Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеНижегородская область18 апреля 2019, 16:40
Илья Пигалкин
Наблюдатель из Иванова

Наблюдал я в Балахне, на участке № 172, расположенном в здании школы № 11. Старенькое двухэтажное здание, поэтому говорить о его готовности принять инвалида даже не стоит. Ничего нет. Кроме очень добрых и отзывчивых людей. Эти достопочтенные граждане подготовили специальную инструкцию для наблюдателей, с которой дали всем ознакомиться, жаль, что не под роспись. Стулья для наблюдателей и членов комиссии с ПСГ отодвинули в дальний угол, а по полу малярным скотчем нанесли полосу, за которую заходить не рекомендовали. Из «загончика» за кабинками для голосования не было видно КОИБов, а сейф и переносные урны скрывались за столами и телами представителей УИКа. Но большинство наблюдателей это не смущало, они ответственно просидели там, изредка выходя по зову физиологии. Мне тоже вежливо предлагали там посидеть, но я вежливо отказался. 

Аномальным я посчитал нераспечатанный в течение дня реестр для надомного голосования. Никогда такого не встречал. Да, в законе нет требования, чтобы он был рукописный, но там указаны его обязательные компоненты — в том числе подпись лица, принявшего заявку. А как известно живую подпись в компьютер не поставишь. Отсюда и все вытекающие проблемы: продолжения работы со списком после 14.00 — внесение исправлений и дополнений, которые невозможно проконтролировать, наличие нескольких копий реестра одновременно. 

Я работал в статусе представителя СМИ, и, к сожалению, как СМИ был ограничен в ряде вопросов, а напарник наблюдатель не был заинтересован в подробном изучении документов. Про наблюдателей от ПЖИВ разумеется нечего и говорить. Она даже не подала голос, когда все возражали против повторного ручного пересчета неиспользованных бюллетеней, когда искомая цифра была уже высчитана и даже введена в КОИБ.

Таким образом, только мы вдвоем (ONLY) достаточно бегло изучили книги избирателей (сброшюрованы, опечатаны, лишние вычеркнуты — ну и ладно) и отметили факт, что на 7.50 список надомников был все еще в компьютере и не подписан, а в 8.20 его распечатали и показали с одинаковыми подписями (кроме одной), журнал дежурств и сами записи проверить мне не удалось. Хорошо хоть записей всего было 20.

Досрочного голосования из 2381 (цифра менялась, но эта — итоговая из протокола) зарегистрированных избирателей было всего 40. Больше 10, а значит при вскрытии конвертов комиссия автоматом проставила на них печати. Ну и опустила в КОИБ, который, также, как и урны, перед этим предъявили (что пустые) и, естественно, опечатали.

Еще мне не понравилась работа с заявлениями надомников после возвращения переносной урны. Комиссия то ли заполняла пропущенные графы, то ли переписывала заявления. Это осталось непонятным. 

В целом же днем было скучно. Никто не выносил меня с участка, никого не выносил с участка и я. Приходили представители администрации, молодежь, крепкие семьи, пролетариат, пожилые люди и один кандидат. Приходила женщина, отдавшая паспорт на обмен, но сфотографировавшая его на телефон, и мужчина со справкой из МФЦ, что меняет паспорт, но в голосовании им отказали. К вечеру проголосовавших оказалось 600 человек из 2381, 19 из них на дому.

Подсчет был долгим. Председатель сделала все от нее зависящее чтобы процедуры соблюсти полностью. Неиспользованные бюллетени сначала сдали под роспись, потом объединили и погасили, после этого четыре раза пересчитывали. В итоге наверно час на это ушел. Очень долго работали со списками избирателей, потому что в конце дня я пристально следил за тем, чтобы в отсутствие избирателей на участке члены комиссии ничего не подсчитывали. Вместо постраничного оглашения результатов мы согласились на покнижный, но одну из книг проверили постранично. Трижды.

В итоге, после того как в очередной раз пересчитали погашенные бюллетени, данные в КОИБе сошлись и был распечатан вожделенный протокол. Коммунист втрое опередил единороса. 

Копии протокола, конечно, были оформлены с незначительными ошибками. В 22.20 я покинул УИК и направился пешком в ТИК, который был в 3 км от нас. 

Возможно тут, как и во Владимире, была попытка задержать вывод данных из ГАС «Выборы» в ЦИК. Хоть специалист и пояснил, что в Москве полученные данные заново вводят вручную — но по мне это бред и, скажем аккуратно, — «поле для ошибки». Но в итоге данные появились на сайте, и после заседания, на котором рассматривались однотипные и ничем не подкрепленные жалобы, которые наклепали проигравшие — мы покинули мероприятие.

Читайте также: