Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Коллаж: Ксения Тельманова

07.09.2020

Оглавление

Ключевые выводы

1. Функционирование системы государственной пропаганды в интересах «административных» кандидатов

1.1 Нарушение принципов плюрализма в СМИ в период проведения избирательных кампаний

1.2. Влияние «административных» кандидатов на публичную дискуссию в социальных сетях

2. Воспрепятствование кандидатам в ведении агитации

2.1 Оказание давления на кандидатов и воспрепятствование ведению агитации

2.2. Влияние эпидемиологических ограничений на свободу волеобразования

2.3. Принуждение и подкуп избирателей

3. Незаконная агитация и «черный пиар»

Выборы 13 сентября 2020 года — первые крупные российские выборы «коронавирусной эпохи». Это наложило серьезный отпечаток на ведение агитационных кампаний, хотя и не изменило в корне российскую избирательную систему. Главные ее особенности — неравные условия для ведения кампаний кандидатами, давление на оппозиционных кандидатов и избирателей, а также сложившаяся система государственной пропаганды в СМИ, которая в последние годы все активнее распространяется в социальных сетях и Интернете в целом. 

В этот раз движению «Голос» впервые за долгое время удалось системно проанализировать медийную составляющую кампаний на региональных выборах. Мы также провели мониторинг активности кандидатов и избирателей в социальных сетях. Этому посвящена вся первая глава доклада.

Во второй главе внимание уделяется проблеме создания помех в агитационной работе кандидатов. Особое место здесь занимает раздел, посвященный анализу влияния на ход агитационной кампании эпидемиологических ограничений на свободу собраний. Они поставили кандидатов в гораздо более сложные условия в сравнении с предыдущими годами, сделали и без того неравные условия для ведения агитации кандидатами, поддержанными властью, и их оппонентами еще более неравными. 

Небольшая третья глава посвящена незаконной агитации и «черному пиару», которые активно используют как сторонники, так и противники власти. Пожалуй, мы уже несколько лет не видели такой активности кандидатов на этом поле.

Это четвертый доклад в рамках программы «Голоса» по долгосрочному наблюдению за выборами 13 сентября 2020 года. Он посвящен ходу агитационной кампании. Предыдущие доклады были посвящены правовым особенностям выборов, итогам выдвижения и регистрации кандидатов в губернаторы, а также итогам выдвижения и регистрации кандидатов на выборах в представительные органы власти и местного самоуправления. Кроме того, был подготовлен спецдоклад о ситуации с прохождением муниципального фильтра в Пермском крае. Также выйдут региональные доклады о выборах губернатора Иркутской области и о выборах депутатов крупнейшего муниципалитета страны — Новосибирска.

Всего 13 сентября пройдет 9071 кампания. Это довыборы в Госдуму в четырех округах (считаются как одна кампания), выборы 18 глав регионов, 11 региональных парламентов и 22 горсоветов в административных центрах. Замещению подлежат более 78 тысяч депутатских мандатов и выборных должностей. 

В основном тексте доклада конкретные примеры нарушения избирательных прав и инциденты приводятся кратко. Более подробное описание можно найти в Приложении, в которое включены более 100 наиболее ярких примеров.



