Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Бюджетная кормушка: за шесть лет граждане заплатили партиям 30 млрд рублей

Российские граждане заплатили политическим партиям более 30 млрд рублей за шесть лет.  Это выяснили эксперты движения «Голос», они проанализировали финансирование политических партий с 2012 года.

Выяснилось, что «Единая Россия» в 2017 году получила более 5 млрд рублей дохода, при этом 80% него  — средства федерального бюджета. Все остальные партии, вместе взятые, — в два раза беднее.

При этом господдержка партий не ограничивается бюджетным финансированием, их корпоративные доноры также получают государственные контракты. Однако более 90% компаний-господрядчиков являются донорами одной партии — «Единой России». 

Все большее распространение получает система поддержки партий через аффилированные с ними фонды и некоммерческие организации, что делает эти доходы непрозрачными. Партии практически перестали привлекать частные пожертвования, их доля крайне мала.

Именно поэтому систему финансирования партий необходимо реформировать, чтобы побудить партии работать с избирателями на низовом уровне, отмечает один из авторов доклада, член Совета движения «Голос» Станислав Андрейчук:

«Наши депутаты регулярно повышают бюджетные выплаты партиям, к которым сами принадлежат. По сути, перекладывают деньги из кармана граждан в карман своей партии. Надо им помочь избавиться от этого конфликта интересов и позволить гражданам самим решать, хотят ли они их финансировать».

Текст доклада мы направим в Генпрокуратуру,  Центризбирком России, Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ и Группу государств по борьбе с коррупцией (ГРЕКО). 

«Голос» регулярно оценивает прозрачность системы финансирования политических партий, это пятый доклад, посвященный данной теме. 


Аналитический доклад 

Сравнительный анализ финансирования парламентских партий России в 2012–2017 гг.

Введение

Выводы

Рекомендации

1. Общая характеристика доходов политических партий

2. Установленное законом государственное финансирование политических партий

3. Государственная поддержка околопартийных НКО и фондов

4. Содержание помощников депутатов Государственной Думы России

5. Государственные контракты донорам политических партий

6. Корпоративные и частные пожертвования и партийные взносы

7. Скрытое иностранное финансирование



Введение

Движение «Голос» продолжает ежегодный мониторинг прозрачности финансирования политических партий. Деньги являются одним из ключевых ресурсов в ежедневной политической деятельности, а непрозрачные схемы финансовой поддержки политиков ведут к обострению проблем коррупции и теневого лоббизма. Это негативно сказывается на степени понимания избирателями реальной политической ситуации и интересов политических акторов, снижает осознанность выбора при голосовании.

Проблема давно осознается на международном уровне. Статья 7(3) Конвенции ООН против коррупции 2003 г. обязывает государства-участники Конвенции «рассмотреть возможность принятия надлежащих законодательных и административных мер (…) с тем чтобы усилить прозрачность в финансировании кандидатур на избираемые публичные должности». Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах участниках СНГ 2002 г. требует: «стороны обеспечивают открытость и прозрачность всех денежных пожертвований кандидатам, политическим партиям (коалициям), участвующим в выборах, с тем чтобы исключались запрещенные законодательством пожертвования».

В предыдущие годы вышла серия докладов и статей движения «Голос», посвященных финансовой составляющей политического рынка в России (первый, второй, третий, четвертый). В этих материалах подробно раскрывалась юридическая и методологическая база исследования, поэтому в данном докладе она будет показана лишь кратко.

Финансирование политических партий регулируется федеральным законом «О политических партиях», в котором указаны ограничения на пожертвования. В частности, запрещено участвовать в финансировании партий организациям, в которых 30% уставного капитала принадлежит иностранцам или российским органам власти. Исключение сделано для официального государственного финансирования политических партий, преодолевших 3-процентный барьер на выборах депутатов Государственной думы. На данный момент в России таких партий четыре — они ежегодно получают из федерального бюджета по 152 рубля за каждый голос избирателя, отданный за них на последних федеральных выборах.

Исследование построено исключительно на открытых данных, преимущественно официальных. В его основу легли опубликованные Центральной избирательной комиссией России финансовые отчеты политических партий, данные официального портала госзакупок, фонда Президентских грантов, законы о федеральных бюджетах России за 2012–2018 гг., публикации в СМИ.

В связи с этим необходимо сделать оговорку, что значительная часть поступлений денежных средств идет в фонды партий и кандидатов не напрямую и не отражается в официальной отчетности, доступной гражданам. 

В отличие от предыдущих публикаций, в данном докладе предпринята попытка ретроспективного анализа системы финансирования партий с 2012 г. — первого года предыдущего состава Госдумы — по 2017 г. Некоторые обнаруженные тенденции находят свое развитие уже в 2018 г., о чем в соответствующих местах текста говорится отдельно. 



Выводы

  1. Почти двукратный разрыв в финансовой обеспеченности «Единой России» и всех остальных парламентских партий вместе взятых не оставляет шансов на формирование в России конкурентного политического поля в ближайшее время. В значительной степени этот разрыв достигается за счет государственного финансирования партий. Средства налогоплательщиков, получаемые парламентскими партиями из федерального бюджета по решению самих же депутатов от этих партий, являются доминирующим источником дохода. Если в среднем в 2012 –2017 гг. доля средств федерального бюджета по всем четырем парламентским партиям составила 63,6%, то в 2017 г. она выросла до 81,5%. Всего за последние шесть лет парламентские партии получили напрямую из федерального бюджета более 31,5 млрд руб. При этом существующая модель госфинансирования не привела к усилению политических партий и интенсификации их работы на местном уровне. Наоборот, наблюдается все большая бюрократизация партийного аппарата и снижение зависимости партийных функционеров от избирателей. Не растет и количество членов партий и вовлеченность сторонников в их деятельность. 
  2. Официальное государственное финансирование не является единственным способом государственной поддержки отдельных партий. Им и связанным с ними организациям предоставляют помещения на безвозмездной основе, гранты, субсидии, госконтракты. Более 90% компаний-господрядчиков являются донорами одной партии — «Единой России». Такая безусловная корреляция в доминировании на политическом поле и наличием финансовой поддержки со стороны бизнеса, получающего госконтракты, позволяет предположить наличие политической составляющей в определении исполнителей госконтрактов и тесных связей между компаниями-донорами «Единой России» и госзаказчиками. Свою специфическую роль в поддержке партий играет и содержание помощников депутатов Госдумы, которые в 2017 г. обошлись российским налогоплательщикам в сумму около 1,2 млрд руб.
  3. Сокращение государственного финансирования ведет к позитивному увеличению объема частных пожертвований как в относительном, так и в абсолютном выражении, подталкивая партии более активно работать с потенциальными донорами. Например, объем привлеченных «Справедливой Россией» и КПРФ частных пожертвований вырос в 1,5–2 раза по сравнению с 2015 г.
  4. При этом перед российскими политическими партиями не стоит угроза их «приватизации» со стороны крупного бизнеса. Доля частных пожертвований крайне мала, а индивидуальные пожертвования и партийные взносы со стороны избирателей малозаметны на общем фоне. Партии практически перестали вести работу по привлечению частных пожертвований, включая и работу с избирателями.
  5. Сохраняется и находит свое развитие система поддержки партий через аффилированные с ними НКО и фонды. При этом такие организации не раскрывают публично источники своих доходов, значительно снижая прозрачность системы финансирования политической деятельности для избирателей.
  6. За последние годы значительно улучшилась ситуация с финансированием политических партий со стороны компаний, чьи конечные собственники находятся зарубежом или являются органами власти. Однако законодательные рамки, позволяющие обходить запрет на иностранное и государственное финансирование, сохранились.



Рекомендации

  1. Необходимо существенно пересмотреть систему государственного финансирования политических партий с целью стимулирования активности на низовом уровне и интенсификации контактов с избирателями. Для этого в перспективе представляется возможным заменить прямую господдержку партий и институтов гражданского общества введением селективного налога, который бы позволил гражданам самостоятельно направлять часть уплачиваемых ими налогов на поддержку конкретной партии, НКО или религиозной организации. В частности, можно позволить самостоятельно распоряжаться 0,5% уплачиваемого гражданином НДФЛ (примерно столько сейчас тратит государство на поддержку партий и НКО) при условии проработки механизма компенсации выпадающих доходов местных и региональных бюджетов, а также возможности для налогоплательщика перечислять средства в конкретное региональное отделение организации. Это создаст конкуренцию не только за голоса, но и за деньги избирателей.
  2. Необходимо обязать организации, жертвующие средства в фонды партий и кандидатов, раскрывать информацию об источниках их финансирования на тех же условиях, как это делают сами партии и кандидаты.
  3. Целесообразно ввести в российское законодательство понятие бенефициарного (конечного) собственника и пересмотреть в этой связи формулировки по запрету иностранного и государственного (кроме предусмотренного законом) финансирования партий и кандидатов.
  4. Следует ввести ограничения на оказание поддержки партиям и кандидатам со стороны юрлиц-получателей государственных контрактов и различных форм государственной поддержки (грантов, субсидий и т.п.).
  5. Движение «Голос» согласно с мнением БДИПЧ ОБСЕ, которое считает, что «несмотря на то, что ЦИК сотрудничает с другими государственными структурами в сфере контроля за законностью операций по избирательным фондам кандидатов, она не обладает полномочиями следственных органов по проверке законности операций, возможно осуществляемых за рамками избирательных фондов. Это существенно ограничивает отчетность и прозрачность финансирования кампании». Возможным решением проблемы могло бы стать разделение функций организации выборов и финансового контроля, для чего возможно как создание нового органа, так и передача функций финансового мониторинга уже существующим структурам (например, Счетной палате России).
  6. Создать единую общедоступную базу данных спонсоров кандидатов и политических партий всех уровней. Публиковать в машиночитаемом виде все финансовые отчетные документы региональных отделений и кандидатов-одномандатников на выборах по единым стандартам, включая обязательное опубликование ИНН юрлиц-доноров. 
  7. Необходимо ввести проверку доходов физических лиц, внесших в партийные фонды более 100 000 рублей в течение одного года.



Общая характеристика доходов политических партий

В 2017 г. суммарные доходы четырех парламентских партий снизились в сравнении с 2016 г. Однако это объясняется «аномальностью» 2016 года, когда прошли выборы депутатов Госдумы, на которые партии мобилизовали все свои ресурсы и привлекли максимально возможное количество доноров. В сравнении же с 2015 г. доходы «Единой России» увеличились на 4,6%, а у остальных парламентских партий они снизились: у КПРФ — на 14%, у ЛДПР — на 3,8%. Радикальное снижение доходов произошло у «Справедливой России», растерявшей с 2011 г. значительную часть голосов избирателей — они упали на 39,7%.

Одной из основных проблем остается гигантский разрыв в доходах между «Единой Россией» и остальными парламентскими партиями. Бюджет «Единой России» в 2017 г. в 1,8 раза превосходил суммарный бюджет трех остальных партий. Этот разрыв сохраняется с 2012 г., когда он составлял 1,5 раза. Существующая ситуация практически сводит на нет шансы на появление конкуренции на электоральном поле — ресурсы, находящиеся в распоряжении партий, оказываются несопоставимыми. Особенно, если учитывать, что кроме официального финансирования «партия власти» получает значительные бонусы за счет использования должностными лицами «административного ресурса», который еще более расширяет пропасть между ней и остальными игроками.

