Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Выборы в степи: объединенная оппозиция и борьба подвозов

Блог | Дина Григорьева
Региональный координатор движения «Голос» в Московской области

29 июля десант «Голоса» наблюдал выборы в Калмыкии — в Целинном районе выбирали местного депутата. Выборы оказались конкуретными, а наблюдатели были поражены местным колоритом.

Про Калмыкию

Калмыкия — безусловно интересная республика, со своей культурой, вымирающим национальным языком и не самой популярной в России религией. Регион расположен в зонах степей, полупустынь и пустынь и занимает территорию с общей площадью 75,9 тыс. км²

Три дня с моими коллегами из «Голоса» я провела в завораживающей восточной республике. Завораживает она прежде всего своей культурой и буддизмом, который здесь является главной религией, исповедуемой большей частью местных жителей. За то время, которое мы тут были, не удалось узнать все о жизни калмыков, но основные и самые интересные факты я постараюсь рассказать в этом блоге. 

Нам очень повезло познакомиться здесь с Батыром Боромангнаевым, председателем регионального отделения партии «Яблоко», связь с ним наладил координатор «Голоса» в Татарстане Михаил Тихонов еще до нашей поездки в Элисту. Повезло, потому что Батыр — историк, и знает все не только про историю Калмыкии, но и про общественно-политическую жизнь Элисты. А она тут, поверьте, тоже не проста.


Путь

Лететь самолетом из Москвы безумно дорого, обратно еще дороже, поэтому наш путь был очень замороченным и безумно жарким. Я добралась до Ростова-на-Дону, а оттуда с координатором «Голоса» в Свердловской области Сашей Грезевым мы отправились в путь на 16-местной маршрутке со слабым кондиционером, прохлада которого не доставала до наших дальних мест. Ехали мы 8 часов — 457км. Было жарко. Миша ехал на автобусе из Волгограда пять часов, Алексей почти сутки на автобусе из Москвы. Других путей в Элисту, кроме как на автобусе, нет. Странно, что нет ж/д сообщения, все же это столица одного из регионов России. Добрались мы только ночью в пятницу, заселились к гостиницу «Элиста», отправились поужинать и прогуляться после долгого сидячего дня.


Про город

Город представляет собой смесь советских построек и современных этнических сооружений. Много различных памятников, где изображены национальные герои, богатыри. В городе чисто, мусор не валяется.  Отдельного внимания требует крупнейший буддийский храм республики — новый центральный хурул «Золотая обитель Будды Шакьямуни», в котором расположена самая высокая в Европе статуя Будды. 

Для россиянина из средней полосы это весьма необычно, и иногда даже кажется, что ты где-то в Индии или Китае, вот только бы еще местное население говорило на родном калмыцком языке. 

С родным языком здесь все плохо — на улицах города вы не услышите калмыцкой речи. Мало того, закрыв глаза, вы ни за что не поймете что рядом с вами калмыки — потому что их речь ничем не отличается от речи москвича. Нет ни малейшего акцента. Это, конечно, печально. По рассказам нашего нового друга, в школах калмыцкий язык не является обязательным, родители не считают нужным учить детей родному языку. Уроков истории родного края тоже нет, ее преподают лишь в малом количестве школ.

Кроме главного хурула, который невероятно красив снаружи в внутри, на центральной площади Ленина есть еще достопримечательность под названием «Пагода семи дней», которая имеет нетривиальную историю. Еще в 2004-м между Домом правительства и 1-м корпусом Калмыцкого госуниверситета располагалась обычная для бывших советских городов площадь — с непременным памятником Ленину посередине. Ее реконструкция началась после разгона общереспубликанского митинга, 20 сентября 2004 года, с требованием отставки президента Республики Калмыкия Кирсана Илюмжинова. Вождя мирового пролетариата «вынесли» за огражденный периметр, его прежнее место заняла пагода.

В архитектуре центра Элисты стал доминировать религиозный мотив. Безусловно, это придает столице Калмыкии определенный восточный колорит. И новый облик площади действительно пришелся элистинцам по нраву. Но трюк с организацией пространства фактически лишил оппозицию возможности обращаться напрямую к республиканской власти. 


