Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Андрей Бузин
Член Совета движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Посмотрел кино: тридцатое заседание ЦИК РФ. Нельзя сказать, чтобы впечатлило — это очередной ремейк очень многих заседаний избирательных комиссий с тем же сюжетом, в которых я участвовал, — но небольшую рецензию написать захотелось. Для избирателей сюжет этого спектакля и игра актеров должен быть интересен и познавателен.

Что, собственно, в очередной раз произошло? Если говорить по-крупному: ЦИК РФ в очередной раз сыграла свою традиционную роль защитника политических интересов действующий власти.

Если уточнять: ЦИК как могла ослабила электоральные позиции одного из участников выборов, представляющего в данной политической ситуации (после отчуждения от выборов большой части политического спектра) наиболее опасного политического противника главного участника выборов — администрации. (Очень неприятно при этом смотреть на ласковые пожелания, которые Памфилова произнесла в адрес КПРФ после спектакля).

Аккуратно ли, то есть, законно ли она это сделала? Мой ответ — нет. Не только вопреки закону, но и с демонстрацией своего амплуа подвешенного на властной вертикали органа.

Но, как и положено чиновничьему органу, ЦИК попыталась сделать вид обстоятельного обсуждения и некой аргументированности. Она как могла подготовилась (наверняка, не без помощи избирательного штаба в Администрации) и даже распределила роли. Времени на подготовку у ЦИК было мало, всего два дня. Ведь 22 июля ЦИК еще не получила сверху никакого указания по поводу Грудинина, и её рабочая группа приняла решение о его регистрации.

Впрочем, за несколько дней до этого ЦИК все-таки получила некоторый сигнал, а именно — письмо бывшей жены Грудинина о том, что у самого Грудинина есть имущество за рубежом, а именно — акции некой компании Bontro Ltd, зарегистрированного в офшоре государства Белиз. Но письмо было больше похоже на кляузу, а жена — не государственный орган, и ЦИК не обратила на него внимания.

Зато сразу после принятия рабочей группой решения, ЦИК получила сигнал из Генеральной прокуратуры. Это было явное утверждение о том, что Грудинин владеет акциями Bontro Ltd., «подкрепленное» двумя бумажками, на которые юристы даже не обратили бы внимание (бумажки вообще никак не заверенные). Сигнал из прокуратуры, естественно, был воспринят ЦИК как руководство к действию, и в проекте решения ЦИК РФ о регистрации списка КПРФ, Грудинин — третий номер в федеральной части списка — уже не фигурировал.

Что, собственно, сделала бы независимая избирательная комиссия в этом случае? Независимая и самостоятельная комиссия уточнила бы у прокуратуры, откуда у нее эти бумажки и почему они никак не заверены. Но Центральная избирательная комиссия Российской Федерации хорошо понимает намеки прокуратуры, поскольку знает, кто где расположен на вертикали российской власти. 

Высказывания Памфиловой и Булаева о том, что, мол, ЦИК обязана верить Прокуратуре и может основываться только на официальных документах государственных органов, говорят лишь об их восприятии государственного устройства, но противоречат сути выборов и положению закона о том, что «комиссии в пределах своей компетенции независимы от органов государственной власти и органов местного самоуправления» (п.12 ст.20 Федерального закона «Об основных гарантиях...).

ЦИК РФ подозревала, что аргументация Прокуратуры слишком слаба. И как «исполнительный» орган она приготовила дополнительные аргументы. Не считая убеждающего пустословия Памфиловой и грозного тона Булаева, таких аргументов было три. Перечислю их в хронологическом порядке.

Аргумент первый — член ЦИК РФ Борисов. Этот защитник наших выборов от иностранного вмешательства успел изучить законодательство Белиза и упирал на то, что прекращение деятельности компании не означает ее ликвидации. Как это часто бывает у Борисова, обилие умных слов завершалось банальным выводом о том, что на примере Грудинина мы видим «применение черных технологий», которые к нам применяют «международные финансовые институты».

