Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Станислав Андрейчук
Сопредседатель движения «Голос», руководитель аналитической группы
Территория избирательного участка. Досрочное голосование 03.11.2016, штат Мэриленд. Фото: Станислав Андрейчук

8 ноября – выборы президента Соединенных Штатов Америки, а также Сената, Конгресса, представителей местного самоуправления. Координатор движения «Голос» из Алтайского края Станислав Андрейчук сейчас находится в США. Станислав планирует посетить три избирательных участка 8 ноября. А пока он поделился своими заметками об организации работы избиркомов.

Пока самая удивительная для меня составляющая выборов в США – организация работы избирательных комиссий. Это просто другая вселенная.

Во-первых, здесь феноменальная децентрализация. Фактически, общенациональных выборов президента США просто нет. Каждый штат проводит их по своим собственным законам, даже регистрируются кандидаты в каждом штате отдельно. То есть в этот день по всей стране проходят не одни выборы президента, а 51. Это 50 штатов плюс округ Коламбия (DC), причем жители DC получили право участвовать в выборах президента только в 1961 г. Заморские территории – Гуам, Пуэрто-Рико, Американское Самоа, и др. – и сегодня этого права лишены.

Соответственно, никакой Центральной избирательной комиссии не существует. Мы пытались три дня выяснить, кто на федеральном уровне официально подводит окончательный итог выборов (в нашем представлении, должен же быть человек, который финальный протокол подписывает). На этот вопрос нам не смог ответить даже бывший руководитель комиссии уровня штата. Он, смеясь, сказал, что это никому не интересно.

На федеральном уровне есть две структуры.

  1. Federal Election Comission занимается только тем, что проверяет финансовые отчеты (фандрайзинг – это вообще отдельный разговор).
  2. US Election Assistance Comission – разрабатывает разные методички, которые носят сугубо рекомендательный характер.

Всё. Больше федеральных структур, занимающихся выборами, нет.

На уровне штатов системы сильно отличаются. В 35 штатах за выборы отвечает местный госсекретарь, который избирается населением. Кое-где существуют комиссии на уровне штатов, которые могут формироваться по разному. Где-то они избираются населением, но чаще формируются той или иной ветвью власти: в округе Коламбия и Вирджинии – исполнительной, в Мэриленде – законодательной. В комиссиях может быть разная численность и разный баланс по партийному представительству.

При этом, комиссии штатов не являются организатором выборов, а лишь осуществляют общий контроль, поскольку полномочия по организации лежат на муниципалитетах и финансируются из соответствующего бюджета, отчего выборы хронически недофинансированы.

Реально выборы проводят 7000 графств и городов. Их комиссии (назовем их ТИКами) формируются на местном уровне. Чаще всего – самими партиями (например, в Миссури принято, чтобы в участковых комиссиях было равное партийное представительство и по два сопредседателя – от республиканцев и демократов). Именно комиссии графств отвечают за весь процесс: работу и снабжение участковых комиссий, подготовку оборудования, бюллетеней и т.д. Но кое-где участковых комиссий вообще нет: на некоторых территориях штата Вашингтон, Орегона и Колорадо проголосовать можно только по почте (голосование по почте вообще распространено – например, зарубежом можно проголосовать только по почте. Поэтому реальные итоги выборов можно подвести только через 2 недели после дня голосования).

В низовых комиссиях работают только волонтеры. И работают только в день выборов. Участки для досрочного голосования формируются отдельно и не во всех штатах. Досрочное голосование следует отличать от Absentee Voting –оно тоже проводится досрочно, но доступно только тем, у кого есть уважительная причина для этого. Под такое голосование также создаются отдельные участки.

Есть еще довольно странная штука – Provisional ballots. Если вы пришли голосовать, но забыли ID (хотя в некоторых штатах документы вообще не спрашивают), то вам выдают бюллетень, но вы не сбрасываете его в сканер (везде стоят сканеры – ручной подсчет остался лишь на нескольких участках в Вирджинии и Нью-Хемпшире). Эти бюллетени откладываются и вам дается несколько дней на то, чтобы снова придти в комиссию и подтвердить свою личность. Только после этого такие бюллетени суммируются с основным массивом.

В день голосования участки везде открываются и закрываются по разному. При этом нет никаких ограничений на публикацию результатов голосования в некоторых штатах, пока в других такое голосование идет, ведь формально, выборы президента США – это внутреннее дело каждого конкретного штата. Единственное исключение – если сам штат разрезан на два часовых пояса (говорят, у них и такое бывает). В этом случае такое ограничение есть.

Никакой общей базы избирателей и общей базы результатов голосования нет. Они не существуют даже на уровне штата. Каждое графство или город сами публикуют результаты голосования по отдельным участкам. Поэтому собрать общую статистику – это подвиг для аналитика или исследователя.

Фото: Станислав Андрейчук На фото - образец бюллетеня в одном из графств в Мериленде. Фото: Станислав Андрейчук

Интересный факт. После президентских выборов 2012 года ОБСЕ выступил с рекомендациями по проблемам избирательных прав заключенных и бывших заключенных, регистрации избирателей, обучения членов комиссий, раскрытия финансовой информации, и др. Однако улучшить избирательную систему совсем не просто. Проблема в том, что все американское законодательство о выборах принимается на уровне штатов. Поэтому в каждом штате все по-своему. А организация выборов, составление списков и формирование комиссий – вообще дело графств. Есть федеральная структура US Election Assistance Comission, разрабатывающая стандарты по выборам, но все ее документы носят рекомендательный характер.

Читайте также:

Другие записи по теме «Выборы за рубежом»
МнениеВыборы за рубежом5 месяцев назад
Как действуют особые санитарно-электоральные режимы
Виталий Аверин
МнениеВыборы за рубежом6 месяцев назад
Журналисты издания «Время» наблюдали за первым туром голосования
Иван Суров
МнениеВыборы за рубежом6 месяцев назад
Явка на досрочном голосовании уже составила 40%
Виталий Аверин
МнениеВыборы за рубежом9 месяцев назад
Борису Овчинникову удалось реконструировать процесс
Борис Овчинников
Станислав Андрейчук: другие материалы автора
МнениеНаблюдателигод назад
Пояснения из-за позиции нижегородского отделения движения
Мнение2 года назад
«Голос» рассказывает, как бы сложились выборы сентября 2018 года, если бы такое решение было принято год назад
Мнение3 года назад
После расследования «Голоса» движение «Волонтеры Победы» открестилось от сбора подписей за Путина
Мнение4 года назад
Выборы целиком держатся на доверии к избирательным комиссиям