Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN

«Голос» обыскивают, у руководства движения изымают технику и документы

7 июля в 7 утра в квартиры к сопредседателям совета движения «Голоса» Григорию Мельконьянцу и Роману Удоту, а также исполнительному директору МОФ «Голос» Татьяне Тройновой пришли с обыском. По словам Мельконьянца, потом правоохранители намерены переместиться в московский офис движения.

Адвокат Ольга Гнездилова, которая находилась на месте обыска в квартире Мельконьянца, сказала «Ведомостям», что обыск проводится по постановлению самарского суда следователем по особо важным делам Следственного отдела по городу Химки ГСУ СК по Московской области Томчиком С.Ю. Повод – налоговое дело, возбужденное зимой этого года против руководителя МОФ «Голос-Поволжье» Людмилы Кузьминой.

«В Самаре уголовное дело не заладилось, в ближайшее время, вероятно, оно будет закрыто. Однако, до того как оно будет закрыто, решено, на мой взгляд, подобраться поближе к "Голосу". Они стремятся получить больше информации из наших телефонов, ноутбуков и компьтеров. Технику изъяли. Уголовного преступления в Самаре не было. Московские сотрудники к делу не причастны. Это, конечно, элемент давления. Они стремятся помешать нашей работе по наблюдению за выборами», – заявил Григорий Мельконьянц.

Напомним, против директора фонда «Голос-Поволжье» Людмилы Кузьминой зимой 2015 года было возбуждено уголовное дело о неуплате налогов. В марте ее имущество арестовали. Общественники уверены, что дело сфабриковано, и в феврале запустили кампанию по поддержке Кузьминой. Срок давности по делу истек 28 марта 2015 г., о чем было подано соответствующее заявление, но в закрытии дела против Кузьминой было отказано, написала газета «Ведомости». «Это самарское дело подпадает под два основания амнистии, но дело не прекратили до сих пор», – сообщил адвокат Рамиль Ахметгалиев.

UPD: Адвокат Ольга Гнездилова рассказала следующее: «В квартиру Григория в Химках подмосковные следователи пришли в 6:45. Сначала они говорили, что он затапливает соседей, ломились в дверь, привели своих понятых, а потом сломали ее. Меня, адвоката Григория, не допустили к месту обыска. Следователи изъяли все бумажные документы, всю технику, все электронные носители. Сейчас они направились в офис «Голоса» на «Бауманской».

Недопущение адвоката во время проведения обыска является нарушением закона. Гнездилова заявила, что движение «Голос» намерено обжаловать проведение обысков в квартирах сотрудников и в московском офисе: «Мы намерены обжаловать обыски, так как считаем, что они проводятся незаконно и с нарушениями. Мы считаем, что таким образом пытаются воспрепятствовать работе независимых наблюдателях на выборах».

Григорий Мельконьянц об обыске в своей квартире: «Просыпаюсь в 6 утра от звонков в дверь. Подхожу к двери и вижу в глазок девушку в леопардовом спортивном костюме. Спрашиваю: "кто там?", а в ответ, что это соседка и я уже затопил несколько этажей. Иду спросонья поверять трубы. Все в порядке. Параллельно активность звонков усилилась, к ним прибавились стук ногами в дверь и неистовое дерганье ручки. Подхожу к двери и говорю, что у меня все в порядке. Девушка продолжает настаивать немедленно открыть ей дверь. Понимаю, что ситуация очень тревожная: такой соседки я не знаю, потопа нет, а неизвестный человек рвется в 6 утра в мою квартиру. Следом глазок заклеивается и начинается взлом двери...Роль соседки оказывается играла понятая Коротыч А.В.», – описывает визит следователей в своем «Фейсбуке» Мельконьянц.

О том, как проходил обыск: «Их интересовало что-то на английском языке, связанное с международными делами...не связанное с самарским делом». Григорий также рассказал, что опись изымаемого не проволилась должным образом: «Папка синяя. 30 листов. И все. Таким образом они все это изымали. Понятно, что потом, под наименованием "30 листов", может появиться все, что угодно», – говорит Мельконьянц.

Ольга Гнездилова на своей странице в «Фейсбуке» сообщила, что на обыске в офисе «Голоса» присутствовали следователь Федоров Михаил Сергеевич, и люди с камерой и микрофоном «Лайфньюз». Следователь говорит, что сам не рад сниматься, но распоряжение не он отдавал. Внутрь следователь «Лайфньюс» не впустил.

