Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах президента Частые вопросы
Частые вопросы
Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Феномен губернаторских выборов 2017 года в Свердловской области: разгадка

Блог | Сергей Шпилькин
Исследователь электоральных трендов, физик

Выборы губернатора Свердловской области 10 сентября 2017 года прошли при явке 37.33%, действующий и.о. губернатора Куйвашев получил 62.33% голосов (здесь и далее числовые показатели рассчитаны по предварительным данным голосования для 2540 избирательных участков, скачанным с сайта izbirkom.ru в 15 ч московского времени 11 сентября 2017 года. Числа, рассчитанные по окончательным данным, могут отличаться от приведенных на доли процента).

Необычность этих выборов стала очевидна еще в день голосования исходя из публикуемых предварительных данных о явке: гистограмма распределения общего количества поданных на выборах голосов по явке на избирательных участках оказалась двугорбой в противоположность всем предыдущим наблюдениям.

На протяжении всего периода, за который нам доступны данные голосования по участкам по Свердловской области (как минимум начиная с 2000 года), распределение избирательных участков по конечной явке в Свердловской области имело простой колоколообразный вид. Это естественная форма в ситуации, когда на явку влияет множество разнонаправленных факторов примерно сравнимой величины – просто в силу того, что разнонаправленных комбинаций таких факторов больше, чем однонаправленных. В качестве примера ниже показаны гистограммы распределения голосов, поданных за различные кандидатуры, в зависимости от окончательной явки на участках, для президентских выборов 2000 г. и для думских выборов 2016 г.


На выборах губернатора 2017-го года распределение результатов голосования по явке получилось радикально отличающимся от всего, что мы видели до сих пор. 

Вместо одного пика распределения по явке образовалось два. Это означает, что в числе факторов, влияющих на явку на конкретном избирательном участке (уровень образования, возрастная структура населения, агитация, тип поселения, погода и т.п.) появился один, действие которого заметно превышает суммарное действие остальных. До сих пор, по опыту анализа выборов в регионах России, единственным таким фактором бывал административный ресурс, проявляющийся в различного рода фальсификациях. Самый простой механизм фальсификации – вброс дополнительных бюллетеней (или приписывание голосов) за определенного кандидата – приводит к двоякому эффекту: уширению распределения голосов в сторону высоких явок и увеличению на участках с высокой явкой доли голосов за поддержанного фальсификацией кандидата. Хороший пример такого эффекта можно видеть на распределении голосов на выборах губернатора Белгородской области, состоявшихся также 10 сентября 2017 года.

Однако картина для Свердловской области отличается от обычной картины вброса (приписки): при вбросе голосов процентный результат поддержанного фальсификацией кандидата растет с ростом явки на участках (см. восходящее облако зеленых точек и соответствующую линию тренда на верхней левой врезке графика для Белгородской области, где цветными точками показаны результаты кандидатов на отдельных участках в координатах явка-результат). В отличие от этой ситуации, облако точек на соответствующем графике для Свердловской области состоит из нескольких (на первый взгляд двух) отдельных кластеров, не имеющих тренда к росту с ростом явки. Это намекает на то, что двугорбость распределения голосов, которую мы наблюдаем для Свердловской области, может иметь другую природу. 

Действительно, выборы губернатора Свердловской области сопровождались двумя событиями: недопуском в качестве кандидата популярного мэра Екатеринбурга Ройзмана и «беспроигрышной лотереей», организованной неким фондом «Уральские самоцветы» таким образом, что адреса пунктов выдачи призов оказались расположены в местах голосования, а границы «секторов» подозрительно напоминали границы одного или нескольких смежных избирательных участков. 

Чтобы проверить, не вызвана ли необычная картина голосования этими факторами, разделим избирательные участки Свердловской области на три группы:  

  • избирательные участки Екатеринбурга
  • избирательные участки, приписанные к территориальным избирательным комиссиям городов, где проводилась лотерея (список городов приведен по ссылке выше)
  • остальные участки. 

Распределения голосов за кандидатов в зависимости от явки для этих трех групп показаны ниже. 

Екатеринбург:

Участки в местах проведения лотереи:

Без лотереи:

Все три распределения выглядят совершенно естественно и не вызывают подозрений во вбросах или недостоверности подсчета голосов. При этом три выделенные группы различаются по результатам голосования:

В двух последних строках приведены для контроля результаты голосования по этим же группам участков на выборах в Госдуму в сентябре 2016 года (соответствующие графики см. в Приложении). Хорошо видно, что в 2016 году рассматриваемые группы участков были очень похожи между собой, с небольшими и объяснимыми различиями (большая оппозиционность Екатеринбурга проявилась в чуть более низкой явке и более низком голосовании за ЕР, чем в области, «безлотерейная» часть голосовала чуть более провластно, чем «лотерейная»). 

 Итак, мы видим, что разделение участков на три объективно обоснованные группы приводит распределения голосов по явке к естественному виду и тем самым устраняет подозрения в манипуляциях при подсчете. В результате складывается простая и естественная картина произошедшего на выборах в Свердловской области:  

1. Фальсификаций при подсчете голосов не было

2. Снятие Ройзмана и последовавшие призывы к бойкоту сильно (на десяток процентов по сравнению с «безлотерейной» частью области, которую можно принять за контрольную группу) снизили явку и, возможно, дополнительно уменьшили результат Куйвашева в Екатеринбурге. 

3. Лотерея, охватившая чуть меньше половины участков и примерно 60% зарегистрированных избирателей вне областного центра, значительно (на 14.46% по сравнению с «безлотерейной» частью) повысила явку на охваченной территории. 

Эффект лотереи заслуживает отдельного обсуждения. Если принять «безлотерейные» участки за контрольную группу, то прирост явки на 14.46% соответствует привлечению дополнительных 200 тысяч избирателей, или повышению явки на уровне области на 5.9%. С другой стороны, результаты голосования этих дополнительно привлеченных избирателей отличаются от основной группы: если вновь принять «безлотерейные» участки за контрольную группу, получается, что среди дополнительных избирателей за Куйвашева проголосовало только 47.4% (здесь было ошибочно написано 56.6% - авт.) (против 72.25% в безлотерейной части области), что в итоге снизило результат Куйвашева на территории, охваченной лотереей, относительно безлотерейной части. 

Тем не менее, судя по всему, свердловская лотерея – это первая мера повышения явки, сравнимая по эффективности с вбросами и приписками голосов, так что нельзя исключить, что к президентским выборам свердловский опыт будет распространен на всю Россию – особенно если повышение явки будет сочтено более приоритетной задачей, чем увеличение процентного результата будущего президента. 

_________________________________

Приложение: распределения голосов на рассмотренных группах участков в 2016 году.

Екатеринбург:

Участки на территории, где в 2017 году проводилась лотерея:

Остальные: