Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Новость31 августа 2015, 09:25

Центральная избирательная комиссия во второй раз молниеносно отреагировала на выявленные нами ошибки и замечания (первый и второй разбор) к тестам в ее учебно-методическом комплексе: хотя к паре вопросов и остались методические претензии, но явных ошибок в тесте для членов избирательных комиссий с правом совещательного голоса больше нет.

К сожалению, самостоятельно разобраться в другом тесте — для наблюдателей — комиссия не смогла, хотя, наконец, исправила в нем огрехи кодирования, из-за которых в нем нельзя было получить отличную оценку при любых ответах. Содержательно же тест остался в том же состоянии, в котором был изначально, с большим числом досадных ошибок и неточностей, что является очередной демонстрацией некомпетентности и разгильдяйства.

После предыдущих критических заметок тесты на всякий случай снабдили стыдливым грифом «Проект», которого раньше не было. К сожалению, этот гриф малозаметен даже для внимательного читателя.

В заключение было бы правильно подвести какой-то итог, но нет слов, чтобы описать те чувства, которые испытываешь после такого разбора. Сотрудники ЦИКа, в отличие от участковых комиссий (и наблюдателей тоже), работают без стрессов в достаточно комфортных условиях. А результат — вот такой: обученные на материалах подобного качества участники наблюдения будут спорить и конфликтовать с членами участковых комиссий (тоже обученными на материалах ЦИК, но других, с другими ошибками).

Пройдемся по этим ошибкам подробно

Вопрос 5. «Обязан ли субъект, направивший на избирательный участок, участок референдума наблюдателя, уведомить об этом участковую комиссию».

В качестве ответа предлагается: «Нет, не обязан». Составители теста невнимательно прочитали закон, где написано, что не требуется ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ уведомление. Без слова «предварительное» получается полная несуразица, ведь направление наблюдателя является документом, которым кандидат или партия уведомляют комиссию о назначении наблюдателя.


 

Вопрос 6. «Должно ли направление, выданное наблюдателю, заверяться печатью избирательного объединения».

Ответ «нет, это не требуется», который предлагается считать правильным, не соответствует закону, где говорится, что печать не требуется лишь на направлении, которое выдается кандидатом (но не партией).


 

Вопрос 17. «Как опечатывается стационарный ящик для голосования в день голосования».

Ответ «Печатью участковой комиссии» не полон, поскольку сейчас все шире распространяется пломбировка ящиков одноразовыми пломбами. А неполнота ответа в таком вопросе — это источник потенциального конфликта участковой комиссии даже с теми одомашненными наблюдателями, вырастить которых мечтает ЦИК.


 

Вопрос 22. «О каких сведениях информирует председатель участковой комиссии присутствующих в помещении для голосования избирательного участка перед началом голосования».

Правильным ответом считается «О количестве избирателей, внесенных в список избирателей, количестве избирателей, которым были выданы избирательные бюллетени, бюллетени для голосования на референдуме для проведения досрочного голосования, количестве полученных избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме в случае использования специальных знаков (марок) для избирательных бюллетеней, бюллетеней для голосования на референдуме об их применении, о наличии заявлений с просьбой о проведении голосования вне помещения для голосования, о решении главы местной администрации об образовании избирательного участка, участка референдума, его границах, о решении территориальной комиссии о формировании участковой комиссии, а также если в помещении для голосования установлены веб-камеры – о том, что в помещении для голосования ведется видеонаблюдение». Конечно, для наблюдателя такая подробная информация чрезвычайно полезна. Если бы так происходило на практике, то это было бы замечательно. Но, к сожалению, нам не удалось найти ни в законе, ни во всех известных нам решениях ЦИК (включая даже рекомендательные) требований к объявлению информации в таком объеме. Поэтому, увы, но этот ответ, видимо, необходимо сильно сократить.


 

Вопрос 23. «В случае проведения на избирательном участке досрочного голосования отдельных групп избирателей председатель участковой избирательной комиссии перед началом голосования в день голосования...» с правильным, по мнению составителя, ответом «вскрывает конверт с бюллетенями избирателей, проголосовавших досрочно...».

Здесь явное недоразумение. В ответах идет речь о конвертах, в которые запечатаны бюллетени, и к голосованию отдельных ГРУПП избирателей это отношения не имеет: отдельные группы избирателей в отдаленных и труднодоступных местностях голосуют, опуская бюллетени без всяких конвертов в переносные ящики.


 

Вопрос 34. «Что должен делать наблюдатель, если досрочное голосование проводится менее четырех часов в день».

Правильным ответом считается потребовать соблюдения закона от комиссии, а при продолжении нарушений — обратиться в вышестоящую комиссию или в суд. Однако сам Центризбирком отстаивал (и успешно отстоял) практическую невозможность обращения наблюдателя в суд в подобных ситуациях.


 

Вопрос 48. «Вправе ли участковая комиссия рассмотреть поступившую в комиссию жалобу наблюдателя, касающуюся нарушений при подсчете голосов избирателей, после подписания протокола об итогах голосования».

Этот вопрос — отличная демонстрация того, во что превращаются благие намерения при плохой реализации. Вместо того, чтобы научить тому, что нельзя подписывать протокол, пока не рассмотрены уже имеющиеся жалобы, формулировка предлагает комиссии отказывать в рассмотрении жалоб, которые наблюдатель дописал и подал после подписания протокола. Понятно, что технически рассмотреть их не всегда возможно, особенно если подсчет затянулся. Но все-таки формулировка должна быть корректной.


 

Вопрос 50. «Каковы действия наблюдателя, если после подписания протокола об итогах голосования председатель участковой комиссии или лица, его замещающие, не выдали по требованию наблюдателя копию протокола об итогах голосования».

Правильным признается ответ: «Обратиться с жалобой в участковую комиссию на действия должностного лица комиссии и потребовать ее коллегиального рассмотрения либо обжаловать отказ в выдаче копии протокола об итогах голосования в территориальную комиссию или в суд». Напоминаем, что выше, в 48 вопросе, формулировка прямо запрещала комиссии рассматривать жалобы после подписания протокола. Про возможность обжалования такого отказа в суд мы выше писали в связи с вопросом 34, шансов на рассмотрение в суде в данном случае чуть больше, но все равно крайне мало. А вот почему составитель теста считает неправильным обращение в правоохранительные органы — загадка, ведь в действиях председателя участковой комиссии усматриваются признаки правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 5.6 КоАП.

 

Отметим, что мы пока разобрали небольшую часть «Учебно-методического комплекса». И нет никаких рациональных оснований предполагать, что качество подготовки других материалов этого раздела окажется выше. Учебно-методический электронный комплекс ЦИК расположен по адресу: http://www.cikrf.ru/umk/index.html

Соблюдайте осторожность при использовании этих материалов!

Благодарим Михаила Каленкова за рецензирование тестов и Евгения Федина за анализ кода тестов.