Ключевые выводы

  1. Подход к кандидатам, поддержанным и не поддержанным властью, со стороны избирательных комиссий, судов, правоохранительных органов, органов власти и местного самоуправления стал настолько неравным, что уже можно говорить о том, что в России складываются две параллельные избирательные системы — для «своих» и для всех остальных. По сути оппоненты «административных» кандидатов вынуждены вести избирательные кампании по гораздо более жестким правилам, чем их конкуренты. Эти различия проявляются во всем: в освещении деятельности кандидатов в СМИ, содействии или воспрепятствовании в ведении ими агитации, решениях судов и избиркомов и даже в необходимости следовать эпидемиологическим ограничениям в «эпоху коронавируса».
  2. «Борьба с эпидемией» в реальности превратилась в инструмент по ограничению избирательных прав граждан. Такое ограничение само по себе ставит под вопрос возможность свободного волеизъявления граждан, а снятие ограничений на работу мест массового скопления людей (торговые центры, рестораны, музеи и т.п.) демонстрирует непропорциональность и необоснованность запрета на проведение митингов, пикетов и встреч с избирателями, тем более, когда такие запреты не распространяются на кандидатов, поддержанных властью. Фактически, граждане оказались искусственно лишены базовой политической свободы, которую Конституционный Суд России признает одной из форм мирного конструктивного общественного диалога и значимым проявление социально-политической свободы личности, которое входит в систему демократических институтов, способствующих выявлению и формированию воли и интересов граждан Российской Федерации. 
  3. Одной из главных проблем российских выборов стала действующая по всей стране система государственной пропаганды, которая включает в себя тотальное доминирование власти в СМИ, манипулирование общественным мнением в соцсетях, воспрепятствование оппозиционным кандидатам (даже давление на них) и, наоборот, создание преимуществ для кандидатов «административных». Антиконституционная по своей природе система государственной пропаганды фактически делает невозможным свободное волеизъявление избирателей, уничтожая на корню принцип плюрализма мнений в СМИ, как условие проведения честных выборов.
  4. Медиамониторинг, проведенный «Голосом» с помощью системы «СКАН-Интерфакс», показал, что суммарная упоминаемость «административных» кандидатов в соответствующих региональных СМИ оказалась в семь раз выше упоминаемости всех остальных продолжающих участвовать в выборах кандидатов вместе взятых. Самое неравное освещение кандидатов сложилось в Ленинградской области, где губернатор Александр Дрозденко упоминается почти в 24 раза чаще, чем все остальные его оппоненты. В лидерах по медианеравенству также оказались Краснодарский край, Смоленская, Пензенская, Костромская, Калужская и Ростовская области. Даже в регионах, где ситуация с освещением деятельности кандидатов в губернаторы выглядит лучше, чем в остальных (Чувашии, Архангельской, Иркутской и Брянской областях), она все равно плачевна. Например, на самых конкурентных выборах главы региона в этом году — в Иркутской области — врио губернатора обгоняет по упоминаниям своего основного конкурента почти в 12 раз. Такое преимущество создается в основном за счет публикации материалов об «административных» кандидатах в СМИ, которые либо принадлежат госорганам и органам местного самоуправления, либо получают госконтракты и субсидии. 
  5. Для создания такого преимущества подконтрольные властям СМИ и сами «административные» кандидаты используют лакуны избирательного законодательства. Отсутствие обязанности уходить в отпуск на весь период участия в выборах позволяет им под видом деятельности губернатора фактически проводить агитационную кампанию. Движение «Голос» уже много лет настаивает на необходимости законодательного закрепления обязанности высших должностных лиц, участвующих в выборах, уходить в отпуск на весь период избирательной кампании.
  6. Старые надежды на выправление дисбаланса в информационном освещении политики, и в том числе выборов, которые возлагались на интернет-пространство, далеко не всегда оправдываются. В действительности, социальные сети могут даже усугублять неравенство прав кандидатов в публичной дискуссии. Мониторинг соцсетей позволил выявить массу примеров почти одновременного размещения идентичных текстов в поддержку «административных» кандидатов в крупнейших региональных сообществах в социальных сетях. Сообщества и аккаунты СМИ в структуре распространения информации в поддержку «административных» кандидатов у многих кандидатов в губернаторы пока занимают гораздо более значимое место, чем публикации в личных аккаунтах пользователей. У такого вида агитации есть две ключевые проблемы. Первая заключается в больших возможностях для финансирования подобных постов помимо средств избирательных фондов, в том числе и из средств налогоплательщиков. Вторая проблема связана с тем, что в отличие от СМИ и рекламных компаний, обязанных размещать платную агитацию кандидатов на равных условиях, владельцы сообществ в соцсетях такой обязанности не имеют — они могут размещать платную агитацию одних кандидатов и безнаказанно отказывать другим. Владельцы крупнейших сообществ, иногда замещающих в своих регионах СМИ, часто даже не задумываются об обязанностях перед обществом по соблюдению принципов плюрализма. Усугубляет ситуацию размещение агитационных материалов в официальных аккаунтах госорганов, органов местного самоуправления, организаций образования, культуры и здравоохранения.
  7. Тем не менее, интернет-пространство пока выглядит гораздо более плюралистичным. Ситуацию, вероятно, спасает невысокое качество работы власти в соцсетях, которое проявляется в низких показателях вовлеченности  у таких материалов. Например, средний показатель вовлеченности для публикаций с упоминанием фамилии «Дрозденко» в Ленинградской области составляет всего 14 различных реакций (лайков, комментариев, репостов). Аналогичный средний показатель для фамилии «Кобзев» в Иркутской области составил всего 8 единиц, для «Цыбульский» в Архангельской области — 9,3. 
  8. Кандидаты на выборах различного уровня подвергаются давлению со стороны органов власти и местного самоуправления, правоохранительных органов и работодателей, которые зачастую угрожают им. Кандидаты и сотрудники их штабов сталкиваются с насилием, попытками подкупа, порчей и кражей имущества, в том числе и агитационных материалов. Отдельно стоит упомянуть попытки преследования члена федерального совета и координатора движения «Голос» в Краснодарском крае Давида Канкии. 
  9. Серьезный контраст представляет собой отношение органов власти и местного самоуправления к кандидатам, поддержанным администрациями разного уровня. Для них создаются непредусмотренные и даже запрещенные законом преимущества, которые могут выражаться в участии чиновников и муниципальных служащих в агитационных мероприятиях таких кандидатов, содействие в организации встреч с избирателями, использовании бюджетных ресурсов для помощи конкретным кандидатам и т.п.



1. Функционирование системы государственной пропаганды в интересах «административных» кандидатов



1.1 Нарушение принципов плюрализма в СМИ в период проведения избирательных кампаний

Конвенция о стандартах демократических выборов, избирательных прав и свобод в государствах — участниках СНГ гласит, что подлинные выборы обеспечивают выявление свободно выраженной воли народа и непосредственное ее осуществление. Для этого необходимы реальный политический плюрализм, идеологическое многообразие и многопартийность, свободный доступ избирателей к информации о кандидатах и о процессе выборов, а кандидатов — к средствам массовой информации (ст. 9 Конвенции).

В признании необходимости соблюдения принципов плюрализма также полностью совпадают правовые позиции Конституционного Суда России (см., например, Постановление КС от 13.04.2017 № 11-П), ОБСЕ, Совета Европы, Европейского суда по правам человека. Более того, ЕСПЧ именно на государство возлагает обязанность по обеспечению эффективного плюрализма в СМИ (постановление Европейского Суда по правам человека от 7.06.2012 по делу «Чентро Эуропа 7 С.р.л. и Ди Стефано» («Centro Europa 7 S.r.l. and Di Stefano») против Италии»). 

При этом понятие плюрализма в политике и информировании очень сложное. Оно не сводится лишь к многопартийности или наличию разных собственников у СМИ. В этом случае гарантии политического многообразия носили бы сугубо формальный, а не содержательный характер.

Конкретизация этого термина содержится в принятой Комитетом министров Совета Европы рекомендации № R (99) 1 по стимулированию плюрализма в средствах массовой информации. В ней указывается, что реальный плюрализм дает возможность доступа к плюралистическому содержанию информации, позволяет различным группам общества, в том числе — политическим меньшинствам, выражать свои взгляды и интересы. В пояснительной записке к рекомендации подчеркивается, что понятие «плюрализм» имеет два равнозначных аспекта. Во-первых, оно выражается в наличии множества независимых и автономных СМИ, а во-вторых — в разнообразии содержания (взглядов и мнений), предоставляемых общественности. Только комбинация этих аспектов создает достаточные условия для формирования осознанного мнения. 

Однако в российской реальности государство не только не выполняет свои обязанности по созданию гарантий равенства прав кандидатов в публичной дискуссии в СМИ, но и само является главным нарушителем этого принципа. Органы власти и местного самоуправления в нарушение конституционных принципов республиканизма и народовластия создают необоснованные преимущества для «административных» кандидатов. Ярче всего это можно проследить на примере губернаторских выборов.

Движение «Голос» с помощью системы «СКАН-Интерфакс» провело мониторинг публикаций с упоминанием кандидатов в губернаторы в СМИ соответствующих регионов. Мониторинг охватил период с даты публикации решений о назначении выборов (в разных регионах это произошло между 10 и 15 июня) до 6 сентября включительно. В мониторинг были включены только зарегистрированные на 6 сентября кандидаты. Имена кандидатов были сформированы для поиска в качестве фразы, содержащей имя и фамилию. Мониторинг основан на публикациях исключительно в СМИ соответствующего региона (ТВ, радио, печатные газеты и журналы, ленты информагентств, сайты СМИ и отраслевые порталы). Не учитывались публикации в агрегаторах СМИ, на сайтах госучреждений и госкомпаний, в любых видах блогов. 

В результате мониторинг показал, что суммарная упоминаемость «административных» кандидатов в соответствующих региональных СМИ оказалась в семь раз выше упоминаемости всех остальных продолжающих участвовать в выборах кандидатов вместе взятых (Рис. 1). 

Рис. 1. Упоминаемость кандидатов в региональных СМИ (по данным системы «СКАН-Интерфакс»)

При этом ни в одном из регионов не было ситуации хотя бы отдаленно напоминающей реальное равенство кандидатов при освещении их деятельности в СМИ (см. Таблицу 1).

Таблица 1. Преимущество «административных» кандидатов над всеми остальными (вместе взятыми) в освещении их деятельности в региональных СМИ (по регионам)

Регион

Преимущество, раз

Ленинградская область

23,9

Краснодарский край

17,2

Смоленская область

14,5

Пензенская область

13,5

Костромская область

13,1

Калужская область

12,5

Ростовская область

11,3

Коми

8,5

Еврейская автономная область

7,6

Татарстан

7,6

Камчатский край

7,5

Севастополь

5,8

Тамбовская область

5,7

Пермский край

5,5

Архангельская область

4,7

Чувашия

4,4

Иркутская область

3,8

Брянская область

3,5

Из таблицы 1 видно, что самое неравное освещение кандидатов сложилось в Ленинградской области, где губернатор Александр Дрозденко упоминается почти в 24 раза чаще, чем все остальные его оппоненты (см. Рис. 2).

Рис. 2. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Ленинградской области

В лидерах по неравенству также Краснодарский край, Смоленская, Пензенская, Костромская, Калужская и Ростовская области (см. Рис. 3–8). 

Рис. 3. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Краснодарского края


Рис. 4. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Смоленской области

Рис. 5. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Пензенской области

Рис. 6. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Костромской области

Рис. 7. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Калужской области

Рис. 8. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Ростовской области

Такое преимущество создается в основном за счет публикации материалов об «административных» кандидатах в СМИ, которые либо принадлежат госорганам и органам местного самоуправления, либо получают госконтракты и субсидии. Например, в Краснодарском крае лидером среди СМИ по упоминанию фамилии кандидата-единоросса стал телеканал «Кубань-24», который финансируется из бюджета Краснодарского края на систематической основе (см. Рис. 9)

Рис. 9. Основные СМИ Краснодарского края, упоминающие кандидатов в губернаторы

Телеканал под видом информирования фактически агитирует за кандидата в губернаторы Кубани Вениамина Кондратьева. При этом, некоторые сюжеты телеканала являются очевидно агитационными, но не содержат сведений об оплате с избирательного счета кандидата. Например, 3 августа вышел сюжет «Штаб общественной поддержки Вениамина Кондратьева провел первое заседание», который рассказывает об участии Кондратьева в избирательной кампании и формирует его позитивный образ как кандидата: «Действующий глава Краснодарского края намерен переизбираться на новый срок, он уже подал заявление для регистрации в качестве кандидата. В его предвыборной кампании будут участвовать около ста сторонников — это активисты и лидеры самых разных профессиональных сообществ... Говорили о том, что сделано за последние пять лет и как изменилась Кубань. В числе достижений — благоустройство зеленых зон, реконструкция учреждений культуры, новые спортивные объекты, строительство фельдшерско-акушерских пунктов на селе и оснащение краевых клиник. «Вениамин Кондратьев четко поставил задачу: спорт должен стать доступным каждому жителю Кубани, где бы он ни проживал. И я могу сказать, что за последние пять лет у нас в крае построено 18 прекрасных спортивных комплексов шаговой доступности, 56 многофункциональных спортивных площадок», — заявила чемпионка Олимпийских игр, председатель Олимпийского совета Краснодарского края Ирина Караваева». (см. Приложение, карточка №1).

Похожая ситуация складывается и в других регионах, в том числе и на муниципальных выборах (см. Приложение, карточки № 2 - 9).

Даже в регионах, где ситуация с освещением деятельности кандидатов в губернаторы выглядит лучше (Чувашии, Архангельской, Иркутской и Брянской областях), она все равно плачевна. Например, на самых конкурентных выборах главы региона в этом году — в Иркутской области — врио губернатора обгоняет по упоминаниям своего основного конкурента почти в 12 раз (см. Рис. 10)

Рис. 10. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Иркутской области

Причем эта ситуация типична для всего периода кампании, а не каких-то отдельных ее этапов (см. Рис. 11).

Рис. 11. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Иркутской области в динамике

Аналогично выглядит ситуация, например, в Чувашии (см. Рис. 12), где она вызвала протест других кандидатов, которые потребовали запретить новости с Олегом Николаевым. Они полагают, что телевизионные новостные выпуски являются скрытой агитацией за врио, и заявляют о неравных выборах.

Рис. 12. Упоминаемость в региональных СМИ кандидатов в губернаторы Чувашии в динамике

Для создания такого преимущества подконтрольные властям СМИ и сами «административные» кандидаты используют лакуны избирательного законодательства. Отсутствие обязанности уходить в отпуск на весь период участия в выборах позволяет им под видом деятельности губернатора фактически проводить агитационную кампанию. Более того, это позволяет им заручаться поддержкой высокопоставленных чиновников, которую они демонстрируют за счет налогоплательщиков. 

