Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover
Антон Окулов и Азат Габдульвалеев

Процесс отписок: как наблюдатели судятся с прокуратурой и ЦИК

Судебное разбирательство по иску Азата Габдульвалеева к представителям Генпрокуратуры и ЦИК прошло 13 мая, после трех месяцев ожидания. Замкоординатора «Ассоциации наблюдателей Татарстана» и его адвокат предприняли новую попытку заставить правоохранителей разбираться с многочисленными нарушениями на выборах, которые нашли волонтеры.

Напомним, что Азат Габдульвалеев начал свой поединок с обращения в Генпрокуратуру о нарушениях на 100 избирательных участках в 13 регионах на выборах президента 18 марта 2018 года. На всех упомянутых участках эксперты обнаружили расхождение между явкой, подсчитанной по видеозаписи, и официальным протоколом. Это означает, что явку «дорисовали». 

В отдельных случаях активисты обнаружили вбросы и фальсификации подсчета. Но 16-страничное заявление обо всех серьезных нарушениях пустили по кругу — прокуратура переправила его в ЦИК России, которая, сославшись на отсутствие полномочий, изготовила отписку

Антон Окулов, адвокат:

«Мой доверитель прекрасно знаком с такой практикой, поэтому не стал направлять своё заявление в Следственный комитет. С высокой степенью вероятности оттуда оно ушло бы в ЦИК РФ. Азат Габдульвалеев написал именно в Генпрокуратуру, чтобы надзорный орган взял сообщение о преступлении под контроль, и сделал запрос как в ЦИК РФ, так и в Следственный комитет. Однако начальник отдела Генпрокуратуры Ирина Заруцкая переправила обращение активиста в ЦИК РФ, который «не обладает компетенциями и полномочиями проверять сообщения о преступлениях. Секретарь ЦИК России Майя Гришина не предприняла никаких действий, чтобы направить заявление в орган или должностному лицу, в компетенцию которого входит решение поставленных вопросов».

Не место для дискуссий 

Тверской районный суд Москвы принял иск с претензиями активиста, но первое заседание 24 апреля ответчики просто проигнорировали, через полмесяца в суд пришли только представители ЦИК.

Истцы хотели указать на нарушение положений Европейской конвенции, имеющей прямое действие в РФ, но судья систематически останавливала эти попытки, рассказал Антон Окулов:

«Она делала это не просто так. Суть в том, что отсутствие ссылок на Конвенцию в первой инстанции позволяет признать жалобу в ЕСПЧ неприемлемой в последующем. Однако представители ЦИК РФ посчитали должным ответить на каждый довод по статьям Европейской конвенции, что из аудиопротокола уже не исключить. Теперь нам очень любопытно, как секретарь изложит наши доводы в протоколе заседания, и каким образом суд будет их опровергать в мотивировочной части».

В своем возражении Азат Габдульвалеев написал: 

«Заключительным звеном цепи всех событий является факт отсутствия на данный момент адекватного ответа на мое заявление о преступлениях. Никто так и не сказал мне, прав я был или заблуждался. Такое положение никак нельзя признать нормальным и законным».

Суд над отписками

Удовлетворить иск суд отказался. Формальные мотивы решения пока неизвестны. Однако истец готов идти дальше. 

«В фойе Тверского районного суда Москвы есть надпись: „Истина не боится ничего, кроме сокрытия“. Будем верить, что российскому правосудию не нужно ничего скрывать», — сказал после суда адвокат Антон Окулов.

Он признается, что перспектива обжалования по имеющейся судебной практике крайне низка. Причина, очевидно, в политической ангажированности спора. Но перспективы обжалования по процессуальным нарушениям гораздо выше.

«Многие граждане нашей страны вынуждены мириться с практикой искажения правоохранительными и следственными органами законодательства о порядке рассмотрения обращений. Это общегражданский казус, который требует взвешенной позиции судебной коллегии по административным делам Верховного Суда РФ. Может ли следователь без проверки по заявлению о преступлении признавать его обращением общего характера и перенаправлять в административные органы? Вот вопрос, который поднят для рассмотрения судом моим доверителем. И мы будем добиваться на него ответа», — говорит Окулов.

«Голос» неоднократно сталкивался с нежеланием правоохранителей изучать по видеозаписям фальсификации в ходе выборов и формальным подходом надзорных органов. Эта ситуация требует корректировки. Такую миссию взяли на себя активисты, и им нужна ваша поддержка.