор, по которому сообщали результаты голосования в Украине, стук в дверь — и люди с переносной урной во многих будили надежду на возможность повлиять на ситуацию в соседнем государстве. 



Фамилии кандидатов в бюллетене вызывали у избирателей мало оптимизма, поскольку, как выяснилось, никто никого не знает и не видел. Главный вопрос, который нам задавали: «А что за выборы-то?» Начинался рассказ:

— Помните у нас в прошлом году сын на охоте врача застрелил? Вот поэтому и выборы. Надо на его место нового человека выбрать.

— Ааа, за сына надо проголосовать?

— Его нет бюллетене.

— Нет? Так за кого голосовать тогда?

— Прочитайте в бюллетене. Там все кандидаты.

Голосовали или за местного, или по партийным пристрастиям. Как сказала одна женщина: «Я за Путина и голосую за его партию „Единая Россия“» — и тут же поставила галочку рядом с кандидатом указанной партии. Причем она единственная упомянула Путина, высказывая свои пристрастия — в основном же люди поддерживали Зеленского, поскольку Порошенко, с их слов, им уже надоел.

Со второй урной мы столкнулись с новой проблемой бобровского градостроительства. Выяснилось, что домов с номером 1 по Матросовскому переулку два — один в начале улицы и один в конце. Здесь Петровы, а там Ивановы. На мой вопрос, а как же они почту получают, получил ответ: «Если новый почтальон приходит, то сначала путается, но со временем привыкает и ориентируется по фамилии». По такому же принципу работают и врачи, и социальные службы. 

Голосовали на дому в основном люди пожилые, поэтому до некоторых достучаться было тяжело. Рядом едет юный мотоциклист-сосед. 

Мальчик, а соседи ваши дома? 

— Да они вообще редко выходят. Дома, наверное.

— А что не открывают?

— Не знаю. Странные они там.

— Почему?

— Мы к ним стучали, а дед с топором выскочил и гонялся за нами.

— Когда это было? 

— Да почти каждый день, пока не перестали к нему ходить. Мы теперь даже мимо его дома не ходим.

Члены комиссии окружили мотоциклиста, стали подтягиваться и его друзья. По их рассказам стало понятно, что они «без шуток» мимо дома пенсионеров не ходили, и только погоня с топором помогла прекратить каждодневное баловство под окнами. 

На этот раз это тоже сработало — как только появился один из подростков, самый активный, за дверью началось движение, и она резко открылась — откуда выскочил старый дед с криками: «Хулиганьё!» 

Тут то его и встретили члены комиссии, предложив проголосовать. Пока рассказывали о причине выборов, дети исчезли — так же неожиданно, как и появились. Семья пенсионеров была успокоена: один из членов комиссии работает учителем в школе и знает одного из подростков. Пообещал с ним поговорить, чтобы они перестали издеваться над пожилым человеком.

Моя загипсованная рука привлекала дополнительное внимание избирателей и на возгласы «калека с избирательной комиссией пришел». Постепенно перестал обращать внимание, поскольку слышал это почти в каждом доме.

Надомное голосование подошло к концу. Мы находились рядом с центром города, и коллеги предложили обратно вернуться через центральную улицу, чтобы кратко рассказать о достопримечательностях Боброва. Город действительно может похвастаться новом Дворцом бракосочетаний и отремонтированным стадионом. Также появилась новая жилая застройка — за десять минут мне рассказали краткую историю города и перспективы развития. Основная перспектива для всех — это завод по производству запчастей для тракторов, который строят чехи. Уже сейчас в местном техникуме обучают специальностям, необходимым на заводе, а будущих работников вывозят в Чехию на стажировки. Вместе с заводом возводится и жилье для сотрудников, поэтому для многих жителей это дает надежду на лучшую жизнь

В начале восьмого вечера вернулись на избирательный участок — началось томительное ожидание окончания голосования. Пришла женщина, которая спросила, где буфет, и заявила, что без буфета — это не выборы. 

Вот и настало время подсчета голосов. 

Участок закрылся, погасили неиспользованные бюллетени, коих оказалось очень много, поскольку из 1560 избирателей проголосовали только 281. Подсчет голосов также не занял много времени.

На выборах победил представитель «Единой России», который набрал 509 голосов. У его ближайшего конкурента — 141 голоса. 

На всех участках проголосовали 724 избирателя из 4054, внесенных в списки, то есть явка составила всего 17,8%.

Мне выдали копию итогового протокола без синей печати. Попросил с синей, однако они ответили: «Нет, только такую». Препирательство результатов не давало, поэтому взял, что дают. А продолжение этой истории вы уже знаете — проблему решило вмешательство главы ТИКа Бобровского района.

Будем работать дальше, чтобы «говорить на одном языке». Со стороны ТИКа такое стремление есть — это дает надежду на лучшее.

Читайте также: 


donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.