Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Григорий Мельконьянц
Сопредседатель движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Посмотрел заседание ЦИК, на котором после бурного обсуждения исключили из списка КПРФ Павла Грудинина. Обратил внимание на два важных момента.

Момент первый: так ли всесильны справки

Члены ЦИК России на заседании несколько раз повторили один и тот же тезис, что ЦИК не занимается расследованиями, что комиссия, имея письмо из Генпрокуратуры о наличии у Грудинина акций зарубежной компании, не может поступить иначе, как отказать ему в регистрации. В противном случае, Генпрокуратура (!) якобы подаст на ЦИК в суд.

История с письмом из Генпрокуратуры очень похожа на ситуацию с заключениями почерковедов или справками МВД, которые «бракуют» подписи избирателей, а избирком на этом основании принимает решение об отказе кандидату в регистрации. Хорошо знаем, как недобросовестные комиссии не сообщали кандидатам, когда будет проходить проверка подписей, какие подписи и на каком основании «бракуются». Таким образом кандидат лишался возможности предоставить возражения и отбить подписи. Когда же вопрос выносился на само заседание комиссии, было уже поздно что-то доказывать, бесполезно было даже приводить реальных избирателей, готовых свидетельствовать, что это их подписи.

В письма из Генпрокуратуры, также как и в заключения почерковедов или справки МВД, могут вкрасться неточности, ошибки. Указанные документы не являются абсолютным основанием для принятия решений. Это информация для всестороннего анализа членами избиркома, которые для вынесения объективного и беспристрастного решения о регистрации должны исследовать и другие документы, например, которые поступили от кандидата в виде возражений. Кандидат должен иметь возможность ознакомиться с претензиями и представить возражения на них. Только после этого, взвесив все факты, комиссия должна принимать решение о регистрации или отказе в ней.

Из заседания ЦИК сложно было понять, кто прав, так как одни документы противоречили другим. По-хорошему, требовалось дополнительное время, чтобы досконально изучить документы, которые держал в руках стоявший за трибуной ЦИК Грудинин.

Хронология была такой:

  • 13 июля — в ЦИК поступает письмо от бывшей супруги Грудинина о том, что по ее информации Павел Грудинин является совладельцем зарубежной компании. Документов, подтверждающих это обстоятельство, к письму приложено не было.
  • 14 июля — ЦИК обратился в уполномоченные органы с просьбой проверить информацию от бывшей жены Грудинина.
  • 20 июля — в ЦИК поступило письмо от Павла Грудинина, в котором он пояснил, что сведения, изложенные в обращении его бывшей жены, не соответствуют действительности. К письму приложены незаверенные копии документов, которые свидетельствуют, что с 5 апреля 2017 г. он не является владельцем вменяемой ему зарубежной компании, а с 27 декабря 2018 г. она прекратила свое существование.
  • 22 июля — на рабочей группе ЦИК не имелось документов о наличии зарубежных финансовых инструментов у Грудинина и поэтому рабочая группа рекомендовала ЦИК зарегистрировать список с Грудининым. В тот же день, но уже после заседания рабочей группы (!), в ЦИК поступил ответ из Генеральной прокуратуры, в котором говорится, что Грудинин владеет акциям вменяемой ему зарубежной компании по состоянию на 14 июля 2021 г., и прикладывает на пяти листах незаверенные копии документов и их перевод на русский язык.
  • 24 июля — на заседании ЦИК комиссия демонстрирует полученное из Генпрокуратуры письмо с приложенными к нему документами. Устные возражения Грудинина во внимание не принимаются, а в качестве стороны «обвинения» дали слово и возможность демонстрации презентации представителю бывшей супруги Грудинина, который подтвердил наличие у Грудинина акций в зарубежной компании.

Бросилась в глаза пикантная деталь. Демонстрируемая членом ЦИК на экране выписка из реестра акционеров из Белиза, которую представила Генпрокуратура, совпадала вплоть до даты ее составления с выпиской, которую продемонстрировал уже в своей презентации представитель бывшей жены Грудинина.

В итоге Павла Грудинина из списка исключили.

Момент второй: так ли равны партии

Выступление на заседании ЦИК представителя бывшей супруги Грудинина, направившей в ЦИК обращение о наличии у Павла Грудинина зарубежных финансовых инструментов, вызвало бурную реакцию со стороны некоторых членов ЦИК и кандидатов КПРФ в зале. Они заявили о неправомерности его выступления, так как вопрос рассматривается не по жалобе бывшей супруги, а о регистрации списка. Руководство ЦИК сразу обвинило КПРФ в том, что партия не желает слышать иную точку зрения, что они боятся и что после выступления у КПРФ будет возможность ответить. Представителю бывшей супруги в итоге дали полноценно выступить и показать на экране презентацию.

А теперь о равном отношении ЦИК ко всем партиям.

В связи с тем, что при рассмотрении вопроса о регистрации списка КПРФ Центризбирком посчитал возможным пригласить на заседание представителя заявителя, сообщившего о факте, препятствующем участию в выборах одного из кандидатов в списке, возникает резонный вопрос: поступит ли ЦИК аналогично с жалобой кандидата Марины Литвинович? 

Пригласит ли ЦИК Литвинович или ее представителя и даст ли выступить на заседании комиссии, где будет рассматриваться вопрос о регистрации списка «Единой России». Чтобы Литвинович смогла рассказать о ее жалобе на кандидата Сергея Лаврова в списке этой партии, в которой она указывает на его якобы сотрудничество с террористической и запрещенной в России организацией Талибан. Ситуация Лаврова зеркальна с Грудининым, так как выдвинутые претензии тоже могут стать препятствием для его участия в выборах. Вот и посмотрим, есть ли у ЦИК двойные стандарты.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Допуск кандидатов»
РазборДопуск кандидатовмесяц назад
Схема «легитимизации» массовой зачистки оппозиции на выборах 2021 года, которая применяется на всех уровнях в России
Владимир Шведа
МнениеДопуск кандидатов2 месяца назад
Как проверяют кандидатов на наличие «иностранных финансовых инструментов»
Аркадий Любарев
Григорий Мельконьянц: другие материалы автора
МнениеИнновациимесяц назад
В здании ЦИК прошло первое заседание Территориальной избирательной комиссии дистанционного электронного голосования (ТИК ДЭГ)
МнениеИзбиркомымесяц назад
После сопоставления официально опубликованного постановления и его проекта, можно увидеть, что текст отредактировали задним числом
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Записывайтесь в наблюдатели и приходите на участки, чтобы знать, как проходят выборы
РазборИнновации2 месяца назад
Если вы московский избиратель — внесите посильный вклад в проверку системы дистанционного электронного голосования