Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Андрей Горбунов
Член ТИК № 6 Петербурга с правом решающего голоса от партии «Яблоко»
Фото: ЦИК России

С интересом прочитал блог Андрея Бузина «Видеолапша: история войны за „самое передовое видеонаблюдение“». Во многом соглашаясь с мнением уважаемого Андрея Юрьевича, хочу высказать своё мнение по этому поводу, так как он допустил, на мой взгляд, одну неточность и одну принципиальную ошибку.

Неточность

Четыре года, с 2012 до 2016, у нас просто не было федеральных выборов. Региональные же выборы проводились, и на них применялось видеонаблюдение, правда, порой под давлением общественности. 

Видеокамеры были на летних выборах 2012 года в Омске, на выборах мэра в Москве в 2013, на муниципальных и губернаторских выборах в Петербурге в 2014 году.... Это только те, где я лично участвовал в онлайн-вебнаблюдении. 

Но Андрей Юрьевич прав в том, что власти не горели желанием использовать видеокамеры, в 2014 году нам пришлось обращаться к СМИ и в ЦИК, прежде, чем Санкт-Петербургский избирком принял решение о применении видеокамер. 

Сравнивая эти выборы, могу утверждать, что их организаторы шаг за шагом ухудшали условия для вебнаблюдения. Выборы 2012 года были самыми благоприятными для наблюдателей — качество изображения и звук вполне приемлемы, видео предоставлялось фрагментами по 30 минут и формат. mp4 был удобен для скачивания. 

На примере Петербурга прослеживается постепенное, последовательное и умышленное ухудшение условий. Это не только ограничение доступа, но и дробление записей на 60 секундные фрагменты, ухудшение качества изображения, установка камер в удалении, записи предоставлялись в неудобном, в десятки раз более «тяжелом» формате, а в 2016 году в Петербурге вообще не записывался звук. Как мне объяснили в СПбИК причину отсутствия звука, в городе не смогли купить нужное количество камер с функцией записи звука для всех 1800 участков, поэтому, чтобы никому не было обидно, решили не писать звук нигде.... Вопрос, куда пропадают камеры после каждых выборов, остался висеть в воздухе до сих пор. 

«Ошеломлённые организаторы выборов» все четыре года напряженно думали, как выхолостить опасный инструмент — вебкамеры. Теперь они пришли к логичному решению — ограничить доступ до минимума, забывая при этом, что и ценность его для легитимации выборов стремится к нулю.

Ошибка

Теперь про ошибку Андрея Юрьевича (и не его одного): 

«Уследить за нарушением онлайн достаточно трудно». 

Онлайн-вебнаблюдение и анализ записей — это два принципиально разных инструмента, предназначенные для решения разных задач, как отвёртка и гаечный ключ в руках механика. Если с анализом записей всё более-менее ясно, и этот инструмент широко и успешно используется наблюдателями, то с онлайн-наблюдением всё гораздо сложнее. Онлайн-вебнаблюдатель, смотрящий в реальном масштабе времени один участок, не увидит карусель, так как он не подозревает, что какие-то избиратели уже засветились на соседнем участке. Не нужно даже ставить такую задачу ему — искать карусель. Но он прекрасно справляется с другими, не менее важными задачами. Он является помощником для наблюдателя на участке, он может считать явку, если работает с напарником. Существует легенда, что онлайн-вебнаблюдателю не удастся посчитать явку (???). Я с напарником летом 2012 в Омске прекрасно выполнил эту задачу.

Но самая главная задача онлайн-вебнаблюдателя — это контроль работы комиссии. Согласитесь, вбрасывать бюллетени и безобразничать при подсчете голосов гораздо труднее, если комиссия знает, что за их преступными действиями следит пара внимательных глаз, а может быть, и не одна пара. На выборах в Омске в 2012, когда на моих глазах комиссия приступила к одновременной сортировке и подсчёту бюллетеней, я просто позвонил на избирательный участок и спросил у секретаря комиссии: «Почему вы нарушаете закон?» Видели бы вы реакцию председателя комиссии! В 2013 году такое повторялось в Москве....

У онлайн-вебнаблюдения есть и немало других важных особенностей, раскрывать которые в рамках этого текста я не в состоянии, но хочу отметить: анализ записей — это действия ПОСЛЕ выборов, когда пройдёт два-три месяца и актуальность темы уйдёт на третий план, а онлайн-наблюдение — это ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ преступления в момент максимального общественного внимании. 

Надеюсь, коллеги не сочтут этот мой текст, как «акцентирование внимания только на возможности смотреть онлайн трансляцию», что является «лукавством, если не сказать хуже». 

Предпринятые ЦИК меры не сорвут анализ записей, так как гражданское общество найдёт способы получить записи, а вот онлайн-вебнаблюдение они убьют полностью. Онлайн-вебнаблюдение, если его организовать грамотно, могло бы сорвать фальсификации, и это главная причина, почему ЦИК принял это решение.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Видеонаблюдение»
ЗаявлениеВидеонаблюдениемесяц назад
Открытое обращение движения «Голос» к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину
О важности видеонаблюдения на выборах
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Записывайтесь в наблюдатели и приходите на участки, чтобы знать, как проходят выборы
Григорий Мельконьянц
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Центризбирком разъяснил порядок видеонаблюдения на выборах, которые пройдут в сентябре
Иван Шукшин
РазборВидеонаблюдение2 месяца назад
Суд в Перми признал незаконным уничтожение видео с избирательного участка по иску координатора «Голоса»
Виталий Ковин