Активист Мария Мускевич поделилась видео начала обыска в офисе «Голоса».

На вопрос находившегося у дверей офиса Василия Вайсенберга, эксперта по краткосрочному наблюдению движения «Голос», откуда корреспонденты «Лайфньюс» столь оперативно приехали к офису движения, журналист ответил, что информация была получена из социальных сетей.

«Подошёл собственник помещения или его представитель. В офис "Голоса" вошли собственник помещения, следователь, наш адвокат и двое понятых. В настоящий момент там, судя по всему, уже производятся т.н. следственные действия», – сообщил сотрудник движения Виталий Аверин.

Фонд «Общественный вердикт» сообщил, что Роман Удот и адвокат фонда Василий Кушнир поехали в территориальное управление СК на ул. Красноказарменная д.9. «При обыске изъяты компьютеры и документы. Работал московский следователь по поручению от прокурорских следователей из Самары», – говорится в посте фонда на станице в «Фейсбук». Cледователь не представил необходимые документы, подтверждающие полномочия следователя на проведение обыска и изъятие имущества. Следователь отказался предъявить служебное удостоверение.

«"Я смотрю дружите вы с Америкой" – следователь смотрит визитки Голоса. Понятые радуются находке – смотри, визитка CNN!», – сообщила из офиса, где проходит обыск Ольга Гнездилова.

Рядом с офисом собрались несколько молодых людей: журналисты и несколько активистов.

«Понятые, конечно, Эшники. Вот что с этим делать», – пишет в «Фейсбуке» Гнездилова. – «Понятой увидел в окно молодых людей, которые собрались около офиса Голоса: "Палатки будут устанавливать?" Психотравма детектед».

gnezdilova-hodataistvo

«Подала ходатайство о копировании информации с изымаемой техники», – сообщила адвокат.

Как сообщил «Общественный вердикт», во время допроса Роман Удот решил не пользоваться правом, предусмотренным статьей 51 Конституции, и не стал отказываться давать показания. Он сообщил следователю, что ему нечего скрывать о своей деятельности и деятельности «Голоса», поскольку она законна.

Примерно к 14:30 Роман подошел к обыскиваемому офису. «Следователь увидел Романа Удота через малюсенькую камеру наблюдения. И сразу узнал. Говорит, интересовался его внешностью в Интернете», – рассказала Гнездилова.

Удот сообщил, что изъяли всю электронную технику, включая допотопные телефонные аппараты. Постановление о следственных действиях датировано 15 мая 2015 г., отводилось 10 дней на обжалование.

Известные российские правозащитники Людмила Алексеева, Валерий Борщев, Юрий Вдовин, Светлана Ганнушкина, Сергей Ковалев, Лев Пономарев и Лилия Шибанова выступили в поддержку своих коллег из движения в защиту прав избирателей «Голос». «Мы расцениваем акции против «Голоса» как стремление скрыть готовящиеся широкомасштабные фальсификации, примером которых стали «кровавые выборы» в Балашихе», пишут в своем заявлении правозащитники.

Роман Удот про обыск и допрос.

Broadcast live streaming video on Ustream

«Понятые ласково называют следователя Мишей и смотрят с телефона сюжет НТВ про обыск у Григория Мельконьянца», – пишет в «Фейсбуке» Ольга Гнездилова.

1545777_10200436398307916_2309500805172858697_n Ольга Гнездилова: «Понятые устали, спят»

Ольга Гнездилова направила ходатайство об отстранении понятых.

Адвокат регурярно сообщает о ходе обыска. «Понятой называет "завербованными" людей, чьи документы лежат в офисе "Голоса"», – пишет она в шестом часу вечера. – «Понятой читает доклад "Путин. Война". И уже спрашивает, нет ли визитки Яроша!». Час спустя: «Понятые прямо сейчас смотрят репортаж ЛайфНьюс с телефона. Очень радуются».

Около семи вечера обыск был окончен. «Следователь просит подъехать полицейских потому что "тут тащить дофига" и на улице народ стоит», – пишет Гнездилова.

"Нормальный улов" - говорит понятной, глядя на изъятые компьютеры. Posted by Ольга Гнездилова on 7 Июль 2015 г.
Заявление членов оргкомитета и экспертов ОГФ в поддержку «Голоса»: «Использование таких процессуальных действий в подобных случаях является чрезмерным и избыточным. Мы считаем произошедшее крайне опасным прецедентом и требуем прекратить преследование гражданского движения наблюдателей».