Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
НовостьИнновацииМосква27 сентября 2021, 05:59
Коллаж: Ксения Тельманова

Члены московских избиркомов попросили главу общественного штаба по наблюдению за выборами Алексея Венедиктова способствовать отмене результатов дистанционного электронного голосования. На момент публикации открытое письмо подписали более 1650 человек.


Руководителю общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве Венедиктову А. А.

от членов комиссий с правом совещательного и решающего голоса,

а также наблюдателей УИК/ТИК города Москвы

Открытое обращение

Уважаемый Алексей Алексеевич!

Мы — члены московских участковых и территориальных избирательных комиссий с правом решающего (ПРГ) и совещательного (ПСГ) голоса, а также наблюдатели — сделали свою работу, за результат которой готовы ручаться. Итоги голосования на наших участках реалистичны, несмотря на традиционные оговорки про административный ресурс и работников бюджетных организаций. Эти результаты узнали не только мы, но и наши соседи и жители районов, которые голосовали на наших участках.

В среднем на участках Москвы за КПРФ проголосовали 30,00% избирателей, это подтверждают данные с сайта МГИК и наши протоколы с участковых избирательных комиссий. За «Единую Россию» в среднем по Москве проголосовали 30,17% избирателей. Утром появились данные дистанционного электронного голосования (ДЭГ), которые кардинально отличаются от результатов, зафиксированных после подсчетов голосов вечером. В голосовании ДЭГ за КПРФ проголосовало 15,53%, а за «Единую Россию» — 44,77%. Тем самым разрыв в 0,17%, который мы в среднем фиксировали на участках, превратился в разрыв почти в 30,00%. Также 8 из 15 одномандатных округов в результате ДЭГ поменялись кандидаты-победители.

Мы не можем признать результаты ДЭГ по следующим причинам:

  1. Как члены с правом решающего и совещательного голоса мы проверяли данные паспортов избирателей на участках, предотвращали потенциальные нарушения, которые могли бы исказить избирательную волю граждан РФ, наблюдали за стационарными и переносными ящиками для голосования и следили за сохранением их целостности после опечатывания. Все для того, чтобы обеспечить честные выборы в России и вернуть институту выборов доверие избирателей. В текущей ситуации никто не может гарантировать, что избирательные права граждан, участвующих в ДЭГ, не были нарушены, а именно: регистрация происходила самостоятельно, выбор был сделан без давления и голоса были учтены верно.
  2. Неоднократно к нам на участки приходили избиратели, которые с удивлением обнаруживали, что зарегистрированы в ДЭГ, тогда как они этого не делали. Но даже в случаях, когда человек регистрировался самостоятельно, у части людей при попытке голосования система выдавала ошибки, на что граждане жаловались, приходя на избирательный участок. В результате избиратели не могли проголосовать ни в системе ДЭГ, ни на избирательном участке, поскольку они были вычеркнуты из избирательной книги. Сотни людей, если и не тысячи, не смогли воспользоваться избирательным правом. Таким образом, недостатки ДЭГ привели к препятствованию свободному осуществлению гражданами их избирательных прав, что является грубейшим нарушением и дискредитацией института выборов.
  3. При электронном голосовании у наблюдателей не было возможности проверить паспорт и прописку избирателя, невозможно было узнать, голосовал ли действительно тот человек, который зарегистрировался в ДЭГ. Члены комиссий, которые были на участке дистанционного электронного голосования, могли посмотреть список зарегистрированных в ДЭГ избирателей только 30 минут. За 30 минут невозможно проверить данные 2 миллионов избирателей, проголосовавших в Москве электронно.
  4. Доступ к серверу, на котором находились данные избирателей, и ключ к электронному голосованию был предоставлен только сотрудникам органов исполнительной власти, что является грубым нарушением принципа беспристрастности при проведении выборов.
  5. Были зафиксированы «технические сбои», в результате которых не обеспечивалось непрерывное наблюдение за работой ДЭГ даже в той заведомо недостаточной степени, которая была предоставлена. После 20:00 у наблюдателей на участках ДЭГ не было доступа к системе. Никто не знает и не может проверить, что происходило следующие 12 часов до публикации результатов. Никто не знает и не может проверить, что происходило и до 20:00, ведь у наблюдателей на электронных участках не было доступа к источнику получаемых данных.
  6. Около 300 тысяч избирателей изменили свой голос в ДЭГ. При голосовании на участке избиратель не может достать свой бюллетень из урны для голосования. Мы не можем быть уверены в том, что свой голос поменял избиратель, а не технические работники.
  7. Время обработки результатов было аномально долгим, результаты ДЭГ появились только через 12 часов после закрытия участков, то есть вручную мы посчитали голоса избирателей в несколько раз быстрее, чем это сделал «блокчейн».
  8. Механизмы электронного голосования оказались сложны для общественного контроля, подготовка и/или поиск независимых квалифицированных специалистов, заслуживающих доверие, требует существенного времени от всех заинтересованных (кандидатов и партий). Это осуществимо только при условии предварительной публикации подробнейшей технической документации, позволяющей подготовить таких специалистов. Такой возможности заинтересованным лицам предоставлено не было.

Мы считаем, что в условиях, когда государственная система не может обеспечить честность и прозрачность даже традиционных электоральных процедур, вынуждена постоянно менять законодательство о выборах и вводить спорные необязательные новшества, ДЭГ является инструментом фальсификаций.

Учитывая текущие претензии к выборам и их организации, такой непрозрачный на сегодняшний день инструмент как ДЭГ уничтожает последнюю веру в институт выборов.

Мы считаем, что для достижения общественного консенсуса необходимо отказаться от ДЭГ в существующем виде. Как члены комиссий с ПСГ/ПРГ и наблюдатели, своей работой обеспечивающие честность проведения выборов, мы требуем гарантировать прозрачность и подотчетность процедуры проведения дистанционного электронного голосования для наблюдателей, в том числе не имеющих специфических технических знаний. 

Мы просим Вас способствовать отмене результатов прошедшего электронного голосования в Москве на прошедших с 17 по 19 сентября 2021 года выборах в Государственную думу, так как оно не соответствовало основополагающим принципам проведения выборов.

Возлагая надежды на защиту вами интересов гражданского общества, ждем с нетерпением вашего ответа.

На момент публикации открытое письмо подписали 1650 человек. 

Список подписей

Другие записи по теме «Инновации»
МнениеИнновации18 дней назад
И российские законы, и практика их применения позволяют это сделать
Виталий Аверин
МнениеИнновациимесяц назад
Четыре причины, почему вводить дистанционное электронное голосование как минимум преждевременно
Виталий Аверин
МнениеИнновациимесяц назад
Что мы узнали в ходе заседания Общественного штаба по наблюдению за выборами в Москве в 2021 году
Василий Вайсенберг
РазборИнновациимесяц назад
Совокупность видимых фактов, подогреваемая однонаправленным вектором вероятного искажения, порождает не просто подозрение, а уверенность в том, что ДЭГ таки начали использовать для «корректировки» волеизъявления
Дмитрий Нестеров