Про жителей и еду

С каждым годом жителей Элисты становится все меньше и меньше. Большая часть населения — это люди старшего и преклонного возраста. Молодежи очень мало. Экономика слабая, бюджет города невелик. Здесь нет крупных предприятий, все держится на маленьких магазинчиках и ларьках. Люди могут работать только в них или в бюджетных структурах. В республике есть нефть и другие полезные ископаемые, но у самой республики нет к ним доступа. Есть большие сложности с питьевой водой. В некоторых местах она стоит девять рублей за пять литров. Люди живут небогато. Национальный язык погибает. Лично у меня сложилось впечатление, что здесь люди выживают. Они могут удовлетворять только свои низшие потребности (по Маслоу), такие как жилье, самообеспечение, безопасность, возможно поэтому здесь низкая общественная активность и высокая миграция населения. Наверно все дело в духовности и философии буддизма, которая присутствует здесь повсеместно.

Национальная калмыцкая еда мне показалась вкусной. Калмыцкая кухня несёт в себе отпечаток кочевого скотоводческого быта калмыков и не отличается большим разнообразием. Основные ингредиенты калмыцкой кухни — молоко и, как правило, отваренное или жареное мясо (баранина и говядина). Блюда калмыцкой кухни широко распространены среди калмыцкого народа и в настоящее время, они являются неотъемлемой частью его культурной и материальной традиции. 

Я попробовала махан — наваристый бараний бульон с картошкой, бёрюги — крупные пельмени, борцоги — лепёшки из пресного теста различной формы и традционный калмыцкий чай — чай с молоком, маслом, солью, мускатным орехом и лавровым листом. Популярен также дотур — тушёные в воде мелко нарезанные внутренности и мясо, которые запекают в желудке барана в земле. Вообще здесь все очень дешево, особенно после Москвы, на свой обед из двух основных блюд чая, компота, сметаны и булочки я вложила около 200 рублей.


Про выборы

Добраться понаблюдать выборы Калмыкии очень сложно не только из-за дороги в этот регион, но и потому что, вне единый день голосования они практически там не проходят. В ноябре прошлого года редкая возможность появилась, были назначены выборы в самой Элисте, но в этот день все внимание активистов, кто мог бы куда-то поехать, было сконцентрировано на Псковской области, где проходили выборы главы Гдовского района. 

На 29 июля же довыборы районного депутата назначили в связи с осуждением Валерием Лиджиева, главного врача Целинной районной больницы. Следствие установило, что депутат выписал доверенность на получение товара и отдал её своему сыну, который, получив шины, установил их на личный автомобиль.


Кто участвовал

В дополнительных выборах собрания депутатов Целинного районного муниципального образования Республики Калмыкия четвертого созыва по одномандатному избирательному округу № 4 принимали 3 кандидата. Зольван Бочиров — «Единая Россия», Герензель Очирова — самовыдвиженка, Мария Сушко — ЛДПР. Были еще два кандидата, которые сняли свою кандидатуру незадолго до дня голосования, поэтому избирательные комисии вычеркивали одного из них в бюллетенях вручную. Мингиян Джунгуров от партии «Малого Бизнеса России», по словам местных жителей, просто передумал, и собирается избираться в Элисте позже. А Батыра Лиджиева от «Справедливой России», со слов представителей Очировой, заставили снять свою кандидатуру под угрозой увольнения.

Всего в округе голосование проходило на четырех участках. Два из них находились в селе Троицкое, один УИК в поселке Ики-Чонос в 20 км от села и еще один в Ялмте, примерно в 60 км езды по плохой дороге от районного центра. В целом нам повезло, что логистика вышла относительно легкая и участки оказались в доступности от Элисты. Калмыкия — большой регион и, если в большинство мест подальше добраться было бы уже невозможно. 

В этот раз мы наблюдали в статусе представителя СМИ, поскольку все УИКи были закрыты наблюдателями и ПСГ от кандидата Очировой, ее активистами. Мы вчетвером тоже распределились по всем участкам, нам с Мишей достались самые отдаленные. Миша отправился в долгий 60-ти километровый путь сквозь калмыцкие степи, а я в пос. Ики-Чонос, что в переводе означает «Большие волки».

Ики-Чонос небольшое поселение, на избирательном участке № 178 там зарегистрировано 702 избирателя. Сразу замечу, что в реальности здесь живет около 100 человек — все остальные перебрались в крупные города или уехали на заработки. Сам избирательный участок располагается в здании администрации поселка. Это небольшое белое строение с несколькими комнатами, без канализации и удобств. Здесь даже окна не открываются, поэтому в течении дня мы все умирали от духоты. Рядом располагается недействующий заброшенный дом культуры, памятники Ленину и героям ВОВ, маленький магазинчик.

