Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение25 сентября 2017, 14:06
Станислав Андрейчук
Член Совета движения «Голос», региональный эксперт

В минувшее воскресенье в Германии состоялись парламентские выборы. Победу одержал блок христианско-демократических партий ХДС/ХСС во главе с канцлером Ангелой Меркель, значительно, впрочем сдав позиции: с 41,5% в 2013 до 33%

Деньги

Выборы в Германии скучноватые — агитации не самая креативная (пожалуй, только AfD зажигает, но это, скорее плохой пример). Ну еще сатирическая партия под названием «Партия» развлекается.


Работа в соцсетях — на детском уровне. Поэтому сразу поговорим про мою любимую тему — про деньги.

Большое количество партий получают госфинансирование, но в отличие от России, государство не может давать больше, чем партия нафандрайзила сама, что очень правильно — иначе получается российский вариант, когда партии просто сидят на госбюджете и даже не пытаются поговорить с избирателями, чтобы привлечь средства. При этом избирателям такие пожертвования могут вычесть из налогов, так что поддерживать партию становится приятнее.

У различных партий, естественно, разное соотношение корпоративных и индивидуальных пожертвований, но многие крупные предприятия дают сразу всем — в Германии вообще довольно спокойное отношение к политике, поэтому такое действо воспринимается не как попытка купить всех сразу, а как разумная поддержка всей партийной системы.

Самые большие деньги, естественно, у ХДС. Есть и специфика по поддержке различные партий. Например, СвДП получает деньги от рантье и девелоперов.

Отчетности по деньгам на выборах почти нет — они попадают в ежегодные отчеты партий, поэтому вычленить оттуда чисто электоральную поддержку сложно, да и происходит это с большой задержкой. Немедленно публикуются лишь данные о пожертвованиях свыше 50 тысяч евро, но никто ведь не запрещает пожертвовать и 49 900.

Все остальное почти как у нас — запрет на иностранное финансирование и со стороны госкомпаний, вещественная поддержка, которая не отражается в отчетах, и так далее.

И немного про лоббизм. У местного Transparency International есть отличная инициатива — заставить указывать в законопроекте всех лиц, а не только депутатов, кто принимал участие в его разработке и экспертизе. Говорят, что их тоже достала ситуация, когда законы про строительство пишут сами девелоперы.


О легком — Events

Мы успели побывать на трех заключительных массовых партийных мероприятиях накануне дня голосования.

СДПГ, как и положено левым, провела митинг на одной из центральных площадей (там обычно на Рождество крупнейшая ярмарка проходит). Шульц, кстати, на площади выглядит гораздо органичнее, чем по ТВ. Народу достаточно много, но сколько среди них журналистов и просто зевак — не понятно. По крайней мере, людей, которых мы за полчаса до того видели на тусовке «Зеленых» было много.

«Зеленые» провели вечеринку в лофте с раздачей алкоголя и еды. По нашим меркам это был бы чистый подкуп избирателей, но нам понравилось. Атмосфера была вполне себе домашняя, лидеры что-то сказали, им похлопали, не переставая выпивать, и продолжили это делать, когда они ушли. Такое ощущение, что это какая-то деревенская свадьба, только без драки.

Очень крутую штуку придумали в ХДС. Они в центре Берлина сняли большое помещение (а, быть может, оно им и принадлежит) и сделали там выставку, которая рассказывает об их программе. Выставка очень крутая — робототехника, везде интерактив, большие экраны и бьющееся в центре «сердце немецкой экономики» и т. д.

Прошло через нее 20 тысяч человек за кампанию (были даже специальные семейные дни), но я уверен, что в инстаграмме фото с нее увидела просто куча народа.

И лого для кампании ХДС сделали отличный — раскручивают жест Меркель, где она руки ромбиком держит. И вписывают его во фразу с сердечком



Избиркомы

Организацией выборов занимаются земельные комиссары по вопросам выборов, которые назначаются региональным парламентом. Под их началом в землях создаются комиссии. В Берлине в такую комиссию входят представители 6 партий и 2 судьи земельного административного суда. Именно эти комиссии регистрируют партии на выборы, в том числе и федеральные. То есть, решение о попадании партии в список даже на выборах в Бундестаг принимается на земельном уровне, поэтому количество партий от региона к региону отличается. Например, в Берлине в допуске к выборам было отказано Националистической партии Германии (они не успели вовремя подать документы), а в соседнем Бранденбурге их допустили.

Есть и федеральный комиссар, у которого можно обжаловать решение земельного уровня. Кроме того, результаты выборов можно обжаловать в суде, но процесс этот будет длиться довольно долго. Так, в прошлом году на местных выборах в одном из округов разница между кандидатами составила всего 10 голосов, проигравший оспорил результаты в суде — дело тянется до сих пор.

Районные управления по выборам формируют УИКи ( в Берлине их 1779) — рассылают письма по бюджетным учреждениям, партиям, университетам. Участковые комиссии состоят исключительно из волонтеров. В Берлине такой волонтер за день работы получает лишь 50 евро (госслужащий — 25 евро и выходной день), а в Бранденбурге компенсация волонтерам и того меньше — всего 25 евро. В результате 40% членов УИК — бюджетники, а 60% — все остальные (домохозяйки, студенты и т. п.). Формирование УИКов происходит с апреля по август. Члены комиссий практически не обучены — только председатели, которые имеют реальный опыт предыдущих кампаний.

Наблюдателей на участках нет. В том числе и наблюдателей AfD, которых никто в глаза не видел, включая саму партию. Дело в том, что AfD для мобилизации своего электората запустила целую кампанию, призывающую стать наблюдателями и «не дать украсть голос». В итоге вся история свелась к созданию приложения для наблюдателей, которое нам пока даже не удалось найти в гугл-маркете.


Голосование

В Германии есть два основных способа проголосовать — на участке в день выборов или по почте. Почтовое голосование достаточно популярно — в Берлине так проголосовало больше 27% — почти 700 тысяч. 

Комиссия рассылает всем избирателям приглашение на выборы, которые выполняют двойную функцию: в день голосования там есть номер избирателя в списках избирателей, который помогает комиссии быстрее его найти (хотя найдут и без приглашения), а до того с его помощью можно получить необходимые документы для почтового голосования. Самый простой способ — отсканировать QR-код на приглашении — приложение автоматически уведомит комиссию о вашем желании проголосовать дистанционно, и вам отправят документы. Либо вы можете заполнить этот бланк, отправить по почте и получить в ответ письмо с бюллетенем, чем-то типа открепительного удостоверения и 2 конвертами — синим и розовым. В синий вы кладете заполненный бюллетень, в розовый — синий конверт и открепительное удостоверение. Дальше вам нужно отправить это письмо либо по почте, либо самому принести его в специальный участок (тоже по факту почта). Комиссия должна получить бюллетень до 18 часов дня голосования — времени, когда закрываются УИКи. А заявить о своем желании проголосовать письмом нужно не позднее пятницы.

День голосования длится с 8 утра до 6 вечера (за это время на нынешних выборах успело проголосовать 75% — явку интересная кампания делает, а не время работы УИКов). Избиратели, приходящие на УИК могут проголосовать даже не показывая свой ID, если кто-то из комиссии его признает. Избиратели также не расписываются за получение бюллетеней — там члены комиссии просто отмечают, что человек бюллетень получил. Да и сами бюллетени не имеют никаких степеней защиты — они напечатаны на обычной бумаге, а накануне дня голосования председатель УИК их получает и увозит к себе домой (ну или в гараж — тут уж каждый сам решает). Зато у ящиков для голосования сидит специальный человек, который открывает и закрывает створку для каждого избирателя.

Очень строго следится за соблюдением тайны голосования. При мне избирателю, который не свернул в кабинке бюллетень и комиссия увидела, где галочка, настойчиво порекомендовали получить новый бюллетень и снова сходить в кабинку. Что он и сделал.

«Рабочие блокноты» УИК также очень подробно описывают, что считать волеизъявлением граждан — там самые разные варианты (кроме традиционных галочек может быть и вычеркивание неугодных партий, и исправления в бюллетене, и разные надписи).


Зато почти не прописаны никакие процедуры. Они, по большей части, остаются на усмотрение комиссии. Статус наблюдателей, в т. ч. международных, тоже нигде не прописан. Поэтому на каждом участке приходится доказывать, что ты не верблюд, и тут уж все зависит от твоих дипломатических способностей.

В целом, как и в большинстве стран с устоявшейся демократией, день голосования почти целиком держится на доверии к системе избирательных комиссий. И сами комиссии страшно обижаются на предложения поставить у них веб-камеры — считают это как раз проявлением недоверия к их честности.

Еще бы я отметил экономность этих выборов. За пределами крупных городов на УИК нет никаких флагов, дорогих кабинок и ящиков для голосования, и даже полиции. Все делается по самому экономному варианту — на одном из участков коллеги вместо кабинки для голосования обнаружили простую школьную доску со створками, поставленную на парту.

Денег они тратят меньше, чем в России, а доверия к системе на несколько порядков больше.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Станислав Андрейчук: другие материалы автора
Мнениегод назад
«Голос» рассказывает, как бы сложились выборы сентября 2018 года, если бы такое решение было принято год назад
Мнение2 года назад
После расследования «Голоса» движение «Волонтеры Победы» открестилось от сбора подписей за Путина
Мнение2 года назад
Комиссию озаботило, что на выборах в Барнаульскую городскую Думу досрочно проголосовали уже 14 тысяч человек
Мнение3 года назад
В «Единой России» разработали новый законопроект о финансировании партий