Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Агалатово: вброс был не один!

Блог | Лев Крыленков
Член Cовета «Наблюдателей Петербурга»

Расследование

После того, как мы опубликовали историю про вброс в Агалатово, где веб-наблюдатель Виктория Смирнова зафиксировала, как глава сельского поселения Владимир Викторович Сидоренко на глазах у безмятежных членов комиссии вбрасывает пачку бюллетеней, пришел ответ от Леноблизбиркома. Из него мы узнали, что ход расследования находится на контроле Центральной избирательной комиссии и Избирательной комиссии Ленинградской области.

Это абсолютно правильно — такое дело держать на контроле.

Но смотрите, после президентских выборов прошел уже почти год. Какие проверки устроил Леноблизбирком, какие выводы сделал?

В день президентских выборов, 18 марта, избирательная комиссия Ленинградской области публиковала на своем сайте новостную ленту под названием: «Достоверная информация Леноблизбиркома о проверке информации о фактах возможных нарушений в ходе дня голосования».

Самые частые словосочетания там: «не соответствует действительности», «не подтвердилось» и «якобы». Самое страшное нарушение, которое только и признал Леноблизбирком, буквально следующее:

«Избирателя не пускают с коляской, не дают проголосовать». 

Данное нарушение было, разумеется, доблестно устранено.

А что же написано в этой ленте о деле со вбросом в Агалатово? Процитируем дословно:

«Информация — УИК № 132 — информация о якобы вбросе бюллетеней — Леноблизбирком проверил, председатель УИК и наблюдатели на участке — не подтвердили».

Якобы вброс бюллетеней. Который не подтвердился. Хорошо. Но о таком ли контроле идет речь, чтобы спрашивать участников самого предполагаемого вброса, не совершили ли они его? В распоряжении Леноблизбиркома была информация о точном времени, они могли сами посмотреть записи с камер наблюдения и сделать выводы. Но ограничились лишь формальной проверкой (якобы). А ведь при своевременном  реагировании была бы возможность отменить итоги голосования по УИК № 132 решением ТИК даже без обращения в суд! И одной тенью на результатах выборов было бы меньше.

Следственный комитет Всеволожского района, опросив всех участников видео о том, что же это было, получил разъяснения, что 12 бюллетеней «выпали» из переносного ящика для голосования, и глава сельского поселения — Сидоренко — решил их добавить в стационарный ящик. Никакого вмешательства в выборы, все честно — в возбуждении дела отказать. Все ли это необходимые проверки, которые за год мог сделать Следственный комитет?

Посмотрел ли кто-нибудь видео с этого участка хоть в ЦИКе, хоть в Леноблизибркоме, хоть Следственном комитете и прокуратуре вообще за весь день голосования, а не только за отмеченные в заявлении Виктории Смирновой две минуты?

Ответов на этот вопрос может быть лишь два:

  1. не смотрели — и тогда это полностью наплевательское отношение к делу, к своим функциям контроля и организации честных выборов;
  2. смотрели — тогда речь идет, на наш взгляд, о сокрытии преступления, покрывательстве виновных.

Как можно принимать на веру, как это сделал Следственный комитет, версию о выпавших бюллетенях из переносного ящика, если после окончания голосования председатель демонстрирует наблюдателям целые пломбы? Версия о выпавших бюллетенях не соответствует и множеству других фактических моментов, которые легко можно было установить по видео.  Почему же Следственный комитет не выполнил ряд очевидных простых проверок, а поверил в сомнительную историю? Чем помогал следственному комитету Леноблизбирком и помогал ли?

Не можем не отметить, что возможность появления этих «версий» обусловлена ограничением доступа граждан РФ к материалам видеонаблюдения и расчетом на то, что видеозаписи с участков никто никогда не увидит. На заседаниях Центральной избирательной комиссии не раз звучало возмущение неэффективностью деятельности следственных органов. Мы призываем ЦИК РФ сделать шаг навстречу эффективному следствию и сделать материалы видеонаблюдения на выборах доступными каждому заинтересованному гражданину РФ, СМИ, общественному объединению.

Явка

«Наблюдатели Петербурга» не так давно «в деле» — ведут свою проверку лишь несколько дней. Перво-наперво возникла идея посчитать количество избирателей, пришедших голосовать, сколько их было на самом деле, сравнить с официальными данными, которые зафиксированы в итоговом протоколе. Сообщаем вам результаты этой проверки: избирателей в реальности было на 400 (!) меньше — соответственно, это и есть примерный размер вброса, осуществленный на участке.

Кстати, если речь уж зашла о контроле агалатовского дела со стороны Леноблизбиркома, то, наверное, Леноблизбирком как коллегиальный орган принял по этому вопиющему случаю (на фоне истории с коляской) решение, назначил людей из своего числа, проводящих контроль с датами, сроками проверок? Может быть решили проверить и соседние участки в Агалатово, на всякий случай? Хотелось бы увидеть это решение.

Новый вброс

Теперь к самому интересному, простите. Когда мы считали явку на агалатовском участке, внезапно обнаружили второй вброс на нем, осуществленный (предположительно) все тем же главой Агалатово — Владимиром Сидоренко, при таком же безмятежном спокойствии членов комиссии и наблюдателей.

Это удивительное видео: человек на протяжении минуты запихивает сотни бюллетеней в стационарный ящик. Полагаем, что Следственный комитет додумается, что это тоже выпавшие бюллетени, на этот раз, из второго переносного ящика, про которые забыли сказать все действующие лица при даче объяснений в первый раз.

Ну и напоследок: наивно думать, что это последние наши находки по этому и другим участкам.

Читайте также: