Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
РепортажФальсификацииКемеровская область16 сентября 2019, 12:32
Сергей Пискунов
Координатор движения «Голос» в Кемеровской области

Край шахтеров и непуганных фальсификаторов. Карусели, вбросы, нарушения прав членов комиссий и даже попытка подкупа общественного контролера — весь набор в пределах одного избирательного участка. Область, где в 2019 году единоросс побеждает с 74%. Где еще недавно нормой были откровенно «чеченские» проценты. Где на выборах губернатора в 2015 г. победителю насчитали 96,69%, а явку — 92%.

В Кемерове прошли довыборы депутата областного совета и нескольких депутатов Кемеровского горсовета. Я следил за ними на участке №330 в статусе члена комиссии с правом совещательного голоса. Как это было.

Нарушения при формировании выездной группы

Выехать на надомное голосование изъявили желание я и другой член комиссии с ПСГ. Мне отказали, потому что «нет места в машине». Предложение поехать только одному члену комиссии с ПРГ было отклонено: «В целях безопасности и в связи с нападением на председателя ЦИК принято решение выезжать обязательно двум членам комиссии с правом решающего голоса». «Наши бабушки не любят посторонних, они привыкли к нам, мы к ним который год уже ездим».

Казалось бы, элементарный вопрос, просто исполните Закон и предоставьте возможность двум общественным контролерам выехать на надомное голосование. Вместо этого мне на повышенных тонах объясняли, что я слишком многого требую от комиссии. Как выяснилось позже, хорошо, что остался в помещении.

Перед выездом на голосование вне помещения в списки не были внесены отметки о том, что к соответствующему избирателю выехали члены участковой комиссии. Ближе к 17 часам это обстоятельство сыграло свою роль.

Недостоверные сведения о явке

По данным участковой комиссии №330 явка на 10:00 составила 192 избирателя (14,94%). Она оказалась запредельно высокой по округу (в 4 раза выше среднего значения) и стала одной из самых низких к окончанию голосования.


УИК

Явка на 10:00

Явка итоговая

328

2,39%

37%

329

1,52%

53%

330

14,94%

40%

331

2,94%

53%

332

3,22%

52%

333

5,17%

59%

334

4,63%

56%

335

3,49%

59%

336

2,03%

60%

337

1,11%

51%

338

3,93%

36%

339

1,64%

50%

340

6,16%

54%

Кто хоть немного занимался анализом видеозаписей знает, что с 10 до 12 часов людей приходит больше, чем с 8 до 10, а к 12 часам проголосует примерно половина избирателей от общей явки. Добавим 4% надомников и выходит, что комиссия ожидала явку минимум 65%.

В течение дня я вручную считал явку, а если выходил из помещения, передавал счетчик другому общественному контролеру. По нашим подсчетам на 10:00 проголосовали 50 избирателей (вместе с тремя досрочниками). Пропустить 142 человека просто нереально! Я попросил дать ознакомиться со списками избирателей, чтобы посчитать количество проставленных подписей, при этом не мешая избирателям (их в помещении не было). Мне отказали, потому что со списками я ознакомился утром, а подсчет числа подписей в течение дня не предусмотрен. К чему такая скрытность? Если у вас действительно проголосовали 192 избирателя, дайте возможность убедиться в этом.

67-й закон не содержит ограничений на длительность знакомства с документами. Член комиссии может и должен внимательно изучать документы, при необходимости подсчитывая какие-либо параметры. Перелистывание книги избирателей – это не знакомство с документом.

Вот смотрите. Все члены комиссии обладают равными правами за исключением пяти пунктов, о которых я, конечно, не просил. Почему ПРГ имеют постоянный доступ к книгам избирателей и могут считать предварительную явку на 10:00, 12:00, 15:00, 18:00, а ПСГ вынужден умолять хотя бы взглянуть на эти книги?

Карусель

В период с 17:00 до 17:30, возможно, было голосование не по месту регистрации. Очереди стояли к одному члену комиссии, работавшей за книгой №1. После моей фотографии девушка в белой кофте вышла из очереди и покинула помещение.


Я подошел к месту выдачи бюллетеней. Внезапно оказалось, что три избирателя подряд ошиблись участком – они приписаны к соседнему участку 329. Также «ошиблись» следующие два избирателя. Карусель была остановлена.

Конечно, в книге не было карандашных пометок, как и нет никакого мифического списка избирателей, которые никогда не ходят на выборы. Полагаю, что карусельщиков заносили в строки тех избирателей, которые к тому моменту проголосовали на дому. 

Попытка подкупа

По каждому сообщению, отправленному на «Карту нарушений», я писал объяснительную в избирательную комиссию города Кемерова.

Председатель УИК прямо в помещении для голосования сделала мне два предложения:

— Если вы дорожите дружбой со своим коллегой из окружной комиссии [член ПСГ этой комиссии], то уйдите и не мешайте нам работать. Если вы останетесь и будете нам мешать, то я сейчас пишу на него заявление в полицию (действительно написала). Если вас подкупили, то мы готовы предложить больше. Это возможно.

Нарушения при работе со списком избирателей

Во время подсчета неиспользованных бюллетеней одновременно выполнялась работа со списками избирателей. Отмечу, что при этой работе не велся подсчет числа выданных бюллетеней с занесением их в «подвал», и не заносились данные избирателей, проголосовавших вне помещения. Члены комиссии с правом решающего голоса что-то записывали в пустых графах напротив фамилии, имени, отчества, адреса избирателя. Когда я прервался от контроля за подсчетом неиспользованных бюллетеней и подошел к столам с книгами, члены комиссии тут же закрыли книги избирателей: «Мы ничего не считаем».

В дальнейшем работа со списком избирателей велась закрыто. Меня постоянно просили сесть на свое место и не мешать работе комиссии. Присутствующие в помещении закрывали обзор как могли. Члены комиссии с правом решающего голоса, выезжавшие по заявлениям (устным обращениям), не вносили в книги серию и номер паспорта избирателя. В строки надомников вносилась два раза запись «вне помещения» и ставились две подписи членов комиссии. При этом использовалась только выписка из реестра. Письменные заявления избирателей не смотрели. В графе «особые отметки» не делалась отметка: «Голосовал вне помещения для голосования». 

Во время работы со списком избирателей мне удалось заметить в книге №3 не полностью занесенные паспортные данные избирателя и отсутствие подписей, на что я обратил внимание всех присутствующих.

При нас член комиссии, не участвующий в выездном голосовании, поставил свою подпись в строке напротив паспортных данных и подписи избирателя.

После окончания подсчета и занесения данных в увеличенную форму протокола мне не дали возможность убедиться в правильности подсчета, хотя я даже подал об этом письменное заявление председателю. Заявление не учтено в итоговом протоколе, на чем я не стал настаивать.

При этом, когда комиссии не требовалось что-то от меня скрывать, комиссия вела свою работу показательно открыто. Например, меня ознакомили с актом о выездном голосовании; показали единственного избирателя, проголосовавшего по месту нахождения; показали выписку из ГАС «Выборы» об исключении из списков двух избирателей (один подал заявление на УИК 1766, другой умер 4 сентября); объяснили, что «досрочку» (3 избирателя) посчитают заранее и внесут в список избирателей до 20 часов, и даже показали эту строку в «подвале» страницы; во время брошюровки списка в одну книгу показали, что отрывают листочек с печатью, подписью и наклеивают новый.

Вброс

Обстановка была накалена до предела. При мне совершалось уголовное преступление, а я не мог его предотвратить. Пока комиссия фальсифицировала списки избирателей, мы с председателем избиркома Кемерова вышли в коридор буквально на полминуты. Когда я возвращался, то у стационарного ящика стояли три члена комиссии, и я увидел, как в ящик падают бюллетени.

Я взвыл от бессилия. На участке единственный независимый наблюдатель и против него человек пятнадцать жуликов. Физически невозможно за всеми уследить. Считаешь неиспользованные бюллетени – вписывают данные в книги избирателей. Выходишь в коридор на полминуты — начинают вбрасывать.

— Фотографировать надо было, — заметила председатель УИК.

Попытка удаления

Лица, присутствующие в помещении, составили четыре заявления в участковую комиссию с требованием удалить меня с участка: «Вам нужно принять решение и передать его полиции для исполнения».

Комиссия, проконсультировавшись с юристом, решила удовлетворить требования частично: от работы меня не отстранили, но обратили внимание на точное соблюдение законодательства. Ни одно из четырех заявлений не учтено в итоговом протоколе. Копию решения на руки не выдали.

Сортировка и подсчет

Переносные ящики начали вскрывать в полночь. Мне запретили вести видеосъемку подсчета. Разрешили только с определенного места для наблюдателей (я был в статусе ПСГ), расположенного в другом конце помещения, с которого ничего не видно.

После вскрытия ящиков и сортировки бюллетеней по цветам комиссия посчитала количество бюллетеней в стационарных ящиках. Не то чтобы это нарушение, просто эта процедура излишняя и не предусмотрена законом. 8 строка протокола (число избирательных бюллетеней, содержащихся в стационарных ящиках для голосования) определяется арифметически по формуле. Выдержка из рабочего блокнота УИК, выпущенного ЦИК для выборов депутатов Госдумы седьмого созыва: «Уважаемый секретарь УИК! Прошу подсчитать значение строки 8 (число бюллетеней, содержащихся в стационарных ящиках для голосования). Подсчет осуществляется следующим образом: из суммы строк 9 и 10 вычесть значение строки 7, огласить полученное значение».

При сортировке отметки в бюллетенях оглашались и были видны присутствующим. Подсчет бюллетеней в рассортированных пачках производился последовательно, путем перекладывания и гласно.

Во время подсчета по региональным выборам мне делали замечания, что я могу следить только за подсчетом местных выборов. Однако обзор не закрывали и на итоговом заседании выдали копии обеих протоколов. ЦИК России ранее разъяснял, что наблюдатели назначаются в комиссию, а не на конкретные выборы. 

Несоответствие данных протокола с реальной явкой

За весь день я отсутствовал в помещении для голосования в общей сложности минут 40. На это время передавал счетчик другому общественному контролеру. По нашим подсчетам, в ящики опустили бюллетени 255 избирателей.

Интервал

Число избирателей

Интервал

Число избирателей

Интервал

Число избирателей

8.00-8.30

19

12.00-12.30

13

16.00-16.30

7

8.30-9.00

7

12.30-13.00

17

16.30-17.00

13

9.00-9.30

12

13.00-13.30

18

17.00-17.30

20

9.30-10.00

9

13.30-14.00

12

17.30-18.00

5

10.00-10.30

16

14.00-14.30

9

18.00-18.30

0

10.30-11.00

13

14.30-15.00

2

18.30-19.00

4

11.00-11.30

27

15.00-15.30

12

19.00-19.30

2

11.30-12.00

14

15.30-16.00

2

19.30-20.00

2


ИТОГО:

255

В стационарных ящиках оказалось 463 бюллетеня по выборам в горсовет и 453 бюллетеня по выборам в облсовет. Получается, что мы пропустили каждого второго избирателя! Откуда взялись лишние 200 пар бюллетеней можно только догадываться.

На самом деле, подсчет избирателей в течение дня — довольно точный метод определения явки. Например, когда я работал в Алтайском и Красноярском крае, результаты подсчета комиссии и наблюдателей полностью сошлись.

УИК №330 я анализировал по видеозаписям с президентских выборов, и там расхождений по явке не было. Другой вопро, откуда взялись 238 надомников при численности 1358 избирателей.

Введите войска в Кемеровскую область

Прекрасно понимаю всех, кто раньше занимался выборами в Кемерово и опустил руки. Силы попросту не равны. На стороне фальсификаторов штат избирательных комиссий (все на вознаграждении), бюджет для организации и проведения выборов, поддержка администрации, защита следственных органов, судов, псевдонаблюдатели и безропотное молчание общества. На стороне независимого наблюдения 67-й закон и группа энтузиастов-романтиков. Настало время вводить в Кемеровскую область войска наблюдателей «Голоса».

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Фальсификации»
РасследованиеФальсификации24 дня назад
Как пытались споить наблюдателей в Королёве
Чтобы нейтрализовать независимых наблюдателей, организаторы фальсификации в подмосковном Королёве разработали специальный план
НовостьФальсификациимесяц назад
Приморский «баттл» про выборы продолжится в ЕСПЧ
Верховный суд отказался провести ручной подсчет голосов в КОИБах, не признав фальсификации на губернаторских выборах
РазборФальсификациимесяц назад
Чатик фальсификаторов Королёва: полная версия
Разбираем, кто и как руководил фальсификациями
МнениеФальсификациимесяц назад
Впечатления о поездке с ревизией в муниципальную комиссию
Сергей Пискунов: другие материалы автора
РасследованиеФальсификации5 месяцев назад
Что показал анализ видео с президентских выборов
Мнение6 месяцев назад
Стоит ли проводить итоговое заседание, если жалоб не было, или они были рассмотрены сразу при поступлении?
Мнение8 месяцев назад
Что показал анализ записей с участков этого города на президентских выборах