Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover
Суздаль, площадь перед ТИКом. Закат. Фото: Андрей Спиридонов

Владимирские выборы глазами ивановского наблюдателя

Блог | Андрей Спиридонов
Наблюдатель из Иванова

Как шутили в сети под вечер воскресенья, последний раз Владимир был в топе новостей в 1238 году. И правда, между взятием Владимира Батыем и изгнанием оттуда Орловой на владимирской земле событий такого масштаба не происходило. Интеллектуал вроде Акунина мог бы даже представить эти события звеньями одной исторической цепи, но понять всю цепь не каждому хватит образования. Я вот тоже склонен видеть в том, что Орлову прогнали, реванш Орде (нынешняя власть недалеко от нее ушла), но лучше напишу о вещах более очевидных, к которым лично причастен.

Есть такой вид отдыха — электоральный туризм, своего рода разновидность охоты. Суть в том, чтобы отправиться наблюдателем на выборы в другой город, а бывает, что и в другую страну — поохотиться на нарушения и фальсификации. Как и в других видах охоты, удовольствие составляют местные красоты и достопримечательности, азарт, напряжение сил и определенный риск. Азарт — в поиске и пресечении фальсификаций, напряжение — день голосования занимает практически сутки без отдыха, если считать от выезда на участок до ввода итогов голосования, а риск — мой первый опыт наблюдения в 2011 году даже в родном городе закончился дежурной частью отдела полиции № 4, например.

История выборов в России знает и гораздо более крутые кейсы вроде сломанного носа Андрея Скорохода, но риски не останавливают охотников, особенно если ожидается крупная дичь. Долгое время я с охоты возвращался с пустыми руками. Удавалось только посмотреть, как целые стада сплоченных фальсификаторов безнаказанно резвятся и нагло машут хвостом немногочисленным охотникам, не даваясь в руки. Зато повадки дичи изучены на разнообразных примерах вдоль и поперек. Хотите, расскажу, как у нас делаются любые результаты на любых выборах?

Во-первых, надо держать людей, которых принято считать народом, подальше от голосования. Политтехнологи называют это «сушить явку». Полезно пропагандировать точку зрения, что всё уже решено и от нас ничего не зависит. 

Во-вторых, надо заставить зависимых от власти как раз наоборот, прийти и проголосовать как положено. Запугать, промыть мозги, подкупить, пообещать ништяков — способов много. 

В-третьих, надо мобилизовать по максимуму стариков и больных на грани дееспособности, предварительно проведя с ними работу, и организовать массовое надомное голосование. Обращаю внимание — в этих действиях хотя формально и нет ничего противозаконного, но по факту они тотально фальсифицируют волеизъявление граждан, искусственно препятствуя одним группам и способствуя другим сделать свой выбор.

Если вброса избирателей недостаточно, то вбрасывают бюллетени, но обычно в этом нет необходимости — народ на выборы не ходит, бюджетники и солдаты голосуют как надо, а к каждой бабушке придут с урной выбирать будущее для внуков и только что галочку за нее не поставят. Но Приморье показало, что иногда приходится на специальных участках делать 100% «за» при 98% явки, а то и переписывать протоколы или непосредственно вводить в ГАС «Выборы» нужные цифры. Главное, чтобы все звенья системы работали слаженно, и все получится. 

А, забыл — еще надо, чтобы наблюдатели не видели и не мешали.

После Приморья во Владимирской области ожидалась крупная дичь и интересная охота, поэтому желающих принять в ней участие оказалось немало. Надо сказать, что есть категория наблюдателей, которым недостаточно соблюдения формальной законности, и массовое подконтрольное голосование они тоже считают фальсификацией и стараются пресечь. Видимо, поэтому на пресс-конференции по итогам владимирских выборов добровольный десант наблюдателей и назвали «третьей силой», повлиявшей на результат.

Не знаю, может быть, наше присутствие кого-то от чего-то действительно удержало. Но я вам так скажу: во-первых, во Владимирской области толком не умеют фальсифицировать выборы — во всяком случае, в Суздальском районе, куда высадилась ивановская команда. 45 надомников на 1600 избирателей на участке — это что, мобилизация? А 25 из этих 45 за кандидата не от власти — это так проведена работа? Соцработники, ТОСы и психоневрологические интернаты не присылают на участки списки сотен желающих проголосовать на дому — как тут власть на выборах удержать? Одним удалением наблюдателей с участков во время подсчета? Во Владимир надо прислать наших, для повышения квалификации работников избирательной системы и смежных отраслей. 

Во-вторых, люди в суздальских участковых комиссиях, не имея большого опыта фальсификаций, гораздо меньше, чем обычно, развращены и не готовы участвовать в подтасовках лично, а своим присутствием смущают более опытных в злодеяниях старших товарищей. Видимо, поэтому участковые комиссии с протоколами часами не пускали в ТИК и не вводили данные в ГАС «Выборы», решая, что делать с неожиданными результатами.

А в-третьих, и это самое главное: владимирский народ взял — да и пришел голосовать. Это и была «третья сила», которая решила исход голосования, а не наш корпус наблюдателей. Орлова победить не могла. Сипягин победить не хотел. Люди всё решили сами, наблюдатели только обеспечили гласность. Если бы не наблюдатели, страна не узнала бы, как кое-где меняли местами результаты кандидатов в протоколе, чтобы не пересчитывать контрольные соотношения, например. Или что владимирский облизбирком, на грани приморского сценария, три часа думал, не ввести ли в ГАС «Выборы» нужный результат, не глядя в протоколы. Но главное — на участке, где я остался на подсчет голосов, Орлова — 137, Сипягин — 396, и примерно так повсюду.

Недавно про выборы в Шуе я писал, что для смены власти на выборах нужно два условия: кандидат, который не боится агитировать, и избиратели, которые не боятся голосовать. Владимирская губернаторская кампания показала, что достаточно и одного условия. Оказалось, не нужен даже альтернативный кандидат. Больше того, он может даже мешать — не давать направления на участки квалифицированным наблюдателям, посадив своих, абсолютно неподготовленных (а потом и этих удалить с подсчета), запретить писать жалобы на комиссии и вообще пропасть в день голосования неизвестно куда. Но если люди решили, что хватит, то любые кандидаты бессильны.

А вы говорите, если не Путин, то кто? Да хоть Сипягин, прости Господи. Тоже Владимир Владимирович, между прочим.


P. S. Народ, айда в наблюдатели? Тут становится всё интереснее.


Читайте также о губернаторских выборах во Владимирской области: