Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Приготовление чистых выборов

Блог | Инна Карезина
Председатель регионального отделения движения «Голос» в Московской области

30 июня в подмосковном Серпухове состоялись выборы Совета депутатов городского округа. Необходимость выборов продиктована преобразованием Серпуховского района в городской округ. Это происходит в рамках реформы, которая проходит в Московской области с 2014 года. 

Критики реформы утверждают, что она направлена на борьбу с местным самоуправлением. Глава Серпуховского района Александр Шестун пытался оказать сопротивление этой тенденции, но генерал ФСБ Иван Ткачев пригрозил, что его, Шестуна, в итоге «переедут катком и всё». На момент проведения выборов Александр Шестун находился в СИЗО уже около года. Незадолго до дня голосования суд постановил продлить его арест.

В этих условиях была поставлена задача провести чистые выборы, в результате которых никто не смог бы усомниться. Как это делается? Ниже — пошаговый рецепт. Я называю это именно рецептом, потому что именно по такому рецепту, с незначительными местными нюансами, строгаются ныне муниципальные выборы в Московской области.

ШАГ 1. Удалите (плодоножки) всех возможных конкурентов

Чтобы не пришлось делать вбросы и переписывать протоколы, сделайте так, чтобы избирателю было не из кого выбирать. Конкуренцию кандидатам от Единой России на выборах могли составить три кандидата от КПРФ — Владимир Туреев, Андрей Черепенников и Сергей Железняков. Их сняли по суду, причем на весьма скандальном основании — признав нелегитимной партийную конференцию, выдвинувшую на выборы 29 кандидатов в 30 одномандатных округов.

В результате создалась ситуация, при которой все кандидаты от КПРФ подлежали снятию, но этого не произошло. Сняли только тех, кто мог составить реальную конкуренцию кандидатам от партии власти. 

Весьма сомнительна здесь роль Территориальной избирательной комиссии г. Серпухов, зарегистрировавшей кандидатов, выдвинутых с серьезными нарушениями. В суде председатель комиссии Виктория Жарикова признала, что совершила ошибку, зарегистрировав кандидатов от КПРФ. За такую «ошибку» поплатилась партия и кандидаты, поплатились избиратели, которых оставили без выбора, не поплатилась только комиссия.

Юристы настаивают, что комиссия повела себя правильно: не следует быть «убийцей конкуренции», не допуская кандидатов до выборов. Однако у партии был запас времени, чтобы провести новую конференцию и выдвинуть кандидатов в строгом соответствии с процедурными требованиями, если бы только комиссия отказалась регистрировать кандидатов.

В отношении же самовыдвиженцев комиссия не стала отказываться от роли «убийцы»: из 26 непартийных кандидатов до бюллетеня добрались только трое.

Еще пятерых кандидатов от КПРФ вынудили сняться с выборов путем давления со стороны начальства и даже через близких.

ШАГ 2. «Договорняк»

Так называется ситуация, когда задолго до дня голосования «оппозиционные» партии согласуют с администрацией, какой их кандидат получит депутатский мандат. Грязное, очень грязное дело, и очень жаль, что такие договоренности стали неотъемлемой чертой подмосковных выборов! 

Как наблюдатели об этом узнают? Разными методами. Например, просмотр АПМ (агитационно-печатные материалы). Изучение заявленной в ТИК агитки дает много информации о кандидатах, но я и не думала, что это даст сведения об исходе выборов в определенных округах! Тем не менее, уже 16 июня, просмотрев АПМ кандидатов, я узнала, кто станет депутатом от партий ЛДПР и КПРФ. Судите сами.



А вот этот член партии ЛДПР не победил в своем округе, даром что глава городского отделения.

Таким же образом я узнала о предстоящей победе кандидата от КПРФ Владимира Загоруйко, но фото, к сожалению, не сохранилось.

О договоренностях свидетельствует не только внешняя эстетика листовок. Каждый вид АПМ сопровождается заявкой с описанием данного вида продукции. Заявка составляется на бланке, у каждого штаба бланк свой. Так что легко отличить, где бланк, используемый штабом КПРФ, а где — бланк штаба «Единой России». Так вот, заявки кандидатов Кузнецова и Загоруйко были написаны на бланке «Единой России», и той же рукой, что заполняла 30 бланков кандидатов от ЕР. Они подавались одной пачкой, и так, одной пачкой, и были обнаружены мной среди сведений об АПМ. Сфотографировать заявки я не могла, т. к. они содержат персональные данные.

ШАГ 3. «Сушка явки»

Эту технологию подмосковные комиссии освоили уже почти идеально. Она характерна именно для муниципальных выборов. Понимая, насколько непопулярна среди избирателей партия власти, комиссия делает все, чтобы независимый избиратель о выборах просто не знал: пусть уезжают на дачу или на рыбалку. В это же время объявляется всеобщая мобилизация так называемого «зависимого электората», о чем подробнее будет в следующем шаге. 

Сталкиваясь с задачей «сушки явки», ТИК оказывается в слабой позиции: ведь закон прямо обязывает организующую комиссию информировать избирателей о предстоящих выборах. О том, что явка сушится, наблюдателям сообщают пустые стенды, на которых должны быть размещены объявления о выборах и информация об адресе участка. 

Когда комиссия хочет, чтобы избиратель пришел на выборы (как например в 2018 году на президентских выборах), гражданин увидит соответствующее объявление на стенде у подъезда, и на стенде внутри подъезда, и на остановке, и на заборе, и в ручке собственной двери, и еще к нему придут персонально и позвонят в дверь. 

Если же выборы муниципальные и, следовательно, избиратель на участке не нужен, есть много способов оповестить его так, чтобы он об этом никогда не узнал: на 4-й странице 16-полосной муниципальной газеты; или на сайте Территориальной избирательной комиссии, о существовании которого избиратель не догадывается; или по местному телевидению — в то время, когда по одному из центральных каналов идет трансляция футбольного матча... В общем, способов множество.

Вот почему лично я начинаю наблюдение на выборах с обхода стендов. 13 июня, примерно за две недели до дня голосования, стенды выглядели так:



На мой вопрос об оповещении председатель ТИК Виктория Жарикова ответила нервно: «Мы оповестили через сайт и по местному телевидению. А как еще?». Если бы не было 2018 года, я бы поверила, что не знает человек, не умеет...

ШАГ 4. Мобилизация зависимого электората

Сама по себе «сушка явки» ничего не дает. В условиях, когда «не интересующиеся политикой» граждане разъехались по дачам, необходимо мобилизовать всех, кем можно манипулировать. Это — бюджетники; престарелые люди и инвалиды, находящиеся на соцобеспечении; родители школьников, а также школьные учителя. Вот здесь комиссия в безопасности, ведь организовывает это не она, а начальство на местах. 

Так что на выборы придут лишь те, кому строго-настрого приказано голосовать «как надо». Напрасно наивные правозащитники рассказывают, что тайна голосования нерушима. Бюджетникам внушают: «Если будет не тот результат по нашей школе — у нас снимут директора»; «Если наш цех проголосует не так — мы не получим заказ». И ведь в большинстве случаев это не блеф. Нечистые на руку люди контролируют в стране всё: и назначение директоров, и получение заказов.

Однако то, что знают многие, очень трудно удержать в тайне. Этот метод зачастую дает сбой в виде сливов информации в публичное пространство. Так произошло и в Серпухове, когда возмущенные родители школьников воспользовались благами цифрового века. В результате на «Карте нарушений» появилось сообщение о таких призывах в школьном чате:


Признаки мобилизации просачивались и при наблюдении за досрочным голосованием. Хвала Избиркому Московской области, количество досрочно проголосовавших в городах Подмосковья уже давно не переваливает за 1%. Однако есть и плохие новости: по многим признакам можно установить, что практически все «досрочники» — это часть мобилизационной программы. То есть все тот же зависимый электорат, принужденный голосовать под давлением и контролем. Между тем, закон явно подчеркивает, что никто не может принуждать граждан к участию или неучастию в голосовании.

Контингент «досрочников» в ТИК Серпухова делился на две основные группы: члены избирательных комиссий и отпускники. Что касается членов избирательных комиссий, то, казалось бы, это люди, вовлеченные в процесс подготовки выборов, неудивительно, что они приходят голосовать. Но не все так просто. Ведь, как уже было сказано, граждане могут голосовать только добровольно. Или не голосовать. Однако в нашем распоряжении оказалась вот такая запись:

—  Здравствуйте. Наш участок должен завтра проголосовать досрочно в администрации, запоминай: кабинет 126. 

— А зачем такая срочность?

— Это даже прям не знаю, обязаловка. В общем, 30 минут на наш участок отводится: с 10:30...

— А где такое указание? Кто давал такое указание?

— Это директору позвонили, по электронной почте пришло...

То есть ТИК не удержалась и приняла-таки деятельное участие в этом шабаше принуждения сколь-нибудь зависимых от нее людей! На записи четко звучит слово «обязаловка»; не может быть никакой обязаловки в отношении участия/неучастия в голосовании!

Очередь на досрочное голосование в ТИК Серпухова

Что касается отпускников, то откуда людям, собравшим чемоданы и пристроившим кошку родне, узнать перед выездом, где им голосовать? Комиссия с энтузиазмом объяснила, что все на том же сайте ТИК. Вот только не знает счастливый отпускник даже слова такого — ТИК. Самые наивные из досрочников «палили контору» неоднократно, простодушно заявляя, что их прислало голосовать начальство, а одна дама даже попросила справку для начальника о том, что она выполнила его задание. Все это было бы смешно, если бы за такими сюжетиками не стоял тотальный контроль партии власти над волеизъявлением граждан — совсем несмешная ситуация!

ШАГ 5. Устранение от работы в УИК членов с решающим голосом

Трудно установить: то ли производили над списками тайные колдовские действа, то ли просто считали «решателей» от КПРФ чужими и ненужными, а то ли исключительно ради заработка — вот только зачастую членов комиссий от КПРФ не извещали о начале работы комиссии и не распределяли им дежурства.

ШАГ 6. Бюрократические препоны «совещателю» ТИК

Непревзойденным мастером этого шага является работник аппарата ИКМО Александр Попков. Когда-то он сам был председателем ТИК в Королеве, теперь обучает других председателей на вверенной его кураторству территории. Комиссию, которую консультирует Попков, узнать легко. Когда вы подаете запрос на тот или иной документ, они сообщают, что рассмотрят его в течение дней так десяти. Ну, или пяти. Важно, что не сразу, не на месте. Через определенное по собственному усмотрению председателя комиссии количество дней вы получите ответ, что вас не поняли: какой именно документ вы имеете в виду? Назовите конкретно, мы его обязательно выдадим. Наивные, нехитрые хитрости.

Конкретный пример — моя попытка понять, какие усилия предприняты комиссией для оповещения избирателей о выборах. 13 июня подаю запрос о предоставлении мне «всех решений комиссии, касающихся информирования населения о выборах...». Прошу также предоставить копии договоров со СМИ о размещении информации. 17 июня получаю очередной шедевр бюрократического творчества.

Сначала (зеленый маркер) меня пытаются уверить, что если размещение бесплатно, то это никак не оформляется. И вообще, комиссия действует не на основании коллегиально принятого решения, а так, по произволу произвольного члена, видимо. Ну и выделенное желтым маркером — прекрасно, хотя и устарело слегка.

Раньше, признаюсь, я велась на такие манипуляции, кидалась изучать нормы закона, формулировать запрос конкретнее. Не повторяйте моих ошибок. Формулируем запрос наиболее общо: «Все документы комиссии, касающиеся...», а при получении таких отписок делаем вывод, что никаких документов нет, работа по оповещению не ведется; можно придавать широкой огласке, в частности, размещать на «Карте нарушений». Если после этого выяснится вдруг, что документы есть — жалоба о непредоставлении и на препятствование работе члена комиссии бюрократическими методами.