Так, в Иркутскую область в августе прилетела большая команда федеральных политиков, которые должны были поддержать Кобзева. Это министр обороны Сергей Шойгу (бывший министр МЧС и руководитель Кобзева на этом посту), с которым они вместе были в Тулуне и осматривали как идет восстановление после страшного наводнения 2019 года. Это Герман Греф, поскольку Сбербанк строит в том же Тулуне новую больницу. Это заместитель министра обороны Тимур Иванов, который будет строить Суворовское училище в Иркутске, первое в Сибирском федеральном округе. Это глава РЖД Олег Белозеров, который собирается вырубать лес вдоль Байкала, поскольку там будут строиться объекты для железной дороги. Это министр здравоохранения Михаил Мурашко, который лично вручал награды иркутским врачам за работу в условиях ковида. Это министр экономического развития Михаил Решетников, который занимается вопросами Усолья-Сибирского и территорией бывшего Химпрома. СМИ активно писали обо всех этих событиях.

Движение «Голос» уже много лет настаивает на необходимости законодательного закрепления обязанности высших должностных лиц, участвующих в выборах, уходить в отпуск на весь период избирательной кампании.



1.2. Влияние «административных» кандидатов на публичную дискуссию в социальных сетях

Мониторинг соцсетей с помощью системы «СКАН-Интерфакс» показал, что не особо исправляют дисбаланс в освещении избирательных кампаний и соцсети. Так, в Чувашии с 22 июля по 6 сентября было выявлено 2577 сообщений, опубликованных пользователями соцсетей и касающихся проходящих в регионе выборов (включая тексты сообщений, репосты с дополнением, комментарии, тексты на картинках и в видео, stories, и исключая репосты без дополнений). Фамилию врио губернатора «Николаев» содержали 852 из них (33% от общего количества выявленных текстов). Предполагаемая аудитория этих текстов составила 6 572 794 пользователя, показатель вовлеченности — 11 436. Фамилия его оппонента-коммуниста «Андреев» упоминалась 419 раз — в два раза меньше. Правда, показательно, что «Николаев» чаще упоминался в сообществах и аккаунтах СМИ (419 и 48 раз соответственно), а не в личных профилях (375 раз), в то время как «Андреев» — преимущественно в личных профилях (248 раз против 149 упоминаний в сообществах и 20 — в аккаунтах СМИ). 

Это достаточно типичная для выборов история и связана она, по нашему мнению, с платным размещением агитационных текстов «административных» кандидатов в сообществах, крупнейшие из которых во всех регионах премодерируются. Так, после одного из раундов теледебатов в шести чувашских сообществах в соцсетях появились посты с идентичным текстом: «Что реально НЕ понравилось в прошедших дебатах с участием Олега Николаева — попытки некоторых оппонентов заработать очки попытками уколоть врио. Кандидат от ЛДПР, например, выболтал свое время заявил «можете выключать телевизор, дальше не будет ничего интересного». Выборы выборами, но ведь нужно уважать друг друга». Крупнейшим из этих сообществ стало «Чебоксары Live» (62 500 подписчиков).  

Аналогично устроено продвижение врио губернатора Пермского края Дмитрия Махонина в региональном сегменте социальных сетей. На рис. 13 представлены сканы из результатов автоматического суточного мониторинга пермских сообществ, аккаунтов социальных сетей и личных профилей (правда, иногда под личными профилями почему-то фигурируют паблики администраций) по тегу «Махонин». Мониторинг за 3 августа. 


Всего Дмитрий Махонин упоминался 313 раз, из них примерно 140 — это посты или репосты, остальное — комментарии пользователей. Из этих основных постов почти все (!) это, судя по всему, материалы (пресс-релизы), подготовленные и разосланные по краю какой-то пиар-службой администрации губернатора. Трудно предположить, что 25 разных пабликов договорились между собой, подготовили и разместили слово в слово один и тот же текст, а 14 пабликов — другой. Можно среди этих пабликов обнаружить большое количество популярных сообществ (например, из серии «Подслушано» или «Дак это Пермь!»), про которые с большой долей уверенности можно сказать, что они на каких-то условиях размещают официальные материалы. Некоторые сообщества готовы постить про врио губернатора и по 5-7 материалов в день. 

У такого вида агитации есть две ключевые проблемы. Первая заключается в больших возможностях для финансирования подобных постов помимо средств избирательных фондов, в том числе из средств налогоплательщиков. Бюджеты на продвижение кандидатов в социальных сетях становятся все больше, а эффективных механизмов контроля за их расходованием на данный момент нет. Вторая проблема связана с тем, что в отличие от СМИ и рекламных компаний, обязанных размещать платную агитацию кандидатов на равных условиях, владельцы сообществ в соцсетях такой обязанности не имеют — они могут размещать платную агитацию одних кандидатов и безнаказанно отказывать другим. 

Одной из распространенных форм нарушения избирательных прав граждан стало размещение агитационных материалов в официальных аккаунтах госорганов, органов местного самоуправления, организаций образования, культуры и здравоохранения (см., например, Приложение, карточки № 10 - 13).

Все это ведет к тому, что старые надежды на выправление дисбаланса в информационном освещении политики, и в том числе выборов, которые возлагались на интернет-пространство, далеко не всегда оправдываются. В действительности, социальные сети могут даже усугублять неравенство прав кандидатов в публичной дискуссии. Владельцы крупнейших сообществ, иногда замещающих в своих регионах СМИ, часто даже не задумываются об обязанностях перед обществом по соблюдению принципов плюрализма.

Пока ситуацию спасает лишь то, что качество работы власти в соцсетях невысоко. Это показывает степень увлеченности пользователей сетей всей этой официозной информацией (лайки, комменты, репосты), которая, как правило, крайне низка. 

Так, в Ленинградской области за период 22 июля — 6 сентября пользователи соцсетей упомянули фамилию «административного» кандидата «Дрозденко» в отношении проходящих выборов 3 515 раз (это больше половины всех текстов, имеющих отношение к выборам в регионе и выявленных системой автоматического мониторинга). Больше половины от этих сообщение — это тексты в аккаунтах СМИ или сообществах. Однако показатель вовлеченности (сумма комментариев, лайков и репостов ко всем сообщениям) у этих материалов составил всего 50 614, т.е. в среднем 14 различных реакций на такие посты — очень низкий показатель. Аналогичный средний показатель для фамилии «Кобзев» в Иркутской области составил всего 8 единиц, для «Цыбульский» в Архангельской области — 9,3.


2. Воспрепятствование кандидатам в ведении агитации

2.1 Оказание давления на кандидатов и воспрепятствование ведению агитации



Возможность свободно получать и распространять информацию в период избирательной кампании — одно из ключевых условий для содержательной политической дискуссии, которая только и обеспечивает по-настоящему осознанный выбор избирателей. 

К сожалению на выборах 2020 года поступает большое количество сообщений о воспрепятствовании в ведении агитации. Речь, прежде всего, идет о массовых фактах порчи и кражи агитационных материалов (см. Приложение, карточки №14 - 33). При этом зачастую в этих правонарушениях замешаны сотрудники государственных и муниципальных учреждений, управляющих компаний, организаций самоуправления (см. Приложение, карточки №14 - 16). 

Кроме того, часть кандидатов столкнулась с неправомерными отказами коммерческих компаний в изготовлении или размещении агитационных материалов. Так, в Калуге о невозможности разместить свою агитацию на коммерческой основе заявили кандидаты в гордуму от КПРФ и партии «Новые люди». Например, Сергею Личману (КПРФ) рекламные компании отказали в размещении наружной рекламы. О проблемах с размещением заявлял начальник Штаба Навального в Новосибирске Сергей Бойко. Сначала он с трудом смог разместить свой агитационный ролик на городском экране в единственном рекламном агентстве Новосибирска, которое согласилось на это, а спустя двое суток агентство отказалось продолжать его демонстрировать и вернуло кандидату деньги.

Долгосрочный наблюдатель «Голоса» в Калужской области сообщил, что кандидаты-одномандатники в гордуму Калуги от партии «Новые люди» жаловались на задержку в утверждении агитационных материалов со стороны самой партии. Аналогичные жалобы поступали от кандидатов «Партии Роста». 

Однако чаще всего проблемы вызваны действиями политических конкурентов. Есть и откровенно криминальные ситуации. В Костроме, как рассказал бывший уполномоченный по правам предпринимателей, а ныне – кандидат в депутаты от оппозиционной партии Сергей Галичев, 30 августа сотрудник штаба кандидата от «Единой России» украл прямо из типографии 5500 экземпляров только что отпечатанных предвыборных листовок и календарей. Одновременно от действий мародеров пострадал избирательный штаб кандидата Аллы Бубновой-Брагиной, у которой также украли агитационные материалы, сломав установленный на улице рекламный куб. Вообще, в этом городе ситуация с систематической пропажей агитационных материалов (в том числе, демонтажом баннеров) получила большой резонанс. Ряд участников избирательного процесса (партия Социальной защиты, КПРФ, «Яблоко») уже сделали публичные заявления: «Были вызваны сотрудники полиции, решается вопрос о возбуждении административного дела по статье 5.14 КоАП РФ и о возбуждении уголовного дела по статье хулиганство, порча политической агитации».

Зачастую противодействие в агитации связано с применением насилия или угроз в отношении кандидатов, сотрудников их штабов или сторонников (см. Приложение, карточки № 34 - 45). Об этом поступают сообщения из Чувашии, Краснодарского края, Владимирской, Липецкой, Новосибирской областей. В некоторых случаях, как в Чувашии, Костромской, Новосибирской, Рязанской областях, противодействие агитации происходит с привлечением сотрудников правоохранительных органов, которые вместо того, чтобы защищать избирательные права граждан, активно содействуют в их нарушении (см. Приложение, карточки № 46 - 53). 

Отдельно стоит упомянуть попытки преследования члена федерального совета и координатора движения «Голос» в Краснодарском крае Давида Канкии. 31 августа сотрудники патрульно-постовой службы остановили его возле дома в Краснодаре. Полицейские отказались представиться, вели себя грубо, предъявляли не основанные на законе требования, угрожали административным задержанием, а также иными проблемами. 

Кандидаты подвергаются давлению также со стороны работодателей и администраций, которые угрожают им созданием проблем в будущем (см. Приложение, карточки №54 - 56). Например, в Калмыкии кандидат в сельские депутаты был вынужден сняться с выборов из-за того, что администрация района оказывала на него давление пока он лежал в больнице в связи с обнаруженной у него коронавирусной инфекцией.

Серьезный контраст представляет собой отношение органов власти и местного самоуправления к кандидатам, поддержанным администрациями разного уровня. Для них создаются непредусмотренные и даже запрещенные законом преимущества (см. Приложение, карточки №57 - 68). Они могут выражаться в участии чиновников и муниципальных служащих в агитационных мероприятиях таких кандидатов, содействие в организации встреч с избирателями, их непосредственном участии в агитации, использовании бюджетных ресурсов для помощи конкретным кандидатам и т.п.

Кроме того, поступали сообщения о попытках подкупа кандидатов (см. Приложение, карточки № 69 - 71). Самые удивительные истории происходят на выборах в Новосибирской области. Несостоявшийся «спойлер» на выборах депутатов новосибирского заксобрания по округу №22 Алексей Поляков подал в суд иск о расторжении договора с Артемом Громовым, помощником кандидата от КПРФ Андрея Жирнова. В соответствии с условиями, Полякова наняли участвовать в выборах в заксобрание по округу №22. Он обязывался выдвинуть свою кандидатуру, собрать подписи, зарегистрироваться и провести кампанию. За неисполнение обязанностей, а также в случае снятия кандидатуры договором предусмотрена ответственность в размере 2 млн рублей за каждый случай нарушения. Он выдвинул кандидатуру и приступил к сбору подписей. После этого он узнал, что является однофамильцем другого участника выборов по округу № 22 — независимого кандидата Ильи Полякова. Похожая ситуация произошла на округе № 36, где выдвинулся самовыдвиженец Андрей Андреев. Это брат действующего депутата и кандидата от «Единой России» Алексея Андреева. Позже он заявил «Тайге.инфо», что около месяца назад с ним встретился Владимир Толстых, который представился помощником кандидата Плотникова. Он предложил ему 1 млн рублей за выдвижение и дал «задаток» в 100 тыс. рублей. (см. Приложение, карточки №71).