Следующий аргумент был выдвинут членом ЦИК РФ Шевченко. Он вспомнил, что Грудинин, выдвигаясь в 2016 году кандидатом в депутаты Государственной думы, не указал наличие заграничного имущества, а сейчас Грудинин говорит о том, что потерял кампанию Bonto Ltd только в 2017 году. Это сильный пиаровский аргумент, не имеющий, однако, отношения к рассматриваемому вопросу. Тут ЦИК в лице Шевченко так старался выполнить свою миссию, что пошел на чисто политтехнологический прием опорочивания кандидата его прошлыми недостатками. Хорошо, что не успели опросить всех знакомых юности...

Зато бывшая жена была пущена в ход по полной программе. На арену ЦИКа был выпущен адвокат этой жены некто Игнатенко. Поскольку было очевидно, что этот прием уж совсем ниже пояса — рассмотрение кляузы Грудининой не имеет прямого отношения к вопросу о регистрации Грудинина, а уж тем более неэтично выставлять для этого адвоката, который занимается разделом имущества супругов, — постольку Памфиловой пришлось выслушать почти прямые упреки в ангажированности. Но она настояла на выступлении «представителя Грудининой И. И.», что лишь еще раз подтвердило заказной характер действа.

Выступление Игнатенко приоткрыло завесу над источником бумажек, пришедших из прокуратуры. Игнатенко представил те же бумажки. Впрочем, дополнительно сослался на решения российских судов, которые похоже так же ретиво и убедительно отнимали собственность Грудинина, как ЦИК отнимала у него конституционное право избираться в органы власти.

Как это часто бывает в комиссиях, нашелся член, который сказал, что все эти разборки — лишь провокация. Такие члены обычно говорят, что «время позднее, а демагоги только затягивают обсуждение». А один новый член оказался совсем простодушным. Он правильно чувствует, что ЦИК — это комиссия, защищающая электоральные интересы определенных сил, и оказался единственным, кто не сказав ни одного слова, просто проголосовал против регистрации списка КПРФ в целом — конкурента его партии. Кстати, ни одного слова не сказал обычно словоохотливый член ЦИК от «Справедливой России». Полагаю, что авторитетный и разговорчивый Эбзеев на тот раз просто постеснялся участвовать в фарсе, но голосовал исправно.

Смотреть, конечно, на все это стыдно и тяжело. Некоторые шавки недавно поругали меня как могли за то, что я назвал предстоящее и еще не закончившееся электоральное мероприятие заранее искаженными выборами. Прошедшее заседание ЦИК — лишь небольшое, но выразительное подтверждение моих слов.

Выборы, дорогие мои члены ЦИК, без реальных конкурентов — это не выборы. И демагогия — не демократия.

ЦИК РФ, конечно приняла на этом заседании несколько формально важных документов. Но для меня оно в первую очередь было прекрасным кино о ЦИК РФ, его составе и задачах.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Избиркомы»
РазборИзбиркомы6 дней назад
Можно констатировать, что ЦИК России делает очередной шаг, причем весьма значительный, в сторону дальнейшего закрытия избирательной системы
Станислав Рачинский
МнениеИзбиркомымесяц назад
После сопоставления официально опубликованного постановления и его проекта, можно увидеть, что текст отредактировали задним числом
Григорий Мельконьянц
МнениеИзбиркомы2 месяца назад
Какие закупки проводил рязанский облизбирком в 2021 году
Мария Захарова
РазборИзбиркомы2 месяца назад
Журналисты могут столкнуться со сложностями
Василий Вайсенберг
Андрей Бузин: другие материалы автора
МнениеИзбирательные стандарты22 дня назад
Навеяно массированной незаконной агитацией в государственных СМИ
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
ЦИК РФ и Роспотребнадзор подготовили Рекомендации по проведению выборов в условиях пандемии
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Комментарий к новому Постановлению ЦИК о видеонаблюдении, которым не предусмотрена открытая трансляция с участков
МнениеИзбиркомы3 месяца назад
Как я поучаствовал в заседании ТИК района Войковский города Москвы