Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Избирательные бюллетени в Швеции

Блог | Олег Реут
Политолог, эксперт «Голоса»

Так получилось, что автор этих строк 9 сентября оказался в небольшой журналистско-блогерской поездке в Швеции, приуроченной к очередным парламентским выборам.

Мы привыкли к тому, что избирательные бюллетени наделяются некими фетишистскими характеристиками. Центральные телеканалы рассказывают, что накануне выборов специально отобранные типографии получают задание особой важности. При малейшей неточности при печати вся партия бланков идёт под нож. Степеней защиты оказывается чуть ли не больше, чем на денежных купюрах. Документы строжайшей отчётности. Развозятся вооружёнными представителями правоохранительных органов. Хранятся в надёжных сейфах. Постоянно пересчитываются.

Современные политологические учебники называют избирательные бюллетени «документами конституционной важности». Ведь при анализе знаков на этих листах бумаги избирательная комиссия определяет победителя выборов и, значит, того, кто должен быть наделён политической властью.

В общемировой практике нет идеального дизайна для избирательного бюллетеня. Где-то квадратики для выражения волеизъявления располагаются справа, где-то — слева. Есть бюллетени, где вообще нет информации о кандидатах, а в центре листа отведено место (часто — очерчен круг), в котором нужно проставить, например, цифру, соответствующую порядковому номеру кандидата или партии в агитационных материалах.

Хотя, конечно, чаще всего бюллетени представляют собой стандартизированные бланки, содержащие фамилии кандидатов на выборные должности и/или наименования избирательных объединений (партий, движений). Заполнение бюллетеня заключается в том, что избиратель ставит любой знак в специально отведённом месте, отождествляемом с кандидатов/кандидатами, за которого/которых он голосует, либо «в квадрате», расположенном по строке «Против всех кандидатов».

Особую загадку для электоральных гурманов представляют «бюллетени неустановленной формы». А если анализировать совокупность прилагательных, описывающих бюллетени, то стоит вспомнить про действительные и недействительные, незаполненные, испорченные, физически деформированные, подсчитываемые автоматически и вручную, обнаруженные (в ящике для голосования) и унесённые (избирателем).



Особенностью шведских выборов является то, что на участке избиратель не получает на руки единообразный бюллетень для голосования. Пришедший голосовать сперва направляется к столам, на которых стопками разложены бюллетени — небольшие листки, напечатанные самими партиями. Как правило, избиратель сразу набирает несколько листков (в т. ч. для того, чтобы идущий следом не мог видеть партийного предпочтения) и только в кабине для голосования делает отметку в одной из «заготовок» от той партии, кандидатов которой он намерен поддержать. После этого бюллетень опускается в конверт, который передают в руки члену избирательной комиссии. Он на ощупь проверяет, один ли лист в конверте (для удобства в нём есть небольшой вырез), после чего самостоятельно опускает конверт в ящик для голосования.



Признать эту систему в полной мере беспроблемной нельзя. По сообщениям шведских средств массовой информации, в день голосования были неоднократные случаи, когда выяснялось, что бюллетени одной из партий полностью исчезали, и избирателям, готовым голосовать за её кандидатов, приходилось ждать определённое время, пока партийные активисты доставят и выложат новую стопку. При этом было очевидно, что данные избиратели ожидали именно временно отсутствующие бюллетени, что косвенно нарушало тайну голосования.

Ситуация ещё более усложняется, если принимать во внимание то, что, в соответствии с действующим законодательством, в Швеции нет «дня тишины», и агитация разрешена и в день выборов, и даже в непосредственной близости от входа в помещения для голосования. На тех участках, на которых получилось побывать, действительно присутствовали партийные активисты (хотя и не от всех партий), которые ещё на улице предлагали взять их бюллетени. Такое нерегламентируемое навязывание уже неоднократно подвергалось обоснованной критике со стороны институтов, осуществляющих независимое наблюдение.