В субботу днем мы встретились с одним из кандидатов — Герензел Очировой, которая шла на выборы как самовыдвиженка. В числе ее сторонников оказались представители различных политических сил: КПРФ, «Коммунистов России», «Яблока» и других. Здорово, что вся оппозиция объединилась для борьбы с провластными кандидатами. Название партий для этих людей вообще значение не имеет. Например, отец Очировой — сам депутат в этом районе от «Коммунистов России», но по факту это довольно демократическая оппозиция. Объединяет их в первую очередь твердое неприятие к региональной власти, но во многом также и к федеральной.

На встрече нам рассказали о особенностях избирательных участков, возможных видах фальсификаций или злоупотреблений. Например, на одном из УИКов (самом крупном) председатель комиссии — двоюродный брат кандидата от «Единой России», Зольвана Борчиева. Законом это не запрещено, реальных манипуляций, как считают, он тоже не проводил. Но вот личная заинтересованность в исходе была очевидна. Например, по ходу голосования его очень интересовала явка и на других участках, а уже после подсчета голосов на своем он стал волнительно ждать информацию с соседних и высчитывать голоса.


Открытие и голосование на УИК

На УИК я прибыла уже после открытия избирательного участка. По словам общественных контролеров, которых было только два и оба от кандидата Очировой, открытие прошло спокойно, однако была написала одна жалоба, по вопросу передачи бюллетеней членам комиссии. Оказывается, такого акта не было. После жалобы комиссия устранила упущение. Помещение для голосования соответствовало всем требованиям законодательства, за исключением одного: на стенде информации не было образца заполнения бюллетеня, как следствие на подсчете голосов мы обнаружили несколько бюллетеней с двумя галочками и более. 

Необычно: в кабинках для голосования висело напоминание с просьбой избирателям складывать бюллетень пополам во избежание нарушения тайны голосования.

Сам процесс голосования был достаточно скучен и прост. Редкий избиратель захаживал в помещение, «перекати поле» мчалось по Ики-Чоновской степи снаружи. На моем избирательном участке, в отличии от сельских УИКов, большого количества подвозов я не заметила, лишь редкие машины с избирателями приезжали днем. Стояла жара. 

Всего за время голосования с 8:00 до 20:00 проголосовали 76 избирателей, двое их них на дому. Ни одного избирателя с открепительным удостоверением не было, хотя по четырем УИКам их было выдано 31 штука (из них 30 на самом дальнем участке в Ялмте) и большая часть из них не была использована. Возможно, с открепительными удостоверениями готовилась фальсификация, но большое количество наблюдателей или какие-то другие факторы помешали ее осуществить. В итоге по открепительным на всех участках проголосовало лишь 8 избирателей. Таким образом, из списков были вычеркнуты 24 человека, которые взяли открепительные, но таинственным образом куда-то исчезли и не пришли голосовать.

Во второй половине дня был интересный случай. В помещение для голосования пришел дедушка, ему выдали бюллетень, но он не знал за кого голосовать и пошел в фойе ознакомиться с информацией о кандидатах. Однако избирательная комиссия попыталась его остановить, запретив выносить бюллетень из помещения. Дедушка выкинул бюллетень на пол, пошел в фойе. Спустя пару минут вернулся поднял с пола бюллетень и проголосовал.


Подсчет голосов

В 19:59 каждый из присутствующих на УИКе в последний раз вдохнул свежего уличного воздуха, и на час мы все погрузились в душное, непроветриваемое помещение для голосования. Благо всего 76 бюллетеней — считали недолго. На этом этапе я как обычно столкнулась с негативом членов комиссии в мою сторону. Так происходит чаще всего: целый день ты общаешься с комиссией легко и непринужденно, за восемь часов они становятся тебе практические родными, поют чаем, угощают конфетами, ведь нет поводов для конфликтов, все спокойно. Но всегда наступает «ночь» и во время подсчета голосов, комиссия начинает нарушать процедуры, с чем приходится бороться и делать замечания. 

Могу сказать, что сам процесс подсчета проходил честно и я понимала, что умысла изменить результаты голосования у членов комиссии не было. При этом с точки зрения закона часть процедур была не соблюдена. На мой взгляд, это банальная безграмотность членов комиссии, и что важно, недостаточно хорошая работа ТИК. 