Во многом это обусловлено существующей моделью поддержки парламентских партий из средств российских налогоплательщиков. В 2017 г. доля государственного финансирования в доходах политических партий превысила средний для 2012–2017 гг. показатель. Если в среднем в 2012–2017 гг. доля средств федерального бюджета по всем четырем парламентским партиям составила 63,6%, то в 2017 г. она выросла до 81,5% («Единая Россия» — 79,9%, КПРФ — 80%, ЛДПР — 96,7% (!), «Справедливая Россия» — 73%). 



Увеличение госфинансирования в ситуации, когда даже за победившую партию проголосовало на 2 млн человек меньше, чем в 2011 г., было обеспечено за счет повышения «стоимости» голоса, отданного за партии на выборах. Сразу же после выборов четыре парламентские партии провели поправки в законодательство, увеличив «стоимость» голоса со 110 до 152 рублей (всего с 2015 г. эта сумма увеличилась силами самих парламентских партий почти в 3 раза). В результате «Единой России» и ЛДПР удалось увеличить долю поступлений из федерального бюджета даже несмотря на значительно снизившийся уровень поддержки со стороны избирателей, а КПРФ и «Справедливой России» предельно минимизировать потери.  

Показательно, что с увеличением объемов госфинансирования «Единой России» и ЛДПР произошло и резкое сокращение объемов пожертвований в сравнении с 2015 г. (в т.ч. и в абсолютном выражении), в то время как у потерявших часть бюджетных денег КПРФ и «Справедливой России» наблюдается обратная зависимость — партии начали привлекать частные пожертвования.

Таким образом, увеличение госфинансирования ведет к снижению мотивации политических партий привлекать средства через своих доноров, что в перспективе может привести к еще большей оторванности партийных функционеров от избирателей. Госфинансирование становится еще более сомнительным методом поддержки партий, если помнить о высоком уровне фальсификаций на российских выборах, которые фиксируют независимые наблюдатели.



Установленное законом государственное финансирование политических партий

Государственное финансирование политических партий хотя и распространено в мире, однако не является догмой. По состоянию на 2014 г., регулярное госфинансирование партий было лишь в ⅓ стран мира. Еще в ⅓ не было никакой господдержки политических объединений. 

Для введения господдержки обычно называют два основания: она позволяет партиям быть независимыми от крупных доноров, а также такие поступления проще поддаются контролю. При этом госфинансирование должно гарантировать политическим партиям возможность вести системную работу с избирателями, пропаганду своих идей, регулярно участвовать в выборах, включая самые мелкие.

Противники госфинансирования указывают на обюрокрачивание партий, их отрыв от избирателей. Кроме того, одним из сильных аргументов против госфинансирования является то, что партии по своей сути — это объединения граждан, аналогичные общественным организациям и различным клубам по интересам; государство не может вмешиваться в деятельность таких объединений или поддерживать одни в ущерб другим.

Стоит отметить, что эти опасения имеют под собой основания и в России. Дело не только в мизерной и продолжающей убывать доле индивидуальных пожертвований, свидетельствующей о том, что системные партии не заинтересованы в получении материальной поддержки со стороны своих избирателей. Важнее оказывается анализ структуры расходов политических партий. 

В «Единой России» и КПРФ около половины расходов идет на содержание центрального аппарата и региональных отделений, то есть партийной бюрократии. Для сравнения, на участие в выборах и пропагандистскую деятельность «Единая Россия» за 6 лет потратила 29% своих расходов ( в 2017 г. — 25,7%), а КПРФ — 35,4% (в 2017 г. — 22,9%). 




При этом доля расходов на содержание партфункционеров имеет динамику к увеличению. В частности, «Единая Россия» в июле 2018 г. заявила, что планирует принять на работу сто тысяч новых партийных функционеров, которые будут работать в каждом районе. 

Значительно лучше в этом смысле ситуация у «Справедливой России», потратившей на центральный аппарат и региональные отделения за шесть лет лишь 35% своего бюджета.


Еще более ориентированными на содержательную работу выглядят расходы ЛДПР, которая на партфункционеров потратила лишь 6,6%, зато на выборы и пропаганду у нее ушло 75,4% всех потраченных средств.



Правда даже в этих случаях результаты такой работы вызывают вопросы. Так, на предстоящих 9 сентября 2018 г. выборах губернаторов в 22 регионах кроме «Единой России» лишь КПРФ (и только в трех (!) регионах) способна самостоятельно преодолеть так называемый «муниципальный фильтр». Это значит, что на протяжении предыдущих шести лет парламентские партии, как правило, не вели системной работы на местах (или вели неэффективно), не боролись на местных выборах за победу, несмотря на выделенное значительное государственное финансирование. По всей видимости, участие в выборах на уровне местного самоуправления носило преимущественно формальный характер.

При этом стоит отметить, что официальное государственное финансирование — это отнюдь не единственный метод государственной поддержки политических партий и связанных с ней лиц. Одной из ключевых проблем остается злоупотребление «административным ресурсом» в интересах конкретных партий и политиков со стороны должностных лиц. Наличие этой проблемы особенно подчеркивается во Втором отчете о выполнении рекомендаций Российской Федерацией, принятом в ноябре 2016 г. по итогам третьего раунда оценки Группы государств против коррупции Совета Европы (ГРЕКО), которая отметила, что «по всей видимости, не было принято достаточных мер для предотвращения нарушения законодательства о финансировании политических субъектов путем злоупотребления служебными полномочиями».

Однако в данном докладе эта проблема остается за скобками, речь пойдет о тех ситуациях, которые можно выявить, используя официальные данные. 



Государственная поддержка околопартийных НКО и фондов

Еще в 1990-х годах политические партии (точнее аффилированные с ними лица) стали учреждать некоммерческие организации и фонды, в которых среди прочего аккумулировали деньги для политической деятельности. Такие организации существуют и при нынешних политических партиях. У «Единой России», кроме «Молодой гвардии» есть целая сеть фондов поддержки регионального сотрудничества и развития и ряд других связанных организаций. Есть связанные с партией структуры и у остальных крупных политических партий.

Такие организации также могут получать различные виды государственной поддержки — гранты, субсидии и даже помещения в центре Москвы от государства. Так, например, «Молодая гвардия» (включая региональные отделения) в 2012–2017 гг. получила Президентские гранты на сумму не менее 37 млн руб. Еще около 10 млн руб. получили другие связанные с партией организации (объем полученных региональных грантов неизвестен). Связанные с КПРФ организации «Лидерские проекты» и «Спортивный клуб КПРФ» получили за тот же срок Президентские гранты на сумму почти в 46 млн руб.

Кроме того, такие организации могут получать многомиллионные субсидии из государственного бюджета. Так, связанный со «Справедливой Россией» фонд «Центр защиты прав граждан» в 2017 г. получил из бюджета субсидию в размере 120 млн руб. В 2018 г. эта практика была расширена и на другие партии парламентской оппозиции. Тот же фонд получит еще 120 млн руб., а связанные с КПРФ и ЛДПР соответственно «Лидерские проекты» и Институт мировых цивилизаций — по 50 млн руб.

Таблица 1. Государственная поддержка НКО и фондов, связанных с политическими партиями

Партия

НКО

Субсидии, президентские гранты, госконтракты, тыс. руб.

2012

2013

2014

2015

2016

2017

2018

Единая Россия


ВОО «Молодая гвардия Единой России»



15 000


2 000



МГЕР (Рязань)




8 107




МГЕР (Брянск)



8 000





МГЕР (Тула)

759

601






МГЕР (Оренбург)




1 350




МГЕР (Амурская область)

497

477






МГЕР (Липецк)


135






Фонда развития социальной ответственности «Митаком»




8 003





ФПРСР (Омск)





1 300




ФПРСР (Киров)




900




КПРФ

Лидерские проекты




4 000

3 000


50 000

Спортивный клуб КПРФ



12 000

14 830

12 000



ЛДПР

Институт мировых цивилизаций





180

2 869

50 000

Справедливая Россия

Фонд «Центр защиты прав граждан»






120 000

120 000

Институту мировых цивилизаций — учебному заведению, учрежденному Владимиром Жириновским и партией ЛДПР — также должны были передать 14-этажное здание РАН по адресу: Ленинский проспект, д. 1/2 корпус 1. Площадь помещения составляет 10 900 кв. м. Ранее, в 2002 г., Институт мировых цивилизаций получил в безвозмездное пользование здание в Басманном переулке. В 2015 г. оно перешло в собственность вуза, а затем было продано компании «Раритет-М». 10% компании принадлежит полной тезке бывшей супруги лидера ЛДПР Галине Лебедевой, а еще 90% — ООО «Телми», которым владеет кипрский офшор «Харгью Холдинг Лимитед».

При этом на официальном сайте Института мировых цивилизаций, являющегося образовательным учреждением, опубликованы фотографии, на которых видно большое количество политической агитации. Это противоречит не только закону «О политических партиях», но и закону «Об образовании в Российской Федерации».

Фото с официального сайта Института мировых цивилизаций
http://imc-i.ru/fotogalereya

Остальные парламентские партии также получают помещения в безвозмездную аренду. Так, в 2018 г. подмосковное отделение КПРФ получило на 25 лет здание на юге столицы (ежегодная аренда по рыночным ставкам здесь оценивается примерно в 10 млн руб. в год). Подмосковное отделение «Справедливой России» еще ранее получило помещение в Москве. Партии при этом ссылаются на нормы закона «О политических партиях».



Содержание помощников депутатов Государственной думы России

Наличие депутатов в Государственной думе России помогает партиям содержать часть своего аппарата за счет оплачиваемых из федерального бюджета ставок помощников депутатов. Согласно п. 1 ст. 37 закона «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», депутат Государственной думы могут иметь до семи помощников, работающих по срочному служебному контракту или срочному трудовому договору. На оплату их труда каждый депутат в 2017 г. получил фонд в размере 231 тысячи руб. в месяц. 

Таким образом, в 2017 г. депутаты от «Единой России» могли потратить на своих помощников 945,5 млн руб., депутаты от КПРФ — 116,4 млн руб., депутаты от ЛДПР — 110,9 млн руб., депутаты от «Справедливой России» — 63,8 млн руб. Помощникам также возмещаются расходы на командировки (покрываются транспортные расходы, наем жилого помещения, выплачиваются суточные).



Государственные контракты донорам политических партий

Подозрения в косвенном государственном финансировании политических партий возникают и при анализе их корпоративных доноров, получающих госконтракты. Как показывали предыдущие исследования, такие контракты часто вызывают подозрения в коррупции. 

Мы проанализировали госконтракты, выигранные всеми юридическими лицами – донорами политических партий, пожертвовавшими более 500 тыс. рублей (позднее, часть этой суммы могла быть возвращена жертвователю). Сводные данные по компаниям, получившим госконтракты в 2017 г. приведены в Приложении 1. При этом особо отметим, что в таблицу внесены лишь те компании, объем госконтрактов которых более чем в 5 раз превышает суммы их пожертвований политическим партиям.

Стоит также учитывать, что мы изучали лишь контракты, полученные непосредственно компанией-донором, и не рассматривали аффилированные с ней лица. Иначе эти суммы были бы значительно больше.

