Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover
Фото: Кирилл Шейн / «7x7»

Монополия на общественное наблюдение

Блог | Олег Реут
Политолог, эксперт «Голоса»

В Законодательном собрании Карелии началось рассмотрение законопроекта о поправках в закон о выборах главы региона. Внимание большинства политических обозревателей сконцентрировано на том, что законопроект предлагает узаконить право избирателям голосовать по месту нахождения, а не регистрации. Заявить о таком желании теперь можно будет через портал госуслуг, сервисы многофункциональных центров или при обращении в избирательные комиссии.

Однако карельский политолог Олег Реут обратил внимание на не менее важную норму, которая касается общественного наблюдения за выборами. Предполагается, что ряды электоральных наблюдателей будут сформированы исключительно Общественной палатой Карелии. То есть региональный закон фактически введет монополию на контроль за соблюдением избирательных прав граждан — рассуждает политолог, текст которого публикует интернет-журнал «7x7».

Федеральный тренд

В России законодательная норма, позволяющая общественным организациям направлять наблюдателей на избирательные участки, была исключена на федеральном уровне в 2005 году. После этого почти во всех регионах аналогичные нормы были изъяты из законодательства о региональных и местных выборах. Норма так и не была возвращена, несмотря на многократные требования общественных организаций, демократических партий, а также рекомендации со стороны Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Вместо этого в декабре 2017 года во время уже начавшейся выборной кампании — 2018 были внесены поправки в федеральный закон «О выборах президента Российской Федерации», которые предоставили федеральной и региональным общественным палатам возможность направлять наблюдателей в избирательные комиссии.

Около государства

Общественные палаты по своему правовому статусу не являются общественными объединениями. Палаты формируются преимущественно самими органами власти: как правило, до двух третей состава региональных палат назначается главой исполнительной власти и законодательным органом. Именно по такой формуле сформирован уже третий созыв Общественной палаты Карелии.

В ней 30 членов. Первую десятку предлагает глава республики, причем кадровым источником для него могут быть только региональные отделения общероссийских общественных организаций. Это так называемый «федеральный список». Депутаты Законодательного собрания Карелии свою десятку выбирают из числа активистов республиканских общественных организаций. И после того как первые 20 членов палаты назначены, уже им доверяется выбрать третью десятку, члены которой представляют местные общественные организации.

Двигаясь по пути огосударствления, общественные палаты соглашаются с тем, что на обеспечение их деятельности в бюджеты регионов ежегодно закладываются определенные (и постоянно растущие) суммы. Это еще больше усиливает восприятие общественных палат как структур, связанных с властью, кровно заинтересованных в формировании и поддержании своего окологосударственного статуса.

Очевидно, что мониторинг выборов с их стороны не восполняет сохраняющиеся законодательные ограничения независимого наблюдения со стороны граждан и общественных организаций.

Кто на самом деле наблюдает

При этом независимым общественным наблюдением за выборами в стране уже много лет занимаются самые разные структуры: движение в защиту прав избирателей «Голос», межрегиональные движения «Сонар» (Союз наблюдателей России), «ВНК» («Выборы. Народный контроль»), региональные движения «Ассоциация наблюдателей Татарстана», «Пермский наблюдатель», общественные организации «Наблюдатели Петербурга», «Гражданин наблюдатель» и многие другие.

Все они вынуждены перед каждыми выборами обращаться с призывом к кандидатам и выдвинувшим их политическим партиям, которые заинтересованы в честных и свободных выборах, а также в соблюдении избирательных прав граждан, чтобы они дали волонтерам статус члена избирательной комиссии с правом совещательного голоса или наблюдателя.

Это делается при обязательном условии, что кандидаты и партии будут уважать непартийность представителей наблюдательского сообщества и дадут им возможность оставаться политически нейтральными при всей их деятельности, касающейся избирательного процесса (включая наблюдение, мониторинг, информирование избирателей), будут уважать их право воздерживаться от публичного выражения симпатий или антипатий в адрес кандидатов и политических партий, добивающихся избрания (в том числе при сообщении о нарушениях законов, процедур и избирательных прав).