Подсчет и погашение неиспользованных бюллетеней прошли хорошо, сам процесс подсчета бюллетеней в ящиках для голосования тоже. А вот работа со списками выглядела следующим образом: первое, что сделали члены комиссии — просто разброшуровали все книги. Видели бы вы мое удивление на лице. 



Далее каждый в хаотичном порядке взял себе по несколько листов и начал считать данные по каждому листу и вносить их карандашом. Потом каждый лист переходил в руки председателя, тот его перепроверял и вносил данные уже ручкой.

После этого они собрали весь список в соответствии с нумерацией страниц и книг и снова сшили всю книгу, сделав суммарные записи на последнем листе. То есть мы не услышали данные по каждой книге, а все потому, что у комиссии в конце каждой книги списка избирателей не было листа для внесения суммарных данных по каждой конкретной книге. По словам председателя, работу со списком в таком порядке они производят уже много лет подряд и ТИК им не печатает тот самый лист. Так же и с образцом заполнения бюллетеня. 



Кстати, у председателя не было рабочего блокнота УИК, что скорее всего и затрудняло работу на участке. Уже после я общалась с председателем ТИК, которая обосновала такую работу комиссии новым ее составом и к сожалению не смогла ответить по существу на наши комментарии. Зато она нас доброжелательно выслушала, обещала исправиться и уделить время качественному обучению членов комиссии, за что ей большое спасибо. 

После подсчета голосов и упаковки документов, я минут 15 пыталась получить заверенную копию протокола. Первая копия, которую мне выдала секретарь, была сделала раньше, чем подписан сам протокол об итогах голосования. Потом еще несколько испорченных версий, и только после того, как мои отношения с секретарем окончательно испортились, я неожиданно получила свою долгожданную верно заверенную копию. От радости я даже забыла расписаться о ее получении в реестре выдачи копий протокола. 

Несмотря на то, что во время подсчета голосов и попыток фальсифицировать результаты голосования не было, я заметила некоторые действия комиссии, которые могут вызвать подозрение. Например: во время подсчета неиспользованных бюллетеней члены комиссии долго и неоднократно пересчитывали их количество, председатель старался не оглашать данные в промежуточных стопках, а в конце просто объявил цифру. Пришлось быть внимательной и складывать в уме данные по стопкам, благо не так много бюллетеней. Во время подсчета голосов, бюллетени в каждой стопке не подсчитывались путем перекладывания, некоторые данные просто появлялись путем вычитания голосов из общего количества бюллетеней в ящиках. 

Бюллетени очень быстро свернули, как, кстати, и список избирателей, который был спрятан в упаковку сразу после подсчета по списку. Я могу лишь предположить, что есть вероятность фальсификаций итогов голосования на этом этапе с помощью четкого алгоритма действий со стороны избирательной комиссии. Однако надеюсь что я ошибаюсь и местные жители, в большинстве своем исповедующие буддизм, карму свою только лишь улучшают с помощью честных выборов. 

Если говорить про результаты, то оппозиция проиграла. Общий расклад голосования 55,2% за кандидата «Единой России», 35,8% — самовыдвиженка. На трех УИКах победа за Зольваном Бюрчиевым и на одном УИКе № 178, где наблюдала я, выиграла Герензел Очирова. Команда оппозиции сработала неплохо, закрыв все избирательные участки, и проведя хорошую агитационную кампанию, однако проиграла в битве подвозов. Нам кажется, что именно она определила здесь победу. Наибольшее количество голосов (72,7%) Бюрчиев получил на самом крупном УИК 186, где председатель его двоюродный брат и однофамилец. Именно туда по нашим ощущением и было осуществлено наибольшее количество подвозов малыми группами на разных машинах, но доказать мы это не можем.

Кстати, Зольван Канурович Бюрчиев, который выдвигался от «Единой России» на основных выборах в Собрание депутатов района в сентябре 2015 в этом же округе года шел самовыдвиженцем и проиграл всего несколько процентов кандидату от «Единой России». А на УИК №186 и вовсе занял первое место.

Так прошло мое наблюдение за выборами в Калмыкии. Это была миссия, со своими интересными электоральными особенностями, национальными колоритом и вкусной традиционной калмыцкой кухней, которую мы отведали в ресторане Элисты, дождавшись возвращения Михаила с маленького и далекого участка в Ялмте.