Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Об Интернет-доступе к реестру избирателей в Финляндии

Блог | Олег Реут
Политолог, эксперт «Голоса»

Для автора этих строк, оказавшегося в составе наблюдательской миссии в Финляндии, было чуть непривычно обнаружить в довольно консервативной атмосфере, царившей на всех посещённых избирательных участках, угловатые Dell-овские ноутбуки, подключённые к Интернету.

Большинство электоральных систем, функционирующих в обстоятельствах демократических режимов, базируются на высоких стандартах доверия к процедурам. Ряд коллег, экспертов «Голоса», некоторое время назад даже сформулировали положение «выборы на доверии», суть которого определяется доминированием открытых взаимоотношений между участниками избирательного процесса, уверенности в их порядочности и доброжелательности над жёсткой системой процессуального контроля.

Другими словами, соблюдение заранее оговоренных формальных и неформальных правил доминирует над совокупностью представлений об априорно недобросовестном поведении акторов. Именно поэтому в той же Финляндии используются избирательные бюллетени, не содержащие никаких степеней защиты (для сравнения давайте вспомним о той гордости, с которой российские официальные медиа уже привычно сообщают, что на выборах федерального уровня применяется бюллетени с количеством степеней защиты, превышающим задействованные в денежном обращении). В Финляндии своё применение находят, например, непрозрачные урны. Неиспользованные бюллетени, находящиеся в распоряжении комиссии, после окончания времени голосования не погашаются и даже не подсчитываются. Общими являются практики отсутствия видеонаблюдения, и даже членам УИКов запрещается использование фотоаппаратов во время своей работы.

В теоретическом плане доверие выступает основой функционирования всех социальных институтов. Уровень требований к честному следованию правилам наряду с готовностью к их добросовестному выполнению непосредственно определяют устойчивость институтов, их адаптивность к последовательно подготовленным и принимаемым обществом изменениям.

«Выборы на доверии» детерминируют совокупность всех отношений в демократической избирательной системе. Члены участковых комиссий доверяют друг другу, избиратели уверены в том, что наиболее востребованные обществом политики обретают властные полномочия только в результате выборов, при этом и избиратели, и кандидаты доверяют членам комиссий в том, что они реализуют свои полномочия исходя из принципов общественной добродетели, справедливости и законности.

Неудивительно, что для большинства демократических электоральных систем практические условия для формирования доверия предполагают рациональность действий акторов, открытость и гласность. Доверие к системе, первоначально кажущейся абстрактной, т. е. к так называемым «анонимным другим», перерастает в персонифицированное доверие. И наоборот — из межличностного доверия, обеспечивающего надёжность повседневных рутинных отношений, вырастает институциональное доверие, в т. ч. доверие к выборам.

Именно в этом контексте наличие интернетовского доступа к общенациональному реестру избирателей, воспринимаемого как непрозрачный и неподотчётный «тёмно-серый ящик», представляет значительный интерес для электорального мониторинга. Ни избиратели, ни члены комиссии, ни общественные наблюдатели не могут отследить, что происходит на этапе взаимодействия с информационной системой.

Обращает на себя внимание то, что в ходе обсуждений все председатели участковых комиссий декларировали «удобство» Интернет-доступа к реестру избирателей. Для Финляндии, мирового лидера в использовании современных цифровых технологий, такое положение вещей по всей видимости не выходит за пределы ставших привычными практик.

Однако нельзя не отметить, что функционирование реестра неидеально. По-прежнему сохраняется режим голосования «по месту регистрации». Практически на всех наблюдаемых участках были неединичные случаи, когда избиратель приходил голосовать, но ему сообщалось, что это не его участок, и необходимо проголосовать исключительно на своём. Нередкими были случаи, когда в реестре избирателей сохранялось устаревшая информация. Например, избиратель уже год назад переехал из Куопио в Йоэнсуу, о чём информировал магистрат (который является ответственным за обновление сведений в реестре), но в день голосования выяснялось, что он по-прежнему «зарегистрирован» в Куопио, и для него никакой возможности принять участие в голосовании в Йоэнсуу просто не существует.

На «закрытии и подсчёте» автор оказался на УИКе, на котором количество бюллетеней, содержащихся в стационарном ящике для голосования (1018), превысило количество зафиксированных информационной системой выданных бюллетеней (1017). Скорее всего, сведения об одном пришедшем избирателе по невнимательности не были введены (или введены неполностью) в реестр, а он сам после проверки паспорта/ID получил бюллетень (за него нигде не нужно расписываться), который в итоге оказался в урне для голосования.

В заключение стоит отметить, что открытым является вопрос об уязвимости интернетовского доступа к общенациональному реестру избирателей при попытках профессионального хакерского вмешательства. В ходе завершившейся кампании по выборам президента Финляндии проблематике электорального хакерства не было уделено достаточного внимания, хотя становится очевидно, что рассмотрение данной проблемы представляет собой продолжение всё более усложняющейся дискуссии о социальном доверии в приложении к «цифровому повороту» в общественно и политически значимых электоральных процедурах.