2.2. Влияние эпидемиологических ограничений на свободу волеобразования

Тотальное доминирование в медиа-пространстве кандидатов и партий, имеющих поддержку со стороны действующей власти, могло бы частично быть компенсировано прямыми контактами с избирателями через уличные акции и встречи с избирателями. 

Гарантированное Конституцией России участие граждан в мирных собраниях, безусловно, является одним из способов высказывания своего отношения к политической ситуации и формулирования новых требований со стороны общества. Такие акции, проходящие в период избирательной кампании или накануне ее начала, должны рассматриваться как неотъемлемая часть предвыборной дискуссии, без которой проведение подлинных выборов невозможно.

Так, подготовленный Венецианской комиссией Совета Европы Свод рекомендуемых норм при проведении выборов гласит, что основополагающие электоральные принципы могут быть гарантированы лишь при соблюдении «основных прав человека, и в частности свободы слова, собрания и объединения, без которых невозможна подлинная демократия». 

Хотя документы Венецианской комиссии и носят рекомендательных характер, Конституционный Суд России регулярно ссылается на нормы, содержащиеся в них — в частности, в Своде рекомендуемых норм при проведении выборов — для обоснования своей правовой позиции (Постановление КС от 15.04.2014 № 11-П). Таким образом, Конституционный Суд всегда признавал основополагающий характер этих документов для правовой системы России.

И российская правовая система солидаризуется с этими стандартами, также указывая на особую роль свободы собраний в процессе волеобразования. Предусмотренное статьей 31 Конституции России право граждан собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование — как неоднократно отмечал Конституционный Суд России (Постановления КС от 18.05.2012 № 12-П, от 14.02.2013 № 4-П, от 10.02.2017 № 2-П, от 17.03.2017 года № 8-П, от 18.06.2019 № 24-П) — является одним из основополагающих и неотъемлемых элементов правового статуса личности в России. Конституционный Суд России указывает, что данное право — не только одна из форм мирного конструктивного общественного диалога, но и значимое проявление социально-политической свободы личности. Оно входит в систему демократических институтов, способствующих выявлению и формированию воли и интересов граждан Российской Федерации (Постановления КС от 13.05.2014 № 14-П, от 18.06.2019 № 24-П). Об этом же гласит и п. 1 ст. 2 Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», который называет целью публичного мероприятия свободное выражение и формирование мнений, выдвижение требований по различным вопросам жизни страны (в том числе политическим).

Однако еще при проведении голосования по изменению Конституции ограничение свободы собраний было использовано властями для того, чтобы максимально затруднить свободное выражение воли граждан. 

Большинство санитарно-эпидемиологических ограничений, введенных весной, уже сняты: почти по всей территории страны работают кафе, рестораны, музеи, библиотеки, торговые центры, общественный транспорт, люди ходят на работу, проводятся массовые спортивные мероприятия. Однако продолжают действовать ограничения на мероприятия, которые проходят преимущественно на свежем воздухе — митинги, встречи с избирателями, агитационные пикеты и т.п. Законодательные исключения на региональном уровне были сделаны системно лишь для конференций партий по выдвижению кандидатов. В отдельных регионах сделаны послабления для встреч кандидатов с избирателями, да и то небольшие. Например, 13 августа были приняты поправки в постановление правительства Брянской области от 17 марта 2020 года № 106-п, в соответствии с которыми вместе с возобновлением деятельности театров, кинотеатров, концертных залов, домов культуры, библиотек, ресторанов, кафе, столовых, буфетов, баров и прочих закусочных разрешалось проведение встреч кандидатов в губернаторы с избирателями, но последних должно было быть не более десяти человек. Во многих регионах нет и таких послаблений.

В результате во многих регионах кандидаты и партии жалуются на невозможность проводить нормальную агитацию в таких условиях (см. Приложение, карточки №72 - 77): жалобы зафиксированы в Чувашии, Владимирской, Курганской, Липецкой, Новосибирской, Орловской и Ульяновской областях. 

Так, во Владимире городское отделение КПРФ направило письма в ЦИК России, избирком Владимирской области и избирком города Владимир с требованием перенести выборы в городской совет, т.к. их проведение в сентябре 2020 года нарушает избирательные права граждан (для лиц старше 65 лет до сих пор действует режим самоизоляции, в области не отменен запрет на массовые мероприятия, что создает препятствия для проведения агитационной кампании). Позднее Владимирское отделение КПРФ подало иск в суд с теми же требованиями, что были изложены в письмах (см. Приложение, карточка №72). 

В Чувашии депутат Госсовета от ЛДПР Константин Степанов на совместной пресс-конференции нескольких кандидатов в главы республики потребовал снять ограничения на проведение публичных мероприятий: «Из-за ограничений кандидаты не могут заниматься публичной политикой и встречаться с избирателями, потому что любая встреча будет расцениваться как пикет или митинг. А согласно требованиям Роспотребнадзора, сейчас запрещены любые массовые мероприятия. В случае подачи уведомления на их проведение муниципальные власти просто не разрешат их, ссылаясь на эти ограничения», — заявил кандидат.

В Ульяновске полиция как минимум дважды пыталась прервать акцию протеста сторонников КПРФ против снятия ее кандидатов с участия в выборах, которая проходит в форме депутатской приемной и пикета депутата Госдумы от КПРФ Алексея Куринного (Рис. 14). Полиция дважды подходила к нему с требованиями прекратить акцию в связи с режимом повышенной готовности и запретом публичных мероприятий. Однако поскольку акцию проводил депутат Госдумы, то для привлечения его к ответственности полиции была необходима санкция Ггенпрокурора и бессрочная акция была продолжена.

