Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах президента Частые вопросы
Частые вопросы
Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Тайная жизнь дома престарелых и инвалидов города Клин

Блог | Артем Важенков
Координатор движения «Голос» в Тверской области

Кто как проводит выходные. Мы вот решили поехать наблюдать за ходом голосования на местных выборах в подмосковном городе Клин. Набралось нас таких шесть человек. Распределили участки и уже в 7-30 были нас своих «постах».

Мне достался участок № 870 с большим количеством голосующих на дому — 179 человек. С учетом того, что на самом участке всего 969 избирателей, количество надомником можно было бы считать аномально высоким, если бы не одно обстоятельство: эти 179 надомников живут в доме-интернате для престарелых и инвалидов.

Очевидно, что там может быть большое количество людей, неспособных прийти самостоятельно на выборы.

Я обычно не покидаю УИК ради выездного голосования, но тут решил поехать. И, как потом выяснилось, не зря.

В 10 часов я с выездной группой уже был в этом учреждении. И тут началось самое интересное. По сути данное голосование и голосованием назвать невозможно.

Происходило это так.

Выкатили две тележки, куда свалили заявления от избирателей, бюллетени. Переносная урна для голосования кочевала то в тележку, то в руки сотрудников дома инвалидов. Паспорта избирателей принесли и вовсе только по моему требованию.

Сотрудницы учреждения подходили, брали бюллетени и заявления от избирателей. Идентификация избирателя по паспорту при этом не производилась. Да и зачем нам эти формальности? Мы же все тут друг друга знаем. Правда? И тут же разбегались по палатам, откуда выходили с уже заполненными бюллетенями и заявлениями и сами опускали их в урны.

Впрочем, что тут говорить. Посмотрите видео, там всё понятно:

Возможно, у кого-то промелькнула мысль: «А что тут такого?»

Объясняю. Это эталон того, как нельзя. Не буду утомлять вас перечислением стаей закона, назову лишь основные пункты:

  • бюллетень выдается избирателю членом УИК;
  • каждый избиратель голосует лично;
  • бюллетень выдается избирателю по предъявлении паспорта;
  • голосование производится тайно и т. д. и т. п.

Более того, как выяснилось в процессе, три заявления на голосование вне УИКа были подписаны опекуном граждан, лишенных судом дееспособности. Предполагалось, что опекун, сотрудник дома инвалидов, получит сразу три бюллетеня.

Это вообще ни в какие ворота не лезло, конечно. Граждане, лишенные дееспособности, вовсе лишены активного избирательного права, то есть возможности голосовать, и уже тем более их опекун не имел права получать сразу три бюллетеня.

Сотрудники дома инвалидов этому обстоятельству были оооочень удивлены, сказали что «мы всегда так делали». Более того попросили меня сослаться на норму закона, внимательно выслушали, записали.

Удивительно, что члены УИК при этом были как бы в стороне... Какие-то нюансы, я выяснял не с членами УИК, а с сотрудниками медучреждения, которые, казалось полностью контролировали ход голосования. Более того, сами члены УИК спрашивали их что и как делать.

В итоге возникла путаница и с бюллетенями, и с заявлениями. Избиратели расписывались не везде, паспортные данные забывали вписывать, а два заявления и вовсе закинули в ящик для голосования.

Итого 179 человек проголосовало всего за два часа!

А теперь небольшая, но ОЧЕНЬ ВАЖНАЯ деталь!

На тот момент я этого не знал, но как выяснил потом — директор дома инвалидов был одновременно кандидатом на этих выборах.

Конечно, не придать огласке всё это безобразие я не мог.

Разместил видео и фото в FB. 

К моему удивлению, это возымело действие. Приехали члены Избирательной комиссии Московской области, за видео и едкий комментарий «похвалили», действия комиссии назвали вопиющими нарушением.

В итоге всё это выездное голосование признали недействительным.

Долго разбирались с тем, когда моя жалоба должна рассматриваться, и какая формулировка должна быть в ответе на моё обращение. Конечный результат меня не очень устроил, так как факты, изложенные мной в заявлении, так и не были оценены. А формальным поводом к отмене результатов выездного голосования послужило несоответствие количества заявлений количеству бюллетеней в ящике.

Понятное дело! Заявления оформлялись как попало, а неполностью заполненное заявление считать корректным нельзя. Поэтому после того, забраковали 5-6 заявлений, их 4стало меньше, чем бюллетеней в урне, что автоматически аннулирует всю урну.

Кстати, отмечу высокий уровень компетентности члена комиссии Московской области Александра Анатольевича Максимова. Несмотря на то, что в данной ситуации мы занимали разные позиции. Приятно работать с профессионалами.

Вместе с тем факт остается фактом. Более 50% бюллетеней были признаны недействительными, что само по себе плохо. Учитывая, что некоторым партиям не хватило около 100 голосов для прохождения в гор совет, эти 176 голосов могли бы серьёзно повлиять на выборы в целом.

Впрочем, на этом история не закончилась.

20 декабря 2017 года ЦИК России проводил заседание, где рассматривал факты применения административного ресурса, а также и прошедшие выборы в Клину. Пригласили и меня, как непосредственного очевидца.

Удивительно, конечно, и вряд ли раньше можно было такое представить, но моё видео вывели на большой экран и обсуждали всем ЦИКом.

Памфилова говорила, что Московская область теперь в списке регионов со злоумышленным применением административного ресурса (кстати, там же Алтайский край) и видео это рекомендовала к просмотру в регионах как образец того, как нельзя.

По другим эпизодам применения админресурса отчитывался аж сам замгубернатора. Выступали также председатель Избирательной комиссии Московской области, председатель ТИК Клинского района.

Увы... Но выступить нормально мне так и не удалось, так как член ЦИК Николай Иванович Булаев на середине перебил, напав на меня с претензией «почему не вмешался в ситуацию при голосовании в доме престарелых и инвалидов?»

А потому, собственно и не вмешался, что над каждым общественным контролером висит постоянная угроза в виде административной, а то и уголовной ответственности за действия, которые могут истрактовать как «воспрепятствование осуществлению избирательных прав или работе избирательных комиссий» (ст. 141 УК РФ) или «Вмешательство в осуществление избирательной комиссией, комиссией референдума полномочий, установленных законодательством о выборах и референдумах, либо создание помех участию избирателей, участников референдума в голосовании» (ст. 5.69 КоАП РФ).

Впрочем, опыт моего выступления в ЦИК получился весьма интересным. Мне понравилось.