Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Курьер для бюллетеней

Блог | Вячеслав Чернов
Наблюдатель из города Таштагол Кемеровской области

Как обычно, слабонервных от экрана прошу удалиться. Очередная замечательная история. 

Произошла она 18 марта в одном из старейших учебных заведений города — Таштагольском горном техникуме на УИК № 1415.

Действующие лица:

— Наталья Анисимова — председатель избирательной комиссии и заместитель директора горного техникума по воспитательной работе и соцвопросам;

— Владимир Чикалёв — член комиссии и председатель Совета ветеранов отдела МВД России по Таштагольскому району, подполковник милиции в отставке;

— Виктор Шебалин — член комиссии, преподаватель Горного техникума, глава профсоюзного комитета, многодетный отец (псевдоним «курьер»);

— Любовь Быкова — начальник Таштагольского автовокзала, представившаяся членом общественной палаты без ограничений (очень сильно настаивала, что без ограничений). Видимо, обязанность провести выборы честно по ее мнению входит в разряд тех самых ограничений, над которыми она имела власть.

— Двое из ларца, одинаковы с лица — невесть откуда появившиеся на избирательном участке два статных молодых человека, сыгравших ключевые роли в «телепортации» неиспользованных бюллетеней из тайника на стол для увеличения стопки кандидата Путина. Одного из двоих зовут Алексей Гришуков — начальник отдела Таштагольской администрации по делам ГО и ЧС;

— Виктор Беликов — воин света 77 лет от роду. Член комиссии и единственный человек на этом участке, считающий, что выборы должны быть честными;

— Прочие лица.

Как уже давно стало понятно, сам избирательный день нас интересует исключительно в части количества опущенных в этот день в урну бюллетеней.

Итак, подсчет опущенных в урну бюллетеней в этот день показал, что таких оказалось — 618 штук.

В итоговом протоколе это число превратилось в 1025.

Разница в 407 бюллетеней по закону жанра должна магическим образом присоединиться к настоящим голосам наивного электората.

Послушайте, как это случилось.

Первым делом сразу после окончания голосования председатель удалила с участка наблюдателя, которую Беликов взял себе союзники. Удалила на основании того, что вместо паспорта у женщины с собой была только копия. Спрашивается, почему это не сыграло роли утром, в момент регистрация наблюдателя на участке?

Итак, к моменту подсчета голосов Беликов остается без помощника. Женщина иногородняя, ей некуда идти, и она остается ждать его на улице. 

Старик занервничал, так как ощущал свою ответственность за произошедшее.

На скорую руку производится подсчет небольшого числа оставшихся на виду бюллетеней для гашения. Маги называют число 51. Всего бюллетеней было 1100. Вскрывают переносные ящики. Беликов самостоятельно считает количество бюллетеней, их 24, и просит сверить с количеством заявлений. Возникает перепалка между членами комиссии, которые не хотят сличать цифры (напоминаю, если заявлений окажется меньше, чем бюллетеней, даже на один, это полностью аннулирует результат переносных ящиков).

Председатель хватает телефон и начинает жаловаться, по всей видимости в ТИК, на Беликова. По ее мнению он медленно считает и если дать ему и дальше заниматься подсчетом, то неизвестно, когда мы тут закончим, придется нам тут сидеть до 12 ночи.

Когда истерика у председателя закончилась, а случилось это всего лишь в 20:15, был вскрыт стационарный ящик. Началась сортировка бюллетеней.

Ни о какой работе с книгами избирателей, разумеется, речи не идет — всё, что мешает проведению фальсификации, отбрасывается за ненадобностью.

После сортировки бюллетеней кузбасскими комиссиями вы редко увидите ровно сложенные на столе пачки по числу кандидатов. Хаос на столе будет оставаться как можно дольше, потому что нужно украсть голоса у кандидатов, да еще и приплюсовать несколько сотен неиспользованных бюллетеней одному из кандидатов. Так было и в этом случае — результаты сортировки порядка на столе не добавили, а Беликов сразу же потребовал самостоятельно пересчитать пачку Путина.

Это вызвало напряжение, а за бюллетени начала хвататься начальник автовокзала, попытку вмешательства которой Беликов решительно остановил, потребовав у неё документ, на что та возмутилась и заявила о своем высоком статусе члена общественной палаты без ограничений.