Рис. 14. Акция протеста сторонников КПРФ в Ульяновске


Еще больше усугубляют ситуацию попытки «административных» кандидатов обойти эти ограничения и создать себе еще больше преимуществ при ведении агитации. Так, в Курганской области в период избирательной кампании по выборам депутатов Курганской областной Думы представители областных департаментов и органов местного самоуправления, Пенсионного фонда РФ и многофункциональных центров, сотрудники органов социальной защиты и образования включились в реализацию проекта депутатской фракции «Единой России» в региональном парламенте под названием «Открытый регион. ВМЕСТЕ 45». В течение двух месяцев в городах Курган и Шадринск, в районных центрах и наиболее крупных населенных пунктах организуются выездные открытые общественные приемные. Таким образом, встречи с гражданами могут проходить и с участием 20 действующих депутатов Курганской областной и городской Дум, одновременно являющихся кандидатами в региональный парламент от «Единой России». Поддержку этим встречам напрямую оказывают органы исполнительной власти и сотрудники местных администраций. При этом для остальных кандидатов встречи с избирателями сейчас невозможны из-за эпидемиологических ограничений (см. Приложение, карточка №77).

В Чувашии, несмотря на ограничения, проходят встречи врио губернатора Олега Николаева на крупнейших предприятиях, в бюджетных учреждениях, на стройках, которые сопровождаются агитацией среди сотрудников. В этих агитпоездках замечены депутаты Госдумы, которые рассказывают о «программе развития Николаева». 

В Орле, где губернатором-коммунистом был установлен запрет на проведение публичных и массовых мероприятий, эти ограничения, по заявлению партии «Яблоко», не распространяются на агитационные мероприятия «Единой России» и КПРФ, в то время как кандидаты-«яблочники» такой возможности лишены — отказ городской администрации в согласовании агитационных пикетов был поддержан судом Советского района города Орел.

Не менее важно, что под предлогом сложной эпидемиологической ситуации системой избирательных комиссий были приняты решения о введении на текущих выборах «дополнительных форм» голосования — расширение Единого дня голосования на три дня по примеру конституционного плебисцита. Это ведет к очевидному в такой ситуации снижению гарантий избирательных прав граждан и общественного контроля, расширению возможностей для фальсификаций и принуждения граждан.

«Борьба с эпидемией» в реальности превратилась в инструмент по ограничению избирательных прав граждан. Такое ограничение само по себе ставит под вопрос возможность свободного волеизъявления граждан, а снятие ограничений на работу мест массового скопления людей (торговые центры, рестораны, музеи и т.п.) демонстрирует непропорциональность и необоснованность запрета на проведение митингов, пикетов и встреч с избирателями, тем более, когда такие запреты не распространяются на кандидатов, поддержанных властью. 

Кроме того, несмотря на заявления ЦИК России, трехдневное голосование уже фактически привело к нарушению учебного процесса в целом ряде регионов. Так, занятия в школах 11 и 12 сентября уже отменены в Новосибирске. В Татарстане, Иркутской и Белгородской областях школам рекомендовали проводить 11 сентября занятия на свежем воздухе в формате «дня здоровья» или экскурсий. В Пензенской области собираются провести внеклассные занятия и увести детей из школ. В Воронежской и Липецкой областях школы в эти дни проведут занятия также как и во время карантина – дистанционно.



2.3. Принуждение и подкуп избирателей

Свободное волеизъявление возможно лишь в ситуации, когда гражданин принимает решение о поддержке тех или иных кандидатов осознанно, без оказания неправомерного давления со стороны. Поэтому в российском избирательном законодательстве в равной степени запрещены как прямое принуждение граждан, так и подкуп избирателей. 

В частности, ст. 56 (п.п. 2 и 5) запрещает не только подкуп избирателей, но и проведение благотворительных акций лицами, участвующими в избирательной кампании. Нельзя также увязывать оплату труда избирателей, выполняющих организационную работу, с итогами голосования.

Однако сообщения о подкупе избирателей в этом году поступают сразу из нескольких регионов: Иркутской, Липецкой, Нижегородской, Новосибирской, Рязанской областей (см. Приложение, карточки № 78 - 82). Так, в Липецкой и Нижегородской областях подкуп осуществлялся под видом благотворительных акций (см. Приложение, карточки № 79, 80). А в Рязанской области партия «Новые люди» принуждает своих наблюдателей голосовать только за них. В противном случае, говорят, что денег за наблюдение не заплатят. (см. Приложение, карточка № 78).

Принцип свободных выборов подразумевает, что участие гражданина России в выборах и референдуме является свободным и добровольным. Никто не вправе оказывать на избирателя воздействие с целью принудить его к участию или неучастию в выборах и референдуме либо воспрепятствовать его свободному волеизъявлению (ст. 3 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»).

С началом досрочного голосования появились первые сообщения о принуждении избирателей. В Краснодаре составлять списки избирателей заставляют сотрудников ТОСов, при этом говорят, что сотрудник ТОСа может самостоятельно написать за жильца заявление на досрочное голосование (см. Приложение, карточка № 83). В Новосибирской области серьезные проблемы при распределении финансирования жителям одного из муниципалитетов обещает губернатор Андрей Травников (см. Приложение, карточка №84). Сотрудников бюджетных учреждений заставляют участвовать в досрочном голосовании в Иркутской и Нижегородской областях (см. Приложение, карточки № 85 - 87).

Так, со 2 по 10 сентября в Иркутске проходит досрочное голосование. Например, по адресу г. Иркутск, ул. Марата, д. 14 проходит досрочное голосование на дополнительных выборах депутата Думы города Иркутска седьмого созыва по одномандатному избирательному округу № 10 и повторных выборах депутата Думы города Иркутска седьмого созыва по одномандатному избирательному округу № 16. При этом, если анализировать явку на досрочное голосование в первые два дня (2 и 3 сентября 2020 года) получается, что по избирательному округу №16 проголосовали 85 избирателей, а по избирательному округу №10 – 0. Количество избирателей на данных избирательных округах примерно одинаковое – около 12 тысяч.

