Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Новость03 июля 2019, 05:40

В июне Московский городской суд рассмотрел жалобу, поданную экс-директором ассоциации «Голос», ветераном Великой Отечественной войны и труда, жительницей блокадного Ленинграда, 82-летней Валентиной Денисенко. Попытку обжаловать ее очередной штраф судьи отсрочили на 1,5 года. Ветеран ждала если не справедливости, то чуда, но его не случилось. Пройдя трехлетнее испытание российской судебной системой, Валентина Денисенко написала открытое письмо председателю Конституционного суда.

Несколько лет судебные приставы настойчиво требуют именно от этой пенсионерки ликвидировать юридическое лицо, к которому она просто не имеет отношения. Судебная система поставила человека в безвыходную ситуацию, и ее еще заставляют за это платить. «Приходили ко мне домой, переполошили весь подъезд, как будто я преступница», — вспоминает Денисенко.

Пресненский районный суд в нарушение положений ст. 37 Конституции РФ о запрете принудительного труда хочет видеть именно ее ликвидатором организации, в которой она работала. В 2015-2016 годах пенсионерка действительно занимала должность исполнительного директора Ассоциации некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей „Голос“». Здоровье не позволило ей работать дольше. 

«Идеи и цели этой организации я, конечно же разделяла и разделяю, и точно могу сказать, что ничего плохого для нашей страны она никогда не делала, но вопрос не в этом... В 2016 году новым исполнительным директором ассоциации был назначен Илья Сиволдаев. Через полгода Пресненский районный суд города Москвы принял решение о принудительной ликвидации „Голоса“. А ответственным ликвидатором почему-то назначена я», — рассказывала Валентина Денисенко предысторию в письме президенту Владимиру Путину в 2017 году. Она надеялась, что судебную паутину поможет разорвать президент, но получила отписку. Одну из многих в этой истории.

«Я ничего не понимаю в вопросах ликвидации некоммерческих организаций и не могу в силу своего восьмидесятилетнего возраста и состояния здоровья этим заниматься. Я не являлась ни учредителем, ни членом ассоциации, обязательств заниматься ее ликвидацией у меня просто нет», — говорит Денисенко.

Попытка сменить ликвидатора 

Разбирательства по заявлению о замене ликвидатора пришлось ждать четыре месяца вместо положенных по закону 10 дней. И суд в просьбе отказал. На апелляцию в Московский городской суд Валентину Денисенко даже не пригласили. Илья Сиволдаев со своей стороны дважды обращался в Пресненский районный суд Москвы, в Минюст РФ по городу Москве, к судебному приставу-исполнителю с просьбой о замене ликвидатора, но ведомства остались непреклонны. 

До сих пор они апеллируют к записи в ЕГРЮЛ от 2015 года, где значится имя Денисенко, поскольку в 2017 году судебный пристав наложил запрет на регистрацию любых изменений данных «Голоса». Подоплека истории Денисенко в том, что именно ассоциация «Голос» первой попала в список инагентов. Минюсту этот статус очень дорог, поскольку в России он стал чем-то вроде «черной метки». Как видно, ведомство готово на многое, чтобы инагентский статус как можно дольше сопровождал «Голос». 

Валентине Денисенко так и не удалось вырваться из кругов судебного ада.

«18 июня пришло известие, что Московский городской суд оставил в силе решение Пресненского районного суда о привлечении меня к административной ответственности за невыполнение требования судебного пристава ликвидировать ассоциацию. На меня наложен очередной штраф в 15 тысяч рублей». 

Кроме того, Валентине Иосифовне угрожают и новым уголовным делом: 

«Судебные приставы мне говорили, что если я не возьмусь за ликвидацию юридического лица, на меня возбудят уголовное дело за неисполнение решение суда и будут судить. Государственная машина не просто принуждает меня трудиться на той работе, в которой я ничего не понимаю и не могу ее исполнить, но и делает из меня преступника», — недоумевает пенсионерка, которая до этого уже получила взыскание на сумму 30 тысяч рублей.

Обращение в Конституционный суд

Жалоба в Конституционный суд, которую Валентина Денисенко отправила в марте 2019 года, включала 27 листов текста, в ней были подробно изложены все обстоятельства выматывающих разбирательств вокруг ликвидации «Голоса». Сама ликвидация могла бы давно состояться, как того требуют судебные приставы, однако система всей своей массой надавила не на юрлицо, а на ветерана, физически не способного это сделать, оказавшегося в тисках политических обстоятельств.

В конституационной жалобе говорилось:

«Суды сошлись на том, что вопрос о внесении изменений в ЕГРЮЛ находится в рамках исполнения решения о ликвидации ассоциации, а не в рамках трудового спора. Таким образом, в деле сложился „замкнутый круг“. Но взаимоотношения между организацией и ее руководителем, не являющимся членом, участником либо учредителем юридического лица, носят трудовой характер. Федеральный закон на юридическое лицо, а не на директора возлагает обязанность вносить изменения в ЕГРЮЛ». 

Там же судьям напомнили, что в соответствии со ст.2 Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства.

Но невзирая ни на что, включая Конституцию, суды наложили на ветерана обязанность продолжать исполнять трудовую функцию, а Конституционный Суд в апреле текущего года отказался принять жалобу к рассмотрению по существу, ограничившись вынесением определения, без вызова стороны.

Валентина Денисенко направила открытое письмо в адрес председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, в котором обращает его внимание, что шестнадцать судей узаконили для пенсионерки персональное «крепостное право». 

«В России судят не по нормам Конституции, а исходя из традиций и убеждений „крепостного правосудия“. Это означает существование по принципу „покорись господам, и будет тебе счастье“», — пишет Денисенко.

Валентина Денисенко, ветеран Великой Отечественной войны, ветеран труда:

— Я предполагала, что произошло обычное недоразумение, и оно быстро решится, как только я обращу на него внимание властей предержащих. Я и предполагать не могла, что с ноября 2016 года в моей жизни начнется новый этап войны, фактически ад, который я терплю на протяжении последних трех лет. Российским гражданам сегодня не остается иного сценария, как искать защиты и справедливости — в Европейском суде по правам человека. Я не сдамся, и я буду добиваться пересмотров принятых по моему делу решений, поскольку для себя я считаю это делом чести, достойным того, чтобы им заниматься. Я сделаю все, что в моих силах, чтобы не допустить возвращения тех времен, когда слова «принудительный труд» означали «скрепы, удерживающие внутреннее единство российской нации».

Здесь вы можете ознакомиться с полным текстом открытого обращения и поддержать «Голос» в борьбе с круговой порукой, сложившейся в судебной системе.

Читайте также: 


donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.