Итак, комиссия не потрудилась, в нарушение нормы закона, извещать избирателей о выборах.

ШАГ 7. «Карусель»

Ну, про это все знают. Поймать «карусель» без видеонаблюдения крайне сложно, но следы ее выдают. Вот данные по явке с участков. Про УИК 4079 комиссии было известно, что там стоит наш «совещатель», член комиссии с совещательным голосом, поэтому туда «карусель» не совалась.

А нам было известно, что там баллотируется крайне непопулярная Яна Киблицки, депутат от «Единой России», оскандалившаяся с связи с полигоном «Лесная». Ее дурная слава лишала ее всякой надежды на поддержку населения, и мы понимали, что этот кандидат просто вынужден будет «химичить», и без «карусели» ей не обойтись. В итоге Яна Киблицки набрала 466 голосов при результате второго места — 94 голоса. 

Согласитесь, когда вы видите гигантскую ярко-красную клубнику, вы понимаете, что на вкус она будет ватной? Вот так же и с этими искусственными победами: такие невероятные отрывы от второго места говорят не о популярности кандидата, а напротив, красноречиво свидетельствуют об отсутствии политической конкуренции и использовании технологий, раздувающих результат.

ШАГ 8. «Надомники»

Это люди, голосующие вне помещения для голосования — в основном бабушки, дедушки и инвалиды, к которым ходит соцработник. Вот этот соцработник и является обычно рекрутером данной части электората. Строго говоря, это частный случай шага 4, ибо, конечно, они зависимы и манипулируемы. 

До недавнего времени наблюдателям удавалось успешно бороться с таким голосованием, пользуясь многочисленными нарушениями при составлении комиссией реестра заявок. Выборы в Серпухове показали, что ИКМО смогла преодолеть эту проблему. Аплодирую стоя. Объезжая УИКи в день голосования, я своими глазами видела идеально оформленные реестры. 

Вот только это никак не означает, что на «надомном» голосовании покончено с нарушениями. Это значит, что у нас отняли быстрый и удобный инструмент. Теперь борьба с нарушениями на «надомном» голосовании будет в разы сложнее. Призываю всех наблюдателей настраиваться на это, а тренеров — корректировать свои инструкции.

Все же на одном участке, 2890, и в этот раз был обнаружен реестр на 47 человек, составленный с такими нарушениями, что его никак нельзя было оставить. 4 бюллетеня, успевшие оказаться в переносном ящике, были признаны недействительными, а сам реестр упразднен.

Итог

После того, как аккуратно выполнены означенные шаги, наступает он — чистый-лучистый день голосования. Наблюдателей не удаляют из помещения для голосования, позволяют вести фото- и видеосъемку, показывают реестры и, страшно сказать, списки избирателей. 

На муниципальных выборах в Московской области вы больше не встретите ни вбросов, ни ночного фальсификата, ни нарушений прав «совещателей». Можно сказать, что с «чуровщиной» покончено, однако покончено ли с нарушениями? Баснословные результаты кандидатов от «Единой России» говорят об обратном. Нарушения стали изощренней, и надеюсь, что убедила многих читателей в том, что необходимо смещать фокус внимания на долгосрочное наблюдение. Получайте соответствующие статусы, планируйте время наблюдения иначе, в общем, поспевайте за ситуацией, дорогие коллеги!

Мда, вот только комиссии по-прежнему не всегда способны грамотно составить протокол, а уж правильное заверение копии кажется какой-то заколдованной задачей! Наблюдатели отказываются верить, что это так сложно — заверить копию! Правда, легче предположить, что людей намеренно держат в неведении касательно этого вопроса на случай ночного фальсификата, чтобы невозможно было оспорить такую копию в суде. Ведь научились же грамотно составлять реестры? Ну, а грамотно заверять копии, видимо, не нужно. На всякий случай... Если придется тряхнуть чуровской стариной...

И напоследок — из курьезного: цифры и решение. Андрей Волков — от «Единой России», Михаил Зыков — от КПРФ.



Читайте также:

donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.