По сообщениям СМИ, группа общественного контроля в лице заместителя председателя Заксобрания региона Ольги Носенко, депутата Законодательного Собрания Иркутской области Андрея Обухова, заместителя председателя Думы Иркутска седьмого созыва Виталия Матвийчука, депутата Думы города Иркутска Александра Перевалова и кандидата в депутаты Думы Иркутска по избирательному округу №16 Сергея Королева фиксировала то, что избиратели приходят для голосования группами, их подвозят на автомобилях молодые люди спортивного телосложения. Молодые люди, организовавшие подвоз, ожидали избирателей, чтобы отвезти их обратно, так что на приятельский подвоз к участку это не похоже. Данное обстоятельство также вызвало вопросы у многочисленных сотрудников полиции, которые прибывали к зданию городского избиркома. Некоторые из избирателей даже не скрывают, что получили деньги за свой голос от 3 до 5 тысяч рублей. Они также сообщают о том, за кого им нужно проголосовать. Однако полиция, к которой группа депутатов обращалась, никаких действий для выяснения обстоятельств организованного подвоза не предприняла.

СМИ также сообщали о принуждении избирателей во Владимире, Иванове и Новгороде.


 

3. Незаконная агитация и «черный пиар»

Агитация на выборах довольно строго регламентирована российским избирательным законодательством. Положения закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» содержат целый ряд запретов и ограничений на ведение агитации. В частности, в нем говорится, что любая агитация должна быть оплачена с соответствующего избирательного счета; запрещается агитация, возбуждающая социальную, расовую, национальную или религиозную рознь, унижающая национальное достоинство, пропагандирующая исключительность, превосходство либо неполноценность граждан по признаку их отношения к религии, социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности; нельзя распространять подложные агитационные материалы.

К сожалению, во многих регионах фиксируется всплеск использования подобных грязных технологий. 

Тревогу вызывают попытки некоторых кандидатов играть на националистических чувствах, использование языка вражды, попытки посеять национальную рознь. Так, в Рязани размещены агитационные материалы партии «За правду» Захара (Евгения) Прилепина, которые содержат подчеркнуто националистический слоган «Защитим русских!». А в Иркутской области 5 сентября кандидат в губернаторы от КПРФ Михаил Щапов сообщил, что вынужден обратиться в правоохранительные органы «по факту разжигания межнациональной розни». В регионе появились фотографии якобы, агитационного баннера Михаила Щапова на китайском языке (Рис. 15). Одновременно в специально созданных группах и пабликах уже несколько дней распространяется информация о тесном сотрудничестве КПРФ с Китайской народной республикой в части строительства на Байкале новых китайских гостиниц, заводов по розливу байкальской воды, мусороперерабатывающего завода в Ангарске на деньги китайских инвесторов, дальнейшей вырубки лесов и даже введения в школах Иркутской области обязательного изучения китайского языка. Все это, якобы будет реализовано в случае победы Михаила Щапова на выборах губернатора Иркутской области. 

Рис. 15.  Изображение якобы, агитационного баннера кандидата в губернаторы Иркутской области Михаила Щапова на китайском языке.

Отдельно стоит упомянуть случай, произошедший в Ульяновске, где начальник отдела по развитию Ульяновского драматического театра Анна Маркеш Карвалейру баллотируется в городскую думу Ульяновска по одномандатному округу от имени движения «Против всех». Лицо кандидатки-мулатки с африкано-португальскими корнями на агитационных материалах накрашено черной краской. В ульяновских соцсетях распространяются картинки с кандидатом в разных образах и слоганом «Мы не рабы!» (Рис. 16). Как пишут СМИ, плакатами с ее изображением увешан весь город. Слоганы на баннерах: «Все мы «негры»! Голосуй против всех!» (Рис. 17). «Коммунисты России» подали на агитацию «Против всех» в суд, увидев в ней признаки расизма. На заседании 24 августа Ленинский суд Ульяновска иск не поддержал. По словам Анны Маркеш, у слова «негр» в слогане «совершенно другая коннотация — это социально незащищенные слои населения». Она утверждает, что не может выступать с расистскими лозунгами, поскольку ее бабушка по отцу африканка, а дед по отцу португалец.

Рис. 16. Агитация Анны Маркеш Карвалейру

Рис. 17. Агитация Анны Маркеш Карвалейру

С «черным пиаром» столкнулись и другие кандидаты в разных регионах и на выборах разного уровня. Но основной объем такого рода материалов проявился на выборах местного уровня. О таких проблемах, как и проблемах с появлением незаконной агитации, сообщали кандидаты и избиратели из Чувашии, Краснодарского края, Курганской, Липецкой, Рязанской областей (см. Приложение, карточки № 88 - 96) (Рис. 18, 19). Особенно остро, похоже, эта проблема стоит на выборах в Липецкий горсовет (см. Приложение, карточки № 91 - 94).

Рис. 18. Пример «черного пиара»

Рис. 19. Пример «черного пиара»

Есть и примеры создания и распространения агитационных материалов, не оплаченных из средств избирательных фондов. Такие сообщения поступали из Чувашии, Брянской, Липецкой, Орловской областей (см. Приложение, карточки №97–101).

Автор:

Станислав Андрейчук

Редакционная группа и группа долгосрочного наблюдения: 

Евгений Белоусов, Юрий Богомолов, Александр Грезев, Алексей Голубков, Иван Дернов, Александр Замарянов, София Иванова, Давид Канкия, Инна Карезина, Виталий Ковин, Валерий Королев, Дмитрий Краюхин, Михаил Кузовков, Людмила Кузьмина, Юрий Кучин, Даниил Мальцев, Григорий Мельконьянц, Наталия Менькова, Алексей Петров, Сергей Плясунов, Юлия Рудакова, Илья Сиволдаев, Михаил Тихонов, Марина Чуфарина, Денис Шадрин, Анна Юдина.


Другие записи по теме «Агитация»
НовостьАгитация16 дней назад
«Друзьям — всё»: два мира агитации на выборах 2020
Эксперты движения «Голос» оценили, как прошла агитационная кампания на выборах, которые пройдут в единый день голосования 2020 года
МнениеАгитация20 дней назад
Как кандидаты в депутаты Рязанской областной думы завлекают избирателей
Мария Захарова
МнениеАгитация3 месяца назад
Никакого запрета на публикацию результатов до окончания общероссийского голосования нет
Василий Вайсенберг
РасследованиеАгитация3 месяца назад
Как в Перми (нельзя) агитировать против поправок
Группа общественников решила разместить агитацию в СМИ и рекламных агентствах — что из этого вышло