Всего было выявлено 50 компаний-доноров, получивших госконтракты, попадающие под заданные критерии. Из них 47 компаний (более 90%) являются донорами одной партии – «Единой России». Такая безусловная корреляция в доминировании на политическом поле и наличием финансовой поддержки со стороны бизнеса, получающего госконтракты, позволяет предположить наличие политической составляющей в определении исполнителей госконтрактов и тесных связей между компаниями-донорами «Единой России» и госзаказчиками.

Показательный пример — АО «Карелстроймеханизация», пожертвовавшей «партии власти» 11,5 млн руб. За 2017 год АО «Карелстроймеханизация» получила 86 госконтрактов на сумму более 615 миллионов рублей. Большинство контрактов размещены структурами администрации Республики Карелия, в том числе министерством образования республики (крупнейший контракт на сумму более 414 млн руб.). Генеральным директором и владельцем 71% акции компании является Николай Макаров, который был депутатом Законодательного собрания Республики Карелия нескольких созывов, а также членом регионального политического Совета «Единой России». Руководил Карельской региональной общественной приемной председателя партии «Единая Россия».

В Пермском крае АО ПЗСП, совладельцем 50% акций и генеральным директором которого является председатель комитета пермской городской Думы по вопросам градостроительства, планирования и развития территорий, Алексей Демкин, пожертвовала в 2017 г. «Единой России» 4,7 млн руб. В 2018 году компания получила 13 госконтрактов на сумму 88,1 млн руб., а в 2017 году — 20 госконтрактов на сумму 20,7 млн руб. Основным заказчиков выступило Управление жилищных отношений администрации города Перми. Ранее компания принадлежала секретарю регионального отделения «Единой России», депутату Законодательного собрания Пермского края Николаю Демкину (отцу Алексея Демкина). В 2015 г. компания также пожертвовала партии 16,6 млн руб., получив в тот же год 15 госконтрактов на сумму 345 млн руб., а в первой половине 2016 г. – еще 14 госконтрактов на сумму более 500 млн руб.  При этом Николай Демкин в региональном парламенте работает в профильном для его бизнеса комитете по развитию инфраструктуры. С самой компанией, как отмечает антикоррупционный центр «Трансперенси Интернешнл — Россия», был связан ряд крупных скандалов. ПЗСП является одним из крупнейших игроков на рынке жилья Перми. Из 90 госконтрактов на покупку квартир для переселения граждан на общую сумму 2,2 млрд рублей, которые в 2015 – 2016 годах разыграла администрация Перми, почти 40% от этой суммы получило ОАО ПЗСП. Аналогично выглядит ситуация при анализе госконтрактов с 2013 года. Примечательно, что конкурентами ПЗСП являются компании, связанные с двумя другими депутатами регионального парламента. 

ООО «Новосибирскагропромдорстрой» пожертвовало партии 3 815 000 рублей. В 2017 году компания выиграла 53 контракта на сумму 614 млн руб. Основным заказчиком выступило ГКУ Новосибирской области «Территориальное управление автомобильных дорог Новосибирской области». Генеральным директором и владельцем  84% акций ООО «Новосибирскагропромдорстрой» является Александр Барсуков, депутат Законодательного собрания Новосибирской области, член комитета по транспортной, промышленной и информационной политике.

2 млн рублей «Единой России» пожертвовало ООО «Инвестиционная строительная компания Ямал Альянс». В 2018 году  она добилась контракта на сумму 26,5 млн руб., а в 2017 году — двух контрактов на сумму 60,5 млн руб.  Заказчиком выступило ГБУЗ Ямало-Ненецкого Автономного Округа «Ноябрьская Станция Скорой Медицинской Помощи». Владельцем компании является депутат городской Думы города Ноябрьска Александр Руденко, у которого в 2014 году проходили обыски в связи с делом о получении взятки.

Еще 1,9 млн руб. партия получила от ООО «АВК-Альянс» из Свердловской области. В 2017 году компания выиграла 290 контрактов на сумму 754 млн руб., большинство из которых связаны с администрацией Свердловской области. Компания на 100% принадлежит ООО «Группа компания Радуга», которая в свою очередь на 95% принадлежит Александру Серебренникову, заместителю  председателя комитета по социальной политике Законодательного собрания Свердловской области. Серебренников является владельцем еще одной компании  ООО  «Аптека «Вербена-Фарма», которая пожертвовала «Единой России» 1,4 млн. рублей, получив в свою очередь 93 государственных контракта на сумму 247 млн. руб. Кроме того, он возглавляет Свердловский фонд поддержки регионального сотрудничества и развития, который также пожертвовал «Единой России» 20,7 млн руб. 

Анализ госконтрактов, полученных компаниями-донорами, позволил определить основных госзаказчиков, осуществляющих опосредованную поддержку партий по этой схеме. Среди федеральных структур чаще всего встречаются дорожные строители, прежде всего – Росавтодор, и аффилированные с ним организации. Например, крупнейший спонсор «Единой России» среди юридических лиц (30,8 млн руб.) ЗАО «Уралмостострой»  в 2017 году получило от дорожников восемь контрактов на сумму 5,7 млрд руб., а в 2018 году еще три контракта на 2,8 млрд руб. Еще пять компаний, зарегистрированных в Новосибирской области и получившие 22,8 млрд руб государственных подрядов на дорожные работы, числятся среди спонсоров «Единой России»: ООО «Новосибирскагропромдорстрой», ООО «Новосибирскавтодор», ООО «Дорсиб плюс», ООО «Здвинское ДСУ» и ООО «СоюзДорСтрой». В сумме они выделили «партии власти» 10,5 млн. руб.

Крупными игроками на рынке поддержки «Единой России» через систему госконтрактов являются еще три федеральные структуры — Минобороны, Росгвардия и РЖД. 