Все зашикали на старика: «Без ограничений! Без ограничений!». Но старик был непреклонен и заявил, что видит перед собой обычного наблюдателя, которой не позволено трогать бюллетени.

Вскоре после того, как Беликов сел считать путинские голоса, на его телефон позвонила удаленная с участка помощница. Он попросил её подождать. Через несколько минут она позвонила опять и сообщила, что замерзает. Беликов стал упрашивать комиссию, чтобы женщину пустили в здание. Она из Осинников, не знает куда идти. Он обращается ко всем, но на него обрушивается шквал голосов, что ей не положено находиться в помещении, что у неё нет паспорта, а начальник ГО ЧС в сердцах восклицает: «Мы что, кому-то что-то плохо делаем!?» 

Расстроенный старик в последней надежде обращается к полицейским. Те разводят руками и мычат. Беликов убегает на улицу отдать ключи и объяснить, как найти квартиру.

Сразу к стопке Путина бегут члены комиссии. Слышится шум. «Идет!» — шепчет председатель. Комиссия разбегается. Шум стихает. Потом все опять подходят к стопке бюллетеней за Путина. Они долго шуршат бюллетенями, перекладывают их. Раз за разом происходит обсуждение личности 77-летнего честного старика.

Выясняется, что он сумасшедший, предлагают его закрыть и пойти домой, пусть сидит и считает? Оборудование участка потихоньку разбирают.

Через час возвращается деморализованный Беликов, он понимает, что уже всё позади и просто хочет получить копию итогового протокола. Он думает, что фальсификация произошла в его отсутствие.

И? Это всё? Больше ничего? Ну как же. Я, как всякий хороший драматург, приберег для финала самую прекрасную сцену. Мысленно отматываем пленку назад, на момент, когда происходит сортировка бюллетеней. Включайте воображение.

Члены комиссии окружили сдвинутые столы. Беликов занимает самую невыгодную позицию. Один из двух добрых молодцев становится вплотную к столу, спиной к Беликову и отрезает видимость левой части стола. Никто не делает молодому человеку никаких замечаний. Все понимают насколько важна исполняемая парнем роль ширмы.

Председатель приближается к Шебалину и что-то шепчет ему на ухо. Потом обходит стол и шепчет на ухо трем другим членам. После этого она в компании члена общественного совета удаляется в кабинет. Через пару минут на телефон Шебалина раздается звонок, он отделяется от стола и уходит в кабинет к председателю.

Через пару минут он возвращается. Уходил он в расстегнутом пиджаке, а возвращается в застегнутом и держится неестественно прямо. Многодетный отец боится расплескать сотню-другую будущих голосов, спрятанных под пиджаком. 

Он заходит за служащего ширмой мужчину, который не только закрывает обзор Беликову, но и загораживает «курьера» от камеры. Вторая камера снимает происходящее с другой стороны. Её обзор загораживает собой начальник ГО ЧС. 

«Курьер» закрыт с двух сторон телами соратников. Он производит «выгрузку» первой партии. Число неиспользованных бюллетеней слишком велико. «Курьер» делает вторую ходку. Все действия повторяются. Подслеповатый старик высматривает в общей куче бюллетени Жириновского, ему невдомек, что всего в метре от него сотнями добавляет голоса другому кандидату.

Прямо напротив делает вид, что ничего не происходит, подполковник в отставке, бывший сотрудник Следственного комитета.

Двух рейсов оказывается недостаточно. Шебалин отправляется на третью «зарядку».

Все действуют слаженно и профессионально. Выгрузка завершена. Задачи выполнены.

Ну вот и всё. Завершается нелегкий день ещё у одной организованной группы поддержки.

Спецоперация по нейтрализации 77-летнего больного старика окончена, все отправляются на покой.

А следующая остановка ждет нас в моей родной школе № 9, директор которой в сентябре собирается стать муниципальным депутатом.

Не удивлюсь, там тоже будут обнаружены приписки в 400-500 голосов, а как это было – расскажу в следующей серии.

* В блогах на «Голосе» наблюдатели и эксперты пишут о событиях, происходящих на выборах, делятся наблюдениями, экспертными мнениями и предложениями. Блоги выражают личную позицию авторов.