Независимые наблюдатели иногда используют возможность общественного контроля посредством получения статуса представителей непартийных, независимых средств массовой информации. Но и на этом пути уже возникли значительные сложности. В 2016 году были введены поправки в законодательство России, дискриминирующие представителей СМИ в праве присутствовать на избирательных участках по признакам стажа и типа трудовых взаимоотношений с редакциями. В связи с этим значительная часть общественных наблюдателей реализовать это право не может.

Приморский казус

И вот так называемыми «субъектами общественного наблюдения» становятся «волонтеры» от региональных общественных палат. Пожалуй, самым показательным примером их деятельности стало «общественное наблюдение» во время проведения второго тура губернаторской кампании в Приморье.

День голосования был 16 сентября. А 17 сентября Общественная палата Приморья официально заявила, что по сообщениям наблюдателей, которые присутствовали практически на всех (!) избирательных участках, ни одного нарушения не зафиксировано, выборы прошли при полном соблюдении законодательства. Но уже 20 сентября Избирательная комиссия Приморского края в связи с массовыми фальсификациями (подтвержденными затем многочисленными судебными разбирательствами) признала результаты второго тура выборов губернатора недействительными.

Другими словами, сложилась ситуация, когда «общественные контролеры», направленные региональной общественной палатой, не заметили ни одного нарушения, а «на выходе» сформировались обстоятельства, в которых установить реальное волеизъявление избирателей целого региона не представлялось возможным. Руководство палатой Приморья больше никаких заявлений не делало, но и извинений не принесло. Новые губернаторские выборы состоятся в Приморье в середине декабря.

«Помощники избирательных комиссий»

Уже по результатам наблюдения за президентскими выборами в марте этого года, к сожалению, стало понятно, что имитационный характер электорального контроля присущ и Общественной палате Карелии, руководство которой неоднократно подчеркивало, что 18 марта все 940 «наблюдателей» (по два на каждый из 470 избирательных участков) будут «помощниками избирательных комиссий», а не защитниками прав избирателей.

Вот тогда и возник естественный вопрос: а зачем вообще нужны такие «наблюдатели»? Только для того, чтобы в поствыборный понедельник глубокомысленно заключить, что абсолютно никаких нарушений на всех 470 избирательных участках в Карелии выявлено не было?

Стоит ли говорить, что никто так и не увидел обещанный республиканской общественной палатой доклад по итогам мартовского наблюдения? Было ли выявлено хоть одно ограничение избирательного права или нарушение процедуры? Была ли подана хоть одна жалоба? Каковы результаты рассмотрения? Чем завершился ранее заявленный «конкурс на лучшего наблюдателя в разных номинациях»? Чем вообще теперь занимается эта тысяча карельских «общественных наблюдателей»? Готовятся ли прилежно к очередным или внеочередным выборам главы Карелии?

Представляется, что наблюдательское движение, конструируемое Общественной палатой республики, оказалось недостаточным даже для минимальной отчетности, что уж говорить о том, что 18 марта оно не заметило (или реализовало установку не замечать) сколько-нибудь серьезных нарушений.

Можно ли изменить ситуацию

Возвращаясь к рассматриваемому в Заксобрании Карелии законопроекту, необходимо сказать, что путем внесения и принятия поправок ситуацию еще можно изменить. Для этого достаточно к субъектам общественного электорального наблюдения в республике отнести те общественные организации и объединения, в уставной деятельности которых предусмотрено участие в мониторинге и контроле за выборами.

Региональные, межрегиональные и общефедеральные общественные структуры, занимающиеся независимым, непартийным контролем за выборами и соблюдением прав избирателей, выступают стержневыми компонентами гражданского общества. Развитие последнего — важнейшая составляющая демократизации всех властно-общественных отношений.