Среди региональных властей, выступающих госзаказчиками у компаний-доноров «Единой России» стоит отметить, прежде всего, власти Москвы, Новосибирской и Челябинской областей, а также Ямало-Ненецкого автономного округа. Хотя в этом списке есть и другие субъекты федерации, но именно указанные регионы чаще других встречаются среди госзаказчиков компаний-доноров «Единой России», что позволяет предположить, что в этих регионах такая схема наполнения партийных бюджетов «поставлена на поток» — примерно каждая третья компания (35 из 116), пожертвовавшая партии более 1 млн рублей, является крупным получателем госконтрактов.



Корпоративные и частные пожертвования, партийные взносы

Пожертвования и взносы, как отмечалось выше, представляют собой относительно незначительную часть доходов политических партий. Так, в 2017 г. доля членских и вступительных взносов в доходах партий составила: в «Единой России» — 4,2%, в КПРФ — 7,3%, в ЛДПР — менее 0,1%, в «Справедливой России» — 0%. 

Пожертвования также составляют несравнимую с объемом госфинансирования часть в доходах партий. Так, в 2017 г. пожертвования имели самую высокую долю в структуре доходов у «Справедливой России», которая по итогам выборов 2016 г. потеряла большой объем финансирования и вынуждена была искать возможность компенсировать хотя бы часть выпавших доходов. В результате доля пожертвований в этой партии составила 22,8%. На втором месте оказалась «Единая Россия» с 13%, КПРФ получила всего 4,8%, а ЛДПР — 0,3%.  

Таким образом, сегодня перед партиями не стоит угрозы их «приватизации» со стороны крупных доноров. Скорее наоборот — сами партии потеряли интерес к работе с потенциальными спонсорами. Особенно это касается индивидуальных доноров, т.е. самих граждан. Доля их пожертвований оказывается для партий совершенно мизерной. 

При этом, как показал анализ предыдущих финансовых отчетов, среди якобы индивидуальных доноров могут скрываться и собственники компаний, жертвовавших в фонды партий (это позволяет обходить ограничения на предельный размер пожертвования). Кроме того, жертвователями в разные годы выступали политтехнологи, работавшие на эти партии, и просто студенты и граждане, которые даже теоретически не могли пожертвовать столь крупные суммы, совершенно не соответствующие их доходам.




По-прежнему вызывает проблему использование партиями некоммерческих организаций и различных фондов для пополнения  партийных бюджетов. Такие организации собирают средства на свои собственные счета, а затем перечисляют их политическим партиям. В результате избиратели не могут установить, кто же изначально является действительным собственником тех денег, которые направляются на финансирование политической деятельности в их стране.

Так, крупнейшим донором среди всех партий стал Фонд содействия развитию гражданского общества и политической системы государства «Инициатива», пожертвовавший «Справедливой России» почти 43 млн руб. Всего же на счета парламентских партий от подобных организаций поступило больше 183 млн руб. (см. Приложение 2). Источник этих средств неизвестен. 

Движение «Голос» уже неоднократно призывало раскрыть информацию об источниках финансирования организаций, жертвующих средства политическим партиям и в избирательные фонды кандидатов на тех же условиях, как это делают сами партии и кандидаты. Эти предложения на сегодняшний день поддержаны и экспертами Бюро по демократическим институтам и правам человека Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (БДИПЧ ОБСЕ), а также вошли в число рекомендаций Группы по противодействию коррупции Совета Европы (ГРЕКО), которые были направлены в рамках оценки действий, принятых российскими властями для противодействия коррупции. 

В частности, в итоговом отчете Миссии по наблюдению на выборах президента России в 2018 г. БДИПЧ ОБСЕ сказано, что «следует также рассмотреть возможность урегулирования обязательства по раскрытию владельцев и источников финансирования юридических лиц и некоммерческих организаций, участвующих в финансировании кандидатов и партий». 

На эту же проблему прямо указывает и ГРЕКО в рамках третьего раунда оценки: «ГРЕКО выразила обеспокоенность в связи с тем, что во время выборов к некоммерческим организациям, которыми поддерживались политические партии и их кампании, не применялись такие же режимы мониторинга и правила раскрытия информации, которые применялись к самим политическим партиям». 

Проблема более полного раскрытия информации касается и коммерческих компаний-доноров. В их случае необходимо указывать бенефициарных доноров и наличие полученных госконтрактов, государственных субсидий и иных мер поддержки.



Скрытое иностранное финансирование

Движение «Голос» в предыдущих докладах, посвященных финансированию политических партий, неоднократно обращало внимание на финансирование партий лицами, находящимися за рубежом. Эта проблема окончательно не решена, хотя ее острота спала вместе с уменьшением числа частных пожертвований. Если в предыдущие годы выявлялись компании, напрямую нарушавшие законодательные запреты на иностранное финансирование, то в 2017 г. таких компаний мы не обнаружили. Тем не менее, ряд доноров, чьи конечные собственники находятся зарубежом, использовали несовершенство российского законодательства, позволяющее обходить запрет на иностранное финансирование.

Как правило, жертвователями выступают российские юридические лица, чьи конечные собственники зарегистрированы на Кипре или в иных оффшорных зонах. И хотя масштаб такого финансирования существенно сократился относительно 2015 и 2016 гг., тем не менее, среди спонсоров партии «Единая Россия» нам удалось обнаружить компании, конечными собственниками которых являются иностранные фирмы. 

АО «Северсталь Менеджмент», входящее в структуру ПАО «Северсталь», перечислила «Единой России» 8 млн рублей. При этом по состоянию на 30 июня 2017 г. около 80% материнской компании принадлежало нескольким кипрским офшорным компаниям.

