Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеДеньги на выборахМосква15 октября 2019, 06:00
Михаил Каленков
Член ТИК района Северное Бутово города Москвы с правом решающего голоса
Иллюстрация: Анна Луцкая

В прошлом году на выборах мэра Москвы в районе Северное Бутово обнаружилось совершенно неприкрытое воровство денег, выделенных участковым комиссиям на организацию и проведение выборов. Всё было сделано настолько грубо, что после обнародования находок председателям УИК пришлось вернуть незаконно удержанные деньги. После этого скандала в Москве было решено выплаты вознаграждений членам комиссий производить безналичным образом. Это в принципе неплохо, так как делает невозможным использование тех примитивных методов, которые работали при наличном расчете. Было интересно проследить, как изменятся методы распила денег. 

В случае безналичной оплаты самый простой способ сфальсифицировать финансовую отчетность — это приписать отработанные часы. На примере участковых комиссий района Северное Бутово города Москвы я решил проанализировать, какое количество человеко-часов потратили комиссии на проведение и подготовку выборов. Для определенности я решил взять только отработанные часы в будние дни.


Теория 

Результат заставляет задуматься. В соответствии с п. 15 ст. 17 Федерального закона № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав» участковая комиссия за 10 дней до дня голосования представляет список избирателей для ознакомления и дополнительного уточнения. 

То есть участковая комиссия с 28 августа начала работы по уточнению списка избирателей. С 28 августа до дня голосования (8 сентября) насчитывается восемь дней работы в будние дни. Кроме того, в соответствии с п. 5 ст. 66 вышеупомянутого закона, начиная с 29 августа участковая комиссия начинает прием заявлений на голосование вне помещения. 

Таким образом, если учитывать только будние дни, то восемь дней участковая комиссия уточняет списки избирателей и семь дней принимает заявления надомников. Согласно утвержденным графикам работы, все комиссии делают это по четыре часа в день, при этом дежурит, как правило, один член комиссии. 

Есть, конечно, ещё и другие работы, которые явно не указаны в законе. Например, подготовка помещения для голосования, настройка видеотрансляции, подсчет бюллетеней при их передаче из ТИК в УИК.

Практика

Давайте теперь взглянем, как эти работы соотносятся с фактически отработанным временем, показанным на рисунке выше. Например, УИК № 2328 и № 2330 отработали более 273 человеко-часов в будние дни. Если для простоты предположить, что комиссии работали одинаково в разные дни, то получается более 34 человеко-часов в день. Или что почти тоже самое, как будто четыре члена УИК ежедневно по восемь часов вкалывают на уточнении списков избирателей, при этом, кстати, освобожденных от основной работы членов комиссий в Северном Бутове не было. 

Мне такой расклад кажется совершенно неправдоподобным. Невозможно вообразить, чем таким можно заниматься столько времени. Если посмотреть на распределение на рисунке, то видно, что медиана распределения приходится примерно на 150 человеко-часах в будние дни. На мой взгляд, все что больше 150-170 — это приписки. А всё что больше 200 — это совершенно очевидные приписки, которые невозможно объяснить никакими разумными причинами.

Всем участковым комиссиям на проведение и организацию выборов выделяют фиксированную сумму. Обычно считается нормальным освоить всю сумму без остатка. Как мы видим, это делается за счёт приписывания лишних часов председателю и близким к нему членам комиссии. Даже не смотря на то, что в этом году в Москве подняли максимально допустимый ведомственный коэффициент с 2 до 3, значение которого определяется решением участковой комиссии, а значит является законным способом увеличения вознаграждений членам комиссии, финансовые махинации продолжаются путем приписывания лишних часов.

Вот и наш рекордсмен, УИК 2330, пошел по этому пути. Он установил ведомственный коэффициент равным двум для всех членов комиссий. При таком значении ведомственного коэффициента невозможно разумным образом освоить выделенные средства полностью, что мы и видим на рисунке. Комиссии пришлось для этого нарисовать совершенно фантастическое количество отработанных часов.

В заключении я хотел бы сказать, что эти приписки часов по сути ничем не отличаются от тех махинаций, которые были обнаружены в прошлом году. Неправдоподобное количество отработанных часов означает, что сведения об отработанном времени указывались произвольным образом и никак не соответствует реальности. При этом надо учитывать, что независимым членам комиссий обычно ничего не приписывают, а вдобавок зачастую ещё уменьшают премию с помощью ведомственного коэффициента.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Деньги на выборах»
МнениеДеньги на выборахмесяц назад
Что мы узнали о выборах в Башкортостане
НовостьДеньги на выборах4 месяца назад
Суды мешают члену УИК следить за выплатами в избиркоме
В Самаре член участковой комиссии судится из-за отказа выдать ему документы о денежных вознаграждениях
ДокладДеньги на выборахгод назад
Бюджетная кормушка: за шесть лет граждане заплатили партиям 30 млрд рублей
Сравнительный анализ финансирования парламентских партий России в 2012–2017 годах. Аналитический доклад
ДокладДеньги на выборах2 года назад
Договорные матчи: как кандидаты конкурируют на выборах
Финансовый аспект оценки уровня конкурентности избирательных кампаний на выборах высших должностных лиц субъектов Российской Федерации 10 сентября 2017 г.
Михаил Каленков: другие материалы автора
МнениеИзбиркомы5 месяцев назад
Как Мосгоризбирком не дочитал до конца пункт закона, на который сослался
Мнениегод назад
Продолжение истории о махинациях с вознаграждениями для членов УИК в Северном Бутове
Мнениегод назад
Как воруют деньги в комиссиях Москвы