Еще одна компания среди спонсоров «Единой России» со значительной долей иностранной собственности базируется в Республике Мордовия. ООО «Торговый Дом Рм Рейл» пожертвовал «партии власти» 1 млн рублей. 34% акций компании принадлежат АО «Рм Рейл Холдинг», 66% — ООО «Вкм-Сервис», 100% которой также находится в собственности АО «Рм Рейл Холдинг». Указанное акционерное общество на 67,7% принадлежит ООО «РКТМ-групп» и на 32,3% — АО «Разуваевский завод химического машиностроения». Одним из основных собственников «РКТМ-групп» является кипрская компания «Консултренд Энтерпрайзис Лимитед». То есть компания полностью контролируется из кипрского оффшора, хотя и не нарушает действующее законодательство в части финансирования политических партий.

Таким образом, в сравнении с первым исследованием финансирования политических партий, которое было представлено в 2015 г., замечена положительная динамика в сокращении компаний-доноров, чьими собственниками являются иностранные лица или органы власти. По крайней мере, в этом году не выявлено прямого нарушения закона, мы обнаружили всего две компании, чьи бенефициары скрываются за кипрскими офшорами. 

*   *   *

Приложение 1. Компании — доноры политических партий, получившие значительные госконтракты


Наименование юридического лица – донора и регион

Сумма пожертвования, руб.

Общая сумма пожертвований в 2017-2018 гг.

Основные госзаказчики

«Единая Россия»

ЗАО «Уралмостострой»,

Челябинская область

30 800 000

8 560 488 172


ОАО «Российские Железные Дороги»

ФКУ «Федеральное Управление Автомобильных Дорог «Приуралье» Федерального Дорожного Агентства «

АО «Московская Инженерно-Строительная Компания»,

Москва

12 500 000

34 403 288 305

Департамент Строительства Города Москвы

АО «Карелстроймеханизация»

Республика Карелия

11 500 000

673 641 650

Казенное учреждение Республики Карелия «Управление Капитального Строительства Республики Карелия»

ООО «Кедр»



Республика Крым

10 400 000

1 361 176 228

ФГПУ «Крымская железная дорога»

ЗАО Молочный комбинат «Авида»

Белгородская область

10 000 000

83 910 212

Муниципальное унитарное предприятие «Комбинат школьного питания»

АО «Архангельский Траловый Флот»

Архангельская область

8 050 000

75 617 953

ФГБУ «Северное Управление по Гидрометеорологии и Мониторингу Окружающей Среды»

ООО Сахалинская Компания «Энергосоюз»

Сахалинская область

5 000 000

121 704 961

ПАО Энергетики и Электрификации «Сахалинэнерго»

АО «Пзсп»

Пермский край

4 700 000

108 837 950

Управление Жилищных Отношений Администрации Города Перми

ОАО «Завод им. В.А. Дегтярева»

Владимирская область

4 250 000

762 219 565

Федеральная Служба Войск Национальной Гвардии Российской Федерации

АО «Комбинат Автомобильных Фургонов»

Республика Чувашия

4 000 000

2 459 936 499

Министерство Внутренних Дел Российской Федерации

ООО «Новосибирскагропромдорстрой»

Новосибирская область

3 815 000

614 337 769

ГКУ Новосибирской Области «Территориальное Управление Автомобильных Дорог Новосибирской Области»

ООО  «Строитель»

Алтайский край

3 000 000

502 478 269

КГКУ «Единый Заказчик Капитального Строительства Алтайского Края»

ООО по строительству, ремонту и содержанию автомобильных дорог и инженерных сооружений «Новосибирскавтодор»

Новосибирская область

3 000 000

14 918  453 154

»Федеральное Управление Автомобильных Дорог «Сибирь» Федерального Дорожного Агентства»

ПАО «Славянский Судоремонтный Завод»

Приморский край

2 000 000

52 183 818

ФГУП «Росморпорт»

ООО «Сормовский коммерческий Центр»

Нижегородская область

2 000 000

63 078 740

Муниципальное предприятие города Нижнего Новгорода «Единый центр муниципального заказа»

ООО «Тюменьстрой»

Тюменская область

2 000 000

480 609 404

МКУ «Управление Капитального Строительства» Муниципального Образования Приуральский Район

ООО «Инвестиционная строительная компания Ямал Альянс»

Ямало-Ненецкий АО

2 000 000

87 122 664

ГБУ Здравоохранения Ямало-Ненецкого Автономного Округа «Ноябрьская Станция Скорой Медицинской Помощи»

ООО «ЛенАр»

Ямало-Ненецкий АО

2 000 000

201 209 415

МКУ «Управление Коммунального Заказа»

ООО «Регионтехкомплект»

Тульская область

1 960 000

46 844 434

МКП Муниципального Образования Город Тула «Тулгорэлектротранс»

ООО «Спецстройинвест»

Ямало-Ненецкий АО

1 942 165

1 101 523 114

ГКУ «Дирекция Капитального Строительства и Инвестиций Ямало-Ненецкого Автономного Округа»

ООО «АВК-Альянс»

Свердловская область

1 914 000

754 433 919

Министерство здравоохранения Свердловской области

ООО «Дорсиб плюс»

Новосибирская область

1 688 000

936 266 205

ГКУ Новосибирской Области «Территориальное Управление Автомобильных Дорог Новосибирской Области»

ООО  «Горняк-1»

Сахалинская область

1 500 000

3 329 079 636

ПАО Энергетики и Электрификации «Сахалинэнерго»

ООО «СеверСтройСервис»

Ямало-Ненецкий АО

1 500 000

99 280 190

Муниципальное Казённое учреждение «Дирекция Капитального Строительства и Жилищной Политики»

ООО «Аптека «Вербена-Фарма»

1 400 000

247 061 070

ГБУ Здравоохранения Свердловской Области «Свердловский Областной Онкологический Диспансер»

ООО «СТ Нижегородец»

Нижегородская область

1 200 000

126 845 320

Санкт-Петербургское государственное казенное учреждение «Автобаза Скорой и Неотложной Помощи»

ООО «Транспортная лизинговая компания»



Ярославская область

1 200 000

16 505 186

АО «Судостроительный Завод «Вымпел»

ООО «Электротехремонт»

Архангельская область

1 040 000

64 207 796

АО «Производственное Объединение «Северное Машиностроительное предприятие»

ООО «Торговый Дом Рм Рейл»

Республика Мордовия

1 000 000

631 123 000

ООО «Газпромтранс

Общество с ограниченной ответственностью «Мордовдорстрой»

Республика Мордовия

1 000 000  

1 051 868 791

ГКУ «Управление Автомобильных Дорог Республики Мордовия»

ООО «ЛВЗ Кристалл-Лефортово»

Республика Мордовия

1 000 000

150 000 000

ООО «Инвестпартнер»

ООО «Севзапдорстрой»

Архангельская область

1 000 000

1 921 110 477

ГКУ Архангельской Области «Главное Управление Капитального Строительства»

АО «Уральская Сталь»

Оренбургская область

1 000 000

193 405 467

АО «Научно-Производственная Корпорация "Уралвагонзавод" им. Ф.Э. Дзержинского»

ООО «Спутник-Комплектация»

Пермский край

1 000 000

34 696 614

ПАО «Нефтяная Компания «Роснефть»

АО «Научно-Производственный Центр «Алмаз-Фазотрон»

Саратовская область

1 000 000

83 335 505

АО «Государственный Рязанский Приборный Завод»

ЗАО «Завод Электротехнического Оборудования»

Псковская область

960 000

35 497 436

МУП «Тепловые Сети» г. Великие Луки

ООО «Здвинское ДСУ»

 

Новосибирская область

950 000

257 113 417

ГКУ Новосибирской Области «Территориальное Управление Автомобильных Дорог Новосибирской Области»

ООО «Подъем-1»

Московская область

870 000

9 640 580

МУП Серпуховского Муниципального Района «Служба Заказчика»

ООО «Комбинат питания Шатура»

Московская область

850 000

450 792 640

Администрация Городского Округа Ивантеевка Московской Области

ООО «СоюзДорСтрой»

Новосибирская область

850 000

441 016 443

МКУ Города Новосибирска «Управление Дорожного Строительства»

ООО «Строительное управление №1»

Республика Алтай

800 000

19 032 542

МКУ «Управление Капитального Строительства Администрации Города Бийска»

Научно-техническое общество с ограниченной ответственностью «Азимут»

Владимирская область

800 000

14 930 429

ОАО «Государственный НИИ машиностроения имени В.В. Бахирева»

ООО  «Теплогенерирующий комплекс»

Омская область

800 000

241 981 333

АО «Электротехнический Комплекс» (ИНН 5503068565)

ООО «СВМЕД»

Москва

700 000

36 455 832

ГКУ Города Москвы «Агентство по Закупкам (Контрактная Служба) Департамента Здравоохранения Города Москвы»

ООО «Охранное агентство «СТРАЖ»

Магаданская область

661 000

30 278 448

Магаданское областное государственное казённое стационарное учреждение социального обслуживания населения «Дом — интернат общего типа для престарелых и инвалидов»

ПАО «Электровыпрямитель»

Мордовия

550 000

64 061 002

АО «ГНЦ РФ ТРИНИТИ»

ООО «Луховицкий мукомольный завод»

Московская область

550 000

19 678 530

МП  «Хлебозавод № 3 г. Рязани»

Справедливая Россия

ООО «Группа Компаний «Сбсв-Ключавто»

Краснодарский край

17 000 000

50 000 00

АО «ГСК «ЮГОРИЯ»

ПАО «Челябинский Кузнечно-Прессовый Завод»

Челябинская область

2 000 000

159 581 544

АО «РСК «МИГ»

ЗАО «Кировский молочный комбинат»

Кировская область

1 400 000

14 737 762

ФБУ Центр реабилитации Фонда социального страхования Российской Федерации «Вятские Увалы»

Приложение 2. НКО и фонды, ставшие донорами политических партий в 2017 г.

Наименование НКО / фонда

ИНН

Сумма пожер-

твовани, руб.

Примечания


Единая Россия

Нижегородский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

5259034800

40 221 200


Московский Городской Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

7743064487

33 300 000


Свердловский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

6672143610


20 713 290

3 900 000 поступило с нарушениями

Вологодский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

3525122163

15 211 166


Новгородский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

5321089183


10 208 500

10 183 500 поступило с нарушениями

Тюменский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

7202110584

3 600 000



Приморский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

2538074003

2 000 000

2 000 000 поступило с нарушениями

Кировский Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

4345046532

1 639 885


Алтайский Краевой Фонд Развития Предпринимательства, Внедрения Инноваций и Поддержки Социальных Инициатив «Содействие»

2208011132

1 300 000


Национальный Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

7709312370

1 000 000


Московский Областной Фонд Поддержки Регионального Сотрудничества и Развития

5001040774

Автомобиль стоимостью      977 700 руб.


КПРФ

Омская Областная Культурно-Просветительская Общественная организация «Интеграция»

5506054850


1 200 000


Фонд «Развития Приангарья»

3849027537

532 000


Справедливая Россия

Фонд Содействия Развитию Гражданского Общества и Политической Системы Государства «Инициатива»

7813059606

42 295 000

Самый крупный жертвователь среди всех партий

Фонд Содействия Развитию Гражданского Общества и Политической Системы Государства «Новый Выбор»